«Черная кошка» приносит успех (часть 2)

16 мая 2022

Юрий Рыбин

0

661

«Черная кошка» приносит успех (часть 2)

В конце июля в полк поступило 15 ЛаГГ-3 в основном 3-й производственной серии с бортовым вооружением, состоящим из одного 12,7-мм пулемета БС, стреляющего через редуктор воздушного винта, двух синхронизированных пулеметов БС и двух синхронизированных пулеметов ШКАС калибра 7,62 мм. В этой же партии было еще три ЛаГГ-3 4-й серии, отличавшиеся набором бортового вооружения, включавшее в себя: одну 20-мм мотор-пушку ШВАК, один синхронизированный пулемет БС и два синхронизированных пулемета ШКАС.

По своей мощи бортового огня эти две модификации практически были равные. Так, масса секундного залпа ЛаГГ-3 3-й серии составляла 2,42 кг, а 4-й серии – 2,38 кг. Да, и по своему суммарному весу эти «огневые батареи», размещенные под моторным капотом, были также почти одинаковы. Тем не менее, Леониду Гальченко больше приглянулся пушечный ЛаГГ-3 сер. № 312146.


Командир 609 ИАП майор Леонид Гальченко и моторист техник-сержант Иван Латыш позируют у истребителя ЛаГГ-3 с «белой кошкой». Февраль 1942г., аэродром Сегежа.

С большим нетерпением летчики ожидали сборки новых истребителей – поскорее хотелось их опробовать в воздухе и в бою. Но уже первые ознакомительные полеты принесли им разочарование и досаду. По сути, ЛаГГ-3 первых серий был еще «сырым» самолетом – после короткой программы испытаний в рекордно короткие сроки он был запущен в крупносерийное производство и имел массу конструкционных и заводских дефектов. По этой причине один самолет из этой партии в полку даже вернули обратно на завод.

Стоит также отметить, что практически на всех истребителях пулеметы ШКАС оказались не рабочими, после 50-100 одиночных выстрелов пулеметы заработали, но, при этом, потребовалась переделка гильзоотводов. Еще одним массовым заводским дефектом являлась неправильная установка трубки вентури, на которую практически не попадал поток воздуха.

В свою очередь, инженерно-технический состав полка оказался не готовым к эксплуатации моторов жидкостного охлаждения, так как до этого имел дело исключительно с моторами воздушного охлаждения. Не проходило ни дня без аварий или вынужденных посадок из-за отказа матчасти. Гальченко не исключение – во время одного их тренировочных вылетов на посадке сложились шасси и самолет упал на фюзеляж, погнув лопасти воздушного винта.

Положение начало выправляться, когда сменили полкового старшего инженера. Опытный военинженер 3-го ранга Павел Гольцев одним из первых отладил и привел в должное состояние самолет капитана Гальченко. Вскоре Леонид Акимович поменял свое негативное отношение к ЛаГГ-3 и в одном из первых своих вылетов на новом истребителе – 9 августа сбил двухмоторный бомбардировщик. Дело было так: ранним утром этого дня капитан Гальченко, барражирующий с другими летчиками над своим аэродромом, один из первых заметил двух вражеских бомбардировщиков и устремился за ними. После нескольких атак он сбил одного из них. Идентифицировал его, как бомбардировщик «Хейнкель-111», но по немецким данным в этот день с боевого задания не вернулся «Юнкерс-88».


Тот же истребитель ЛаГГ-3, но уже с «черной кошкой». Июнь 1942г., аэродром Африканда.

Примерно, в это время на киле его истребителя ЛаГГ-3 появилась нарисованная кошка. Сначала она была белая, но вскоре Гальченко перекрасил ее в черный цвет. В одном из своих воспоминаний он рассказал:

«На хвосте моего самолета всю войну прокрасовался силуэт черной кошки. У летчиков было принято иметь своеобразные отличительные знаки. У немцев были рыси, медведи, тигры… Зная об этом, я сначала скорее из озорства нарисовал черную кошку – пусть боятся, что я им перехожу дорогу. А потом привык к своей кошке и не расставался с ней уже до конца войны. Суеверным не стал, но в то, что черные кошки приносят счастье, поверил. Меня ни разу не сбили…».
На новом скоростном истребителе счет воздушных побед у капитана Гальченко начал быстро расти: в течение одного месяца североморский ас заявил о четырех сбитых. Без сомнения, число воздушных побед и дальше продолжало бы увеличиваться, да, вот только во второй половине сентября в районе Мурманска «война» в небе, по сути, закончилась – в преддверии полярной ночи противник отвел всю свою ударную авиацию и большую часть истребителей на южный фланг Карельского фронта, оставив здесь за Полярным кругом лишь одну эскадрилью истребителей Bf 109E.

Таким образом, капитану Гальченко и другим армейским летчикам 145-го ИАП в 1941 году довелось эффективно провоевать на новой матчасти с начала войны всего лишь чуть больше месяца, в то время как у их коллеги североморского летчика Бориса Сафонова в этом отношении было полтора месяца форы, что отразилось и на его большем числе воздушных побед.

Представление на звание Героя Советского Союза капитану Борису Сафонову, с его 11 воздушными победами, командующий СФ вице-адмирал Арсений Головко подписал 3 сентября, капитану Леониду Гальченко, имевшему более скромное число – 7 сбитых самолетов противника, командование Карельского фронта наградной лист оформило месяцем позже – 4 октября 1941г. А вот разница по времени появления указов о их награждении Золотой Звездой оказалось еще более существенной: 15 сентября 1941 года был опубликован Указ на звание Героя Советского Союза капитану Сафонову и только через восемь месяцев – 6 июня 1942 года майору Гальченко.

Тем временем, в составе ВВС Карельского фронта на самом южном его фланге в конце октября 1941 года была сформирована новая – 103-я смешенная авиадивизия под командованием полковника Ильи Удонина, в состав которой вошли авиаполки, ранее воевавшие на этом участке фронта. Одновременно, на базе ВВС 14-й армии был сформирован новый истребительный авиаполк – 609-й ИАП, во главе которого был назначен майор Гальченко. Здесь надо подчеркнуть, что в составе ВВС Карельского фронта этот новый авиаполк был сформирован после начала войны одним из первых. В него в основном вошли опытные летчики 145-го и 147-го ИАП, многих из которых Леонид Гальченко знал еще по финской кампании. Отсюда 609-й ИАП по летному составу резко контрастировал с другими авиаполками, которые начали формироваться вслед за ним уже за счет молодых летчиков, прибывавших из летных школ или запасных полков. Сразу же после формирования, полк перелетел на аэродром Сегежа и вошел в 103-ю САД.


Майор Леонид Гальченко в кабине МиГ-3. Приказом Командующего ВВС Карельского фронта от 17.10.1941г. был сформирован 609 ИАП в составе двух эскадрилий, имевший на 22.10.1941г. следующий боевой состав: 6 МиГ-3, 3 ЛаГГ-3, 3 И-16 и 20 летчиков.

Командир полка майор Гальченко регулярно продолжал вылетать на боевые задания, правда, теперь на этом южном участке фронта армейским летчикам противостояли финские ВВС, активность которых в воздухе была заметно ниже, чем люфтваффе под Мурманском.

3 марта 1942 года майор Гальченко с группой своих летчиков при сопровождении двух тихоходных бомбардировщиков СБ 80-го БАП провел, пожалуй, один из самых трудных боев в своей боевой карьере. Истребители сопровождения 609-го ИАП в составе 4 ЛаГГ-3 и такого же количества «Харрикейнов» при выполнении задания разделились на две отдельные группы. Звено – 3 ЛаГГ-3, во главе с Леонидом Гальченко с одним из СБ при фотографировании позиций противника неожиданно было атаковано 8 финскими истребителями «Брюстер» из LeLv 24.


На южном фланге Карельского фронта летчики 609-го ИАП во главе с майором Гальченко в основном вели боевые действия с финскими ВВС. На фото истребители «Брюстер» из состава LеLv 24.

Армейские летчики вступили в бой с превосходящими силами противника. Схватка была тяжелой: финны связали боем наши истребители и сбили воздушного разведчика, а затем, совершившего вынужденную посадку самолет расстреляли на земле. Был убит командир экипажа лейтенант Герман Леденцов, а воздушный стрелок старшина Сергей Синодов получил ранение. В неравной схватке все наши три истребителя также были подбиты, лишь майору Гальченко удалось вернуться на свой аэродром, двум другим летчикам пришлось сажать свои поврежденные самолеты на фюзеляж вне аэродрома, причем, старший лейтенант Павел Зачек в бою получил ранение в ногу. Наши летчики не остались в долгу, сбили один вражеский истребитель, пилот которого, сержант Пааво Меллинг был взят в плен.


Боковик: ЛаГГ-3 сер.№ 312146 внешний вид на лето 1942 года. (Рисунок Александра Русинова).

В начале апреля 1942 года на кандалакшском направлении были сформированы ВВС 19-й армии под командованием полковника И. Д. Удонина. Вскоре сюда на аэродром Африканда перебазировался 609-й ИАП, имевший к тому времени на своем вооружении два типа истребителей – ЛаГГ-3 и Харрикейн. До конца весны, прикрывая свое базирование, полк вел активные боевые действия, обеспечивая деятельность штурмовой и бомбардировочной авиации на этом участке фронта. При этом летчики провели семь групповых воздушных боев в которых было заявлено о шести сбитых самолетах противника – 2 Ю-88 и 4 Ме-109. Только за один месяц май полк совершил 256 боевых вылетов, в которых участвовал и командир полка – майор Гальченко.


Летчики 609 ИАП (слева направо): командиры эскадрилий – капитаны Василий Беликов и Евгений Семенов, комндиры звеньев – ст.лейтенанты Андрей Демьяненко и ГСС Виктор Миронов (погиб 16.02.1943г.), пилот майор Прокопий Елизарьев (бывший командир 438-го ИАП, будучи командиром эскадрильи, погиб 22.09.1942г.), командир звена ст.лейтенант Федор Кулаковский (погиб 19.02.1943г.), комполка ГСС майор Леонид Гальченко, командиры звеньев ст.лейтенанты Павел Зачек и Петр Дмитриев. Аэродром Африканда, лето 1942г.

А вот летом 1942 года в небе над Кандалакшей наблюдалось относительное затишье, чем не преминули воспользоваться в 609-м ИАП – за два первых летних месяца в полку было выполнено 570 учебно-тренировочных вылетов, в то время как в июле месяце было выполнено всего 43 боевых вылета.

В начале августа полк майора Гальченко срочно был переброшен на кестеньгское направление для усиления здесь ВВС 26 армии, проводившей частную операцию по обороне своей линии фронта. Перед полком была поставлена главная задача – сопровождать штурмовики Ил-2, наносившие удары по вражескими аэродромам.

Выписка из короткого сообщения ВВС 26 Армии о действиях нашей авиации:

«Примером штурмовых внезапных вылетов по аэродрому Тунгозеро является налет от 3.08.42г.: в период 11.35 – 13.30 6 Ил-2, ведущий группы Герой Советского Союза подполковник Белоусов под прикрытием и в сопровождении 6 ЛаГГ-3 и 1 Харрикейна 609 ИАП, ведущий истребительной группы командир полка Герой Советского Союза майор Гальченко, штурмовым налетом уничтожили: 1 Ме-109, 1 Ю-52, 4 замаскированных самолета (пр-но Ю-87), 5 автомашин и один склад с боеприпасами».
Обратно под Кандалакшу полк вернулся 10 августа. Напряжение воздушных боев все-таки сказалось на здоровье Леонида Акимовича – он был госпитализирован, помимо всего прочего, у него резко упало зрение.


На ЛаГГ-3 сер. № 312146 Леонид Гальченко провоевал начиная с августа 1941г. чуть больше года. После того, как он ушел на повышение в управление 259-й ИАД, не короткое время на нем летал майор Павел Шевелев, после него возглавивший 609-й ИАП. Затем самолет был передан в полку одному из старейших летчиков ВВС Карельского фронта с большим налетом часов двадцативосьмилетнему лейтенанту Никифору Колесникову, накануне прибывшему в полк из отряда особой группы ГВФ. Но солидный налет на гражданских самолетах и наличие боевого ордена Красного Знамени, не могли заменить «отличнику аэрофлота» летную подготовку на современном истребителе и как следствие этому, 18.03.1943г. в первом же воздушном бою лейтенант Колесников был сбит. Летчик спасся на парашюте, а ЛаГГ-3 с «черной кошкой» упал и сгорел в окрестностях города Кандалакши. Погиб Никифор Сидорович Колесников 13.10.1943г.

В конце 1942 года при глубокой реорганизации ВВС Карельского фронта, на базе которых была сформирована 7-я воздушная армия, в январе 43-го подполковник Гальченко был назначен заместителем командира вновь сформированной 259-й истребительной авиадивизии. Безусловно, руководящей работы прибавилось, но подниматься в воздух заполярный ас не перестал, правда, это уже не было связано с боевыми действиями.


Штаб 259-й ИАД, г.Сегежа (слева направо): зам.командира АД по политчасти – он же начальник политотдела АД полковой комиссар Василий Самарин, зам.командира АД подполковник Леонид Гальченко, командир АД полковник Семен Ячменёв, военком 195 ИАП батальонный комиссар Михаил Абрамов, командир эскадрильи 195 ИАП капитан Федор Злодеев. Справка: 259-я ИАД была сформирована 26.11.1942г. Управление 259-й ИАД (без авиаполков) 18.06.1943г. убыло в состав 7-го истребительного авиакорпуса Резерва Верховного Главнокомандования (г.Воронеж). 15.07.1943г. в составе 7-й ВА было сформировано управление 324-й ИАД.

Как говорится, тряхнул стариной подполковник Гальченко во время Свирско-Петрозаводской наступательной операции, сделав несколько боевых вылетов. Любопытно отметить, что Леонид Акимович практически всю войну отдавал предпочтение самолетам авиаконструктора Семена Алексеевича Лавочкина – в тот период боевых действий заполярный ас после ЛаГГ-3, теперь летал на истребителе Ла-5Ф, по-прежнему с «черной кошкой» на хвосте.

Небезынтересно выглядело 26 июня 1944 года звено самолетов над линией фронта: впереди Як-9Д командира 324-й ИАД полковника Ильи Ларюшкина, за ним следуют Ла-5Ф зам.командира авиадивизии подполковника Гальченко и Як-9Д пом.командира полка по воздушно-стрелковой службе 195-го ИАП майора Ивана Дроздова, якобы вылетевшие на воздушную разведку, а в действительности – на «свободную охоту». Но ни в этом, как и в других вылетах вовремя этой крупномасштабной операции подполковнику Гальченко не суждено было встретиться с противником в небе.


Истребитель Ла-5Ф заместителя командира 324-й ИАД подполковника Гальченко.

В истории 324-й ИАД есть такие сведения: «По состоянию на 25.08.1944г. зам.командира дивизии подполковник Гальченко сбил лично 9 самолетов противника и 12 в группе, произвел боевых вылетов: на И-16 – 45, на ЛаГГ-3 – 181 и на Ла-5 – 85».

Во время Петсамо-Киркенесской операции Леонид Гальченко все-таки добился своего – 21 октября 1944 года в воздушном бою сбил «Ме-109». На этом и была поставлена финальная точка в его списке воздушных побед.


Вырезка из ежедневной газеты Карельского фронта «В бой за Родину» № 198 от 15.08.1943г.

После освобождения Заполярья в декабре 1944 года в составе своей авиадивизии был переведен в Подмосковье, далее с апреля 1948 года служба на командных должностях в ВВС Закавказского военного круга. Весь этот послевоенный период летал на разных типах истребителей: Р-39 «Аэрокобра», Р-63 «Кингкобра», Як-3 и МиГ-15.

В апреле 1950 года полковник Гальченко был назначен командиром 16-й гвардейской истребительной авиадивизии, расположенной под Мурманском. Удивительным образом круг его военный службы некоторым образом замкнулся, ведь корни 16-й ГИАД исходили из некогда ВВС 14-й Армии, которые в свою очередь образовались на базе 5-го смешенного авиаполка, в котором в 1938 году служил молодой лейтенант Леонид Гальченко…


Командир 16-й гвардейской истребительной авиадивизии Герой Советского Союза полковник Леонид Гальченко.

28 сентября 1986 г. заполярный ас ушел из жизни в своем родном городе Махачкала, где и родился – 2 апреля 1912г.

 

Автор выражает благодарность за предоставленный материал Виктору Крикленко. 

Первая часть
Комментарии
Пока нет ни одного комментария!
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.