Три боевых вылета младшего лейтенанта Пудова

11 июля 2022

Андрей Латкин

3

1006

Три боевых вылета младшего лейтенанта Пудова
Фрагмент диарамы посвященной потоплению миноносца Т-18

Когда открываешь аварийный акт о потере самолета А-20 51-го МТАП, первое, что бросается в глаза, — количество боевых вылетов у пилота. Их было всего три. Казалось бы, что можно совершить всего за три боевых вылета? Однако младший лейтенант С.П. Пудов доказал: очень многое...

Еще вечером 16 сентября 1944 года командующий ВВС КБФ приказал командиру 51-го минно-торпедного авиационного полка (далее 51-й МТАП) 8-й минно-торпедной Гатчинской Краснознаменной авиационной дивизии (далее 8-я МТАД) выделить к 6 ч

утра два торпедоносца и два топмачтовика на поиски и уничтожение кораблей противника в Финском заливе и в Балтийском море.

Выполняя приказ, командир 51-го МТАП майор Ф.А. Ситяков приказал подготовить к боевым вылетам один торпедоносец из состава 2-й эскадрильи и три самолета (один торпедоносец и два топмачтовика) из состава 3-й эскадрильи, а в 5 ч 17 сентября собравшимся на КП полка экипажам этих четырех самолетов он разъяснил поставленную задачу и указал маршруты боевых вылетов.

На боевое задание должны были вылететь две группы А-20-ДО (по одному торпедоносцу и топмачтовику в каждой). Первая состояла из торпедоносца младшего лейтенанта М.В. Борисова, пилотировавшего «Бостон» с бортовым номером № 27, и топмачтовика младшего лейтенанта С.П. Пудова, его «Бостон» нес номер № 25.


Пилот 51 МТАП младший лейтенант С.П.Пудов.

В 6 ч 20 мин эти самолеты стартовали с аэродрома Клопицы. Шли они на низкой высоте, 30 м, с целью избежать обнаружения радиолокаторами и наземными постами наблюдения. Самолеты прошли в районе о. Гогланд, потом Хельсинки и Порккала-Удд. Целей все не было, но в 8 ч 05 мин в точке Ш=59°20' Д=22°40' экипажи, по их донесению, обнаружили три тральщика...

Однако они ошиблись - это были миноносцы.

Корабли третьей флотилии миноносцев Т-8, -12, -13, -18, -20, под командованием  командира флотилии корветтен-капитана Ферлора,  вышли утром 16 сентября 1944 года из Палдиски для поиска  немецких и  финских судов. Они смогли частично выполнить задание, встретив  в 12 ч у плавучего маяка Флоетъян   два парохода («Balkan» и «Inge Christophersen») для сопровождения которых  до места назначения (Пиллау) , по приказу командира флотилии,  от отряда отделились Т-8 и Т-12.

Остальные же три миноносца продолжили поиски финских судов, но ни одного из них не встретили, что, вероятно, связывалось с тем, что финны вышли из союза с Германией. В 21 ч 15 мин от 9-й дивизии охранения Ферлор получил приказ идти в Либаву.

В два часа ночи 17 сентября у Т-18 из-за сильного волнения сломалось крепление цепи правого якоря, и он ушел в воду на 80 м. Миноносцы остановились, поскольку Т-18 долго выбирал якорь. Одновременно Ферлор запросил разрешения идти в Таллин, поскольку он находился ближе Либавы. Не последнюю роль в этом решении сыграли удар ВВС КБФ 16 сентября 1944 года по Либаве и, как следствие, предположение германского командования, что в районе этого порта могли быть сброшены мины.


Германский миноносец Т-18

Когда Т-18 наконец около 4 часов выбрал якорь, миноносцы снова дали ход и направились в Таллин. Кто знает, не случись проблемы с якорем, этот корабль, возможно бы и уцелел, но, как говорится, история сослагательного наклонения не имеет.

После того как миноносцы дали ход, корветтен-капитан Ферлор, находившийся на борту Т-18, предложил его командиру обер-лейтенанту цур зее Хельмуту Майер-Абиху принять на себя командование кораблем, чтобы последний мог пойти в ходовую рубку и немного поспать.

А когда по его приказу корабль в 07 ч 55 мин остановил машины, чтобы взять на борт эстонских беженцев с катера, Ферлор, по существу, решил судьбу Т-18. Два других миноносца, Т-13 и Т-20, сохранили небольшой ход, а Т-18 стоял без хода для принятия на борт беженцев.

По германским документам, немцы закрепили лини на стоящем у борта эстонском катере, чтобы досмотровая команда могла на него перебраться. Как и положено при таких событиях, экипаж корабля с интересом смотрел за тем, как крепились лини, а не за обстановкой вокруг.

В 8 ч командир Т-18 Х. Майер-Абих проснулся от тишины, поскольку корабельные машины не работали, вышел на мостик и осмотрел горизонт. Интуиция его не подвела: впереди по правому борту он обнаружил на расстоянии 10000 м два самолета и тут же объявил боевую тревогу, приказав немедленно отчалить от катера и дать обеими машинами полный ход.

Из KTB миноносца T-18: 

«Его крик (командира корабля. — А.Л.):"Воздушная тревога" был сначала воспринят абордажной партией с недоверием, так что он тут же приказа рубить концы. Зазвучала сирена, так что все до единого поспешили на свои посты. Без оглядки на катер машины корабля дали полный вперед».

Все три миноносца тем временем дали полный ход, и, по описаниям из немецких документов, оба замеченных «Бостона» пошли в атаку на стоявший левее всех миноносец Т-20. Последний открыл огонь из зенитных орудий с 6000 м и заставил один самолет отвернуть. Фактически, младший лейтенант М.В. Борисов отвернул потому, что (как это было сказано выше) он принял атакованный им неприятельский корабль за тральщик, а у него была подвешена торпеда, установленная на большую глубину хода, а потому прошла бы под килем корабля такого класса (тральщика).

Младший лейтенант С.П. Пудов поначалу, скорее всего, хотел атаковать Т-20, но заметил, что Т-18 находится в более удобном положении. Заметим, что после войны командир этого миноносца написал, будто второй самолет сразу нацелился на его корабль. Как бы то ни было, выбор С.П.Пудова оказался верным: Т-18 хоть и двигался, но еще не набрал достаточной скорости, чтобы мог реагировать на перекладку руля, а потому и маневрировать толком не имел возможности.

Командир Т-18 планировал открыть огонь по атакующему его самолету с 5000 м, рассчитывая с помощью внезапного массированного огня из всех стволов застать пилота врасплох и принудить отказаться от атаки. Такое упражнение он отрабатывал с расчетами зенитных орудий неоднократно.

Это и было сделано. Когда «Бостон» С.П. Пудова подошел на 5000 м, Х. Майер-Абих отдал приказ об открытии огня. Но вмешалось непредвиденное. Моряка, который отвечал за передачу сигналов комендорам зенитных орудий, лишь недавно назначили на корабль, и его, скорее всего, плохо обучили. Когда прозвучал приказ «Открыть огонь!», он не смог его передать с мостика. Для этого всего-то следовало перевести вниз три рычага и подать звуковой сигнал к орудиям.

Из KTB миноносца Т-18:

«Эта затянувшаяся на несколько секунд тишина казалась артиллеристам жуткой перед лицом стремительно приближающейся к ним машины, пока полный отчаяния крик командира, вопрошающий, почему до сих пор не стреляют, не вывел их из оцепенения и они не начали стрелять».

С бака корабля открыл огонь 40-мм автомат «Bofors», но он почти сразу вышел из строя, а вот 37-мм автомат, по данным немцев, стрелял хорошо. И это не пустые слова неприятеля — на машине С.П. Пудова при возвращении обнаружились пробоины от зенитных снарядов в крыльях и был пробит астролюк.

Что произошло дальше, коротко записано в донесении младшего лейтенанта С.П. Пудова: «Наблюдал прямое попадание 2 ФАБ-250, большой взрыв, ТЩ быстро затонул». По советским данным, это произошло в 8 ч 05 мин, по германским — на три минуты позже.


Рапорт младшего лейтенанта С.П.Пудова о потоплении Т-18. Источник -Архив ВМФ в Гатчине

По воспоминаниям немецких моряков, несмотря на зенитный огонь, «Бостон» упрямо держал свой курс и примерно с 200 м выпустил две тяжелые бомбы с ракетным движителем, которые в 8 ч 08 мин попали прямо в корабль, вызвав на нем короткое сотрясение. Так как в последующие 30–40 сек ничего не последовало, командир Т-18 Х. Майер-Абих уже надеялся, что бомбы просто пробили его корабль насквозь, — и тут последовал внезапный взрыв. Отсеки K-1 и K-2 (котельные отделения. — А.Л.) разлетелись на куски, 37-мм установка и части дымовой трубы полетели за борт. Корабль разломился посередине и начал тонуть.


Фрагмент схемы атаки из рапорт младшего лейтенанта С.П.Пудова о потоплении Т-18. Оборотная сторона. Источник -Архив ВМФ в Гатчине

Интересно, что командир миноносца Т-20 в своем донесении тоже предположил, что по Т-18 применили «ракето-бомбы», которые устремлялись прямиком в корабль и взрывались в корпусе корабля со значительной задержкой.

Из донесения младшего лейтенанта С.П. Пудова: «Результат атаки зафотографирован. Потопление ТЩ подтверждает ведущий младший лейтенант Борисов». Получив подтверждение успешности атаки, «Бостоны» расстались, младший лейтенант С.П. Пудов вернулся на аэродром Клопицы в 09 ч 34 мин, а его ведущий, произведя поиск противника и не обнаружив целей, достойных атаки торпедой, произвел посадку ровно в 10 ч.


Фотоконтроль атаки мл. лейтенанта Пудова 17 сентября 1944 г.

Тем временем, поняв, что бороться за живучесть корабля бессмысленно, командир Т-18 «с тяжелым сердцем» отдал приказ покинуть миноносец.

Из КТВ германской 3-й флотилии миноносцев:

07 ч 15 мин (по берлинскому времени). Носовая и кормовая части T-18 затонули в точке 59°23’ с.ш. и 23°50’ в.д. под троекратное «Ура!» плававших в воде членов экипажа.

...08 ч 50 мин. Было спасено: командир флотилии, командир корабля, адъютант, I. вахтенный офицер , II. вахтенный офицер, главный инженер, фенрих цур зее Опперманн, 26 унтер-офицеров и 66 матросов — всего 99 человек из примерно130 членов экипажа (Авт. – из спасенных моряков двое скончались). Погибшие моряки в основном были из котельных отделений и расчетов 37-мм автоматов.


Схема атаки миноносца Т-18 из KTB 3 флотилии миноносцев

В 8 ч 25 мин неприятеля потревожила пара «Бостонов», которая заставила их прекратить спасательные работы, однако они пролетели мимо. Скорее всего, это была вторая пара 51-го МТАП, которая вылетела на поиск немецких кораблей в 6 ч 30 мин, и, вероятно, они тоже приняли германские миноносцы за тральщики и поэтому не атаковали.

В 09 ч 50 мин Т-13 и Т-20 закончили спасательные работы и пошли в Таллин. Командира флотилии, своим приказом на досмотр эстонского катера погубившего корабль и 30 членов экипажа, доставили на Т-20.

В 12 ч 50 мин оба миноносца прибыли в Таллин, где в бассейне № 2 выгрузили на берег двух мертвых и пять раненых моряков с погибшего Т-18.

Гибелью миноносца Т-18 закончился первый боевой вылет младшего лейтенанта С.П. Пудова. Естественно, успехи окрыляют, и молодой летчик рвался бой.


Германский миноносец «Т 18», потопленный топмачтовиком мл. лейтенантом Пудовым 17 сентября 1944 г.

Через пять дней, 22 сентября 1944 года, немцы приступили к эвакуации Таллина, чье падение было неизбежным под натиском советских войск, освобождавших Эстонию. Часть эвакуации проводилась морским путем и, естественно, попала в поле зрения самолетов-разведчиков 15-го отдельного разведывательного Краснознаменного авиационного полка (15-й ОРАП). На перехват конвоев противника вылетели самолеты 8-й МТАД.

В 6 ч 20 мин 22 сентября с аэродрома Клопицы стартовали четыре А-20-ДО 51-го МТАП. Пилотами А-20-ДО были: ведущий группы майор Ф.А. Ситяков с торпедой и трое ведомых — младшие лейтенанты М.В. Борисов с торпедой, С.П. Пудов и А.А. Богачев с бомбами.

Пройдя Порккала-Удд, они вышли к Палдиски и в 07 ч 49 мин обнаружили шесть транспортов, шедших в охранении 20 кораблей разных типов (СКР, СКА, БДБ) в точке 59° 33' Д=23°40'.

Самолеты 51-го МТАП разделились на пары и пошли в атаку. В 7 ч 49 мин майор Ф.А. Ситяков с торпедой и ведомый младший лейтенант С.П. Пудов с бомбами приняли решение атаковать один транспорт водоизмещением 10 000 т. Топмачтовик огнем пулеметов обеспечивал атаку, сбросил бомбы, потом атаковал торпедоносец. Наблюдался взрыв в кормовой части транспорта и пожар, после чего транспорт стал погружаться кормой в воду. Чем он был поражен — бомбами или торпедой, экипажами не установлено.

В 7 ч 50 мин вторая пара, младшие лейтенанты М.В. Борисов и А.А. Богачев, в точке Ш=59°33' Д=23°40' атаковали транспорт противника 7000 т.

По наблюдениям экипажей, в результате атаки торпедоносца М.В. Борисова экипажи наблюдали большой взрыв в носу, черный дым из носовой части, транспорт стал погружаться на нос. Дальше наблюдения не вели из-за сильного противодействия.


Фрагмент схемы атаки младшего лейтенанта С.П.Пудова утром 22 сентября 1944 года. Источник - Архив ВМФ в Гатчине

Зенитный огонь с германских кораблей оказался достаточно плотным, в результате чего А-20-ДО А.А. Богачева получил прямое попадание 37-мм снаряда в правый двигатель и с большим трудом сумел сесть в Клопицах вместе с остальной группой в 9 ч.

По имеющимся на текущий момент немецким данным, в ходе этой атаки получил тяжелые повреждения транспорт RO-22 (4370 брт), а другим пострадавшим стал транспорт «Ingrid Traber» (1883 брт). Как видим, и во втором вылете младший лейтенант С.П. Пудов добился успеха.


Фотоконтроль атаки младшего лейтенанта С.П.Пудова в утром 22 сентября 1944 года.Источник -Архив ВМФ в Гатчине

Через четыре часа успеха добилась группа из трех А-20-ДО 1-го Гвардейского минно-торпедного Краснознаменного авиационного полка (далее 1-й ГМТАП). Ведущий группы торпедоносец гвардии лейтенант Н.Ф. Васильев и двое его ведомых, топмачтовики гвардии младшие лейтенантыИ.А. Яскин и М.Д. Иванов, атаковав в 12 ч 05 мин неприятельский конвой, отправили ко дну транспорт «Moero» (5272 брт).

В 12 ч 45 мин в составе группы из пяти А-20-ДО на поиск и уничтожение транспортов противника в Финском заливе стартовал в свой последний вылет младший лейтенант С.П. Пудов. В составе группы три самолета (экипажи майора Ф.А. Ситякова, капитана К.А. Мещерина и младшего лейтенанта М.В. Борисова) несли торпеды, машины младших лейтенантов А.А. Богачева и С.П. Пудова — шли с бомбами.

В точке с координатами Ш=59°10' Д=21°40' группа обнаружила конвой. По данным противника, он состоял из торпедоловов Т-123, Т-196 и пароходов «Sumatra» (9280 брт), «Malgache» (6903 брт) и «Gotenland» (5266 брт).


Немецкий транспорт «Суматра», тяжело поврежденный топмачтовиком мл. лейтенантом Пудовым 22.9.1944

В 14 ч 19 мин комбинированным ударом двух торпедоносцев и двух топмачтовиков в точке Ш=59°10' Д=21°40' атаке подвергся концевой транспорт в 18.000 т, в результате чего экипажи наблюдали два больших взрыва с красным огнем и черным дымом между серединой и кормой транспорта. Спустя 4–5 минут транспорт затонул, оставив над водой только возвышающиеся верхушки мачт.

Однако из документов противника вытекало, что транспорт «Sumatra» не утонул, а только получил повреждения. Возникший на нем пожар тушили больше часа, однако в конце концов транспорт немцам удалось спасти.

Из КТВ торпедолова Т-123:

В 13.20 с правого борта по корме был замечен самолет. Была объявлена воздушная тревога, и примерно с 25 гм (2500 м) открыт огонь. Когда самолет находился примерно на траверзе Т-123, был замечен подлет еще трех самолетов с левого борта. Незадолго до того замеченный первым самолет сбросил торпеду, но безрезультатно. Сразу была объявлена смена целей на первый из тех 3 самолетов, подлетавших с левого борта. Самолет пролетел мимо кормы Т-123, проведя безрезультатный обстрел из бортового вооружения.

После этого огонь перенесли на следующий самолет. Этот самолет летел прямо на Т-123, ведя огонь из бортового вооружения. На дистанции примерно 300 м в правый его мотор угодила очередь 2-см снарядов, и он сразу загорелся. Он пролетел над носом Т-123. При его дальнейшем подлете к SUMATRA наблюдалось разрушение хвостового оперения.

 Самолету все же удалось сбросить две бомбы, из которых одна отскочила от борта SUMATRA и не нанесла урона, в то время как вторая взорвалась на борту SUMATRA. Недалеко позади SUMATRA самолет рухнул в воду.

 
Немецкая схема атаки германского конвоя 22.9.1944 группой самолетов 51-го мтап

Понять, кто добился успеха, несложно: единственным не вернувшимся из советских самолетов стал А-20-ДО С.П. Пудова. Из аварийного акта:

«При заходе на ТР противника, имея задачу обеспечить штурмовыми действиями выход в атаку торпедоносца и бомбометания топмачтовым способом, был сбит огнем ЗА кораблей охранения. Упал в воду. Самолет затонул. Экипаж погиб».


Судьбу пилота младшего лейтенанта Сергея Петровича Пудова разделил его штурман лейтенант Павел Михайлович Быстров и стрелок-радист старший краснофлотец Александр Григорьевич Крамарь.

Последний торпедоносец в группе, скорее всего, безрезультатно атаковал транспорт «Gotenland» (5266 брт), который впоследствии в октябре 1944 года тяжело повредили пикировщики 12-го Гвардейского пикировочно-бомбардировочного Таллинского авиационного полка в Либаве.

Итак, какие выводы можно сделать из боевого пути младшего лейтенанта С.П. Пудова? Да, этот пилот совершил всего три вылета, но при этом нанес серьезный урон противнику и своими действиями приблизил победу над нацистской Германией.

ИСТОЧНИКИ:

Документы филиала архива ЦА МО РФ (архив ВМФ). Ф. 165, 596, 988, 1486.
KTB der 3. Torpedoboots flottille. 16–30.09.1944, NARA. T-1022.
1., 2., 3. Torpedoboots flottille Chronik der Boote T-1-T21. 1939–1945. Band 1 (Graumann, Harnack, Teichmann) 1990, Gebundene Ausgabe, 1990. Graumann, Harnack, Teichmann.

Титульная фотография - Фрагмент диорамы посвященной потоплению миноносца Т-18

Статья в первые была опубликована в журнале "Гангут" №110 в 2019 году. 
На сайте канала "ТактикМедиа" размещена с согласия автора. (Ред. "ТМ")

Поделиться
Комментарии
Рыбьяков Рыбьяков
12.07.2022 09:54:24
07 ч 15 мин (по берлинскому времени). Носовая и кормовая части T-18 затонули в точке 59°23’ с.ш. и 23°50’ в.д. под троекратное «Ура!» плававших в воде членов экипажа.
Статья очень интересная. Только я не совсем понял чему так радовался экипаж потопленного миноносца? Или они отдавали таким образом честь погибшему кораблю?
Евгений Калинин > Рыбьяков Рыбьяков
12.07.2022 22:52:32
Скорее кораблю кричали, Ура.
Михаил Скородумов
17.07.2022 14:57:09
Спасибо.Очень интресно.  
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.