Финские "москиты" против советских "ишачков". Глава первая.

16 декабря 2022

Олег Киселев

2

3884

Финские "москиты" против советских "ишачков". Глава первая.

К началу советско-финляндской или «зимней» войны 1939-40 годов материальная часть финских ВВС в основной своей массе представляла собой либо откровенно устаревшие, либо более-менее современные, но не блиставшие высокими лётными данными самолеты. Единственным исключением стал двухмоторный бомбардировщик «Бленхейм» , который благодаря высокой по меркам той войны скорости мог даже в одиночку действовать днем в глубоком советском тылу, ведя разведку и нанося удары по выявленным целям. В каком-то смысле действия этих машин предвосхитили тактику знаменитых британских скоростных разведчиков и бомбардировщиков «Москито». О боевом применении финских «Бленхеймов» в «зимней войне», их успехах и неудачах и пойдет речь в представленной на суд наших читателей работе.


.

Глава первая. На пороге "зимней войны"

В 1932 году Совет Обороны Финляндии под руководством К.Г. Маннергейма одобрил разработанный Генеральным штабом Вооруженных сил Финляндии амбициозный план развития военно-воздушных сил, предусматривающий развертывание к 1938 году 17 боевых эскадрилий. План был новаторским во всех смыслах этого слова, не только потому, что требовал резкого увеличения количества и качества боевых самолетов, но и радикально «перенастраивал» ранее заточенные под авиацию морского базирования финские ВВС на сухопутную основу. Согласно плану, в новых ВВС 182 из 221 самолета должны были быть наземного базирования.

Еще одним заметным нововведением была задача сформировать в составе ВВС сразу шесть эскадрилий дальнего действия, которые должны были совмещать функции бомбардировочных и дальнеразведывательных. Однако против уже одобренного плана неожиданно выступил новый командующий ВВС полковник Ярл Лундквист, бывший командир артиллерийского полка, назначенный на новую должность 8 сентября 1932 года. Лундквист небезосновательно полагал, что бюджет армии не потянет такую программу и предложил разделить её на два этапа – к 1938 году сформировать 12 эскадрилий, а остальные – позже. В конце концов, скрепя сердце члены Совета Обороны были вынуждены признать правоту Лундквиста, и в январе 1934 была принята новая, урезанная программа, предусматривающая развёртывание к 1938 году 12 эскадрилий, в том числе трех дальнего действия в составе девяти самолетов каждая.


Командующий ВВС Финляндии в 1932–1945 годах Ярл Фритьоф Лундквист

Эскадрильи дальнего действия для финских ВВС были новинкой во всех смыслах этого слова. Ничего подобного ранее в их составе просто не было, если, конечно, не считать за таковые морские разведывательные эскадрильи. Для решения возлагаемых на данные эскадрильи задач требовалась машина, способная благодаря своим высоким летных характеристикам самостоятельно преодолевать ПВО потенциального противника, в качестве которого финские военные видели исключительно Советский Союз. Министерство обороны начало активно мониторить рынок на предмет поиска подходящего самолета и, наконец, в 1934 году прибывшая в Англию делегация финских военных обратила свое внимание на перспективную разработку компании «Бристоль эркрафт» - бомбардировщик «тип 143», являвшегося военной версией перспективного скоростного почтового самолета «тип 142». Однако пока шли работы над «143-м», по заказу британских военных «Бристоль Эркрафт» начала переделку в бомбардировщик «типа 142», сосредоточив именно на этом проекте свое основное внимание. Летные характеристики «типа 142М» произвели на командующего финскими ВВС столь глубокое впечатление, что тот немедленно забыл про «143-го» и уже в 1935 году принялся продавливать закупку именно этой машины для вооружения эскадрилий дальнего действия. Её высокие летные данные без проблем позволяли решать все задачи, которые ставили перед этими эскадрильями. Однако тут на его пути встал извечный вопрос о деньгах: новый самолет стоил весьма дорого, и это прямо противоречило до сих пор исповедовавшемуся при оснащении финских ВВС принципу «дешево и сердито».


Опытные самолеты Bristol type 143 (на переднем плане) и Bristol type 142 на выставке в Хетфилде, июнь 1936 года.

Программа закупок и лицензионного производства «типа 142М», в серии получившего название «Бленхейм», «сожрала» значительную часть средств, выделенных на переоснащение ВВС, и отношение к ней было весьма неоднозначным. Это решение и тогда, и даже сейчас подвергается резкой критике. Как правило, в вину Лундквисту вменяется то, что программа закупки британских бомбардировщиков не позволила оснастить современной матчастью истребительные эскадрильи, в результате чего финские ВВС не смогли оказать более существенное сопротивление советской авиации зимой 1939/40 годов. Так, председатель Совета Обороны полагал, что было бы разумнее потратить средства на закупку современных истребителей, даже президент Финляндии П. Свинхувуд сомневался в том, что командующий ВВС разумно расходует предоставленные ему финансы.

Однако сам Лундквист, похоже, никаких сомнений в правильности своего выбора не испытывал. Еще 31 января 1936 года был заключен договор, в соответствии с которым британская компания «Авро» обязалась поставить в Финляндию три двухмоторных самолета «Энсон» Mk.I, являвшихся военным вариантом пассажирского самолета «Авро» 625. В течение года «Авро» полностью выполнила свои обязательства и «Энсоны» активно использовались в качестве переходного самолета при переучивании финских экипажей «Бленхеймов». К слову, это были первые самолеты ВВС Финляндии, имевшие убирающееся шасси. Покупка «Энсонов» была обусловлена еще и тем, что финские ВВС уже долгое время не имели на вооружении двухмоторных машин, последние из которых были списаны еще в 1924 году.


Avro Anson Mk.I

Ну а 6 октября 1936 года Министерство Обороны Финляндии заключило с компанией «Бристоль» контракт на приобретение 18 серийных «Бленхеймов» I. 29 июля 1937 года в 14.45 по финскому времени на аэродром Малми возле Хельсинки, после перелета из английского Фултона, совершил посадку первый из изготовленных для Финляндии «Бленхеймов», а следом за ним и второй. Машины получили финские серийные номера BL-104 и 105. Уже 3 августа оба самолета были переданы в состав 6-й авиастанции, расположенной на аэродроме Иммола. В состав авиастанции в это время входили две эскадрильи (Lentolaivue, LLv) – 44-я и 46-я, на вооружении которых имелось в общей сложности десять устаревших одномоторных многоместных бомбардировщиков «Юнкерс» К.43, являвшихся военным вариантом пассажирского гидросамолета W34. Кроме того, авиастанция получила все три «Энсона» и несколько учебных бипланов «Сяяски» финской конструкции. Иными словами, к моменту прибытия «Бленхеймов» боевая ценность 6-й авиастанции колебалась в районе нуля. Первыми за освоение новой техники взялись экипажи из LLv 44, однако уже 10 августа произошла первая авария, выявившая характерную «особенность», преследовавшую «Бленхеймы» длительное время: у BL-105 при посадке на аэродроме Иммола сложилась правая стойка шасси. К счастью для финского командования, дорогущий самолет серьезных повреждений не получил и остался в строю.


Первый Bristol Blenheim Mk.I, прилетевший в Финляндию.

Финские машины подвергались минимальной переделке, в частности на них менялась подвеска бомб, позволявшая вешать в бомболюк восемь стоявших на вооружении финских ВВС шведских 100-кг бомб, вместо четырех британских 250-фунтовых (113 кг). Бомболюк в результате не закрывался, и его створки пришлось снять (бомбы подвешивались в бомболюк в полуутопленном состоянии), зато максимальная бомбовая нагрузка выросла до внушительных по тем временам 800 кг. Кроме того, примерно половина закупленной партии получила вместо «родных» британских «Меркьюри» их финские аналоги, выпускаемые компанией «Тампелла».

Подвеска шести 100-кг бомб в переделанный бомбоотсек финского «Бленхейма» I.

Следующие две партии «Бленхеймов» в количестве трех (BL-106…-108) и четырех (BL-109…-112) машин прибыли в конце декабря 37-го и на рубеже февраля и марта 38-го годов соответственно. Однако эти машины довольно надолго задержались на государственном авиазаводе. Во-первых, в начала 1938 года в финских ВВС грянула очередная организационная реформа, в ходе которых вместо авиастанций были сформированы авиаполки (Lentorykmentti – LeR), объединившие эскадрильи в соответствии с их назначением. Для ведения дальней разведки в Иммоле был развернут LeR-4, первым командиром которого стал подполковник Ларс Шалин, ранее командовавшего 6-й авиабазой. В состав полка были включены уже знакомая нам 44-я эскадрилья под командованием майора Эрика Стенбяка, и сформированная в феврале 1936 года 46-я эскадрилья. К началу 1938-го в эскадрильи 4-го полка имели на вооружении смесь из всё тех же «Энсонов», «Юнкерсов» и «Сяяски», а полученная еще в августе пара «Бленхеймов» была распределена между эскадрильями для переучивания экипажей. Во-вторых, несмотря на жесткую критику, которая сыпалась на голову Лундквиста из-за затеи с «Бленхеймами», он был настолько уверен в правоте своего решения, что продавил еще и приобретение лицензии на производство британского бомбардировщика. Соответствующий документ был подписан с англичанами 12 апреля 1938 года, а уже прибывшие «Бленхеймы» видимо притормозили на авиазаводе в Тампере для изучения финским авиастроителями.

Лишь 2 мая 1938 года началась передача «Бленхеймов» строевым частям. Первыми в LeR-4 ушли BL-111 и -112, 6 мая BL-109 и -110, 4 июня BL-108. Следующие пребывающие в страну бомбардировщики уже практически прямиком поступали в боевые эскадрильи. В период с 30 июня по 30 июля того же года LeR-4 получил еще девять машин, получивших номера BL-113…-121. BL-106 и -107 были переданы в полк в сентябре и августе того же года соответственно. Таким образом, к октябрю 1938 года финские ВВС получили две полностью укомплектованных «Бленхеймами» эскадрильи.


Бомбардировщики «Бленхейм» из состава LLv 46, октябрь 1938 года. В левой части фото виден учебный «Энсон».

Лето 1938 года прошло без особых эксцессов, летчики осторожно осваивали новую машину, однако осенью случилась целая череда аварий. Началось все с того, что 4 октября у BL-117 в полете оторвался воздушный винт! К чести пилота, он смог посадить плохо управляемую машину на аэродроме в Тампере, но из-за слишком высокой посадочной скорости самолет повредил хвост. Впрочем, уже 1 января отремонтированный бомбардировщик вернули в LLv 44. 28 октября у BL-116 во время рулежки по грунтовой полосе еще недостроенного аэродрома Луонетярви сложилось шасси. На сей раз самолет сильно не пострадал и был отремонтирован в части. Следующей жертвой злого рока стал BL-113, у которого во время посадки на аэродроме Тампере 15 ноября заглох мотор. Пилоту снова удалось посадить самолет, но уже во время пробежки машина выкатилась за границу полосы, левое колесо попало в яму и стойка шасси сломалась. На сей раз «Бленхейм» пришлось ремонтировать на заводе, но в августе 1939-го он вернулся в LLv 44. Новый 1939 год летчики 4-го полка отметили очередной аварией, но на сей раз виной всему стал «человеческий фактор». Совершая разворот на малой высоте, BL-109 зацепил крылом лед озера. Удивительно, но машина не рухнула на землю, однако полученные повреждения оказались очень сильными.

Еще 29 ноября BL-110 был перегнан в Тампере для испытаний неубираемого лыжного шасси в обтекателе. Испытания прошли вполне благополучно, но 21 января при посадке на лед бомбардировщик проломил его и частично ушел под воду. Самолет достали, но в строй он вернулся только в августе. К слову, после аварии BL-110 испытания лыжного шасси проводилось еще на нескольких машинах, достоверно известно о том, что зимой 1938/39 годов на лыжном шасси летали BL-105 и BL-106. Именно BL-105 стал очередной жертвой технической неисправности. 24 мая при посадке в Иммоле у бомбардировщика не вышло шасси и его пришлось сажать на живот. Полученные повреждения были совместимы с жизнью, но требовали вмешательства рабочих Государственного авиазавода, куда машина и отправилась в июле того же года.

Авария BL-113 15 ноября 1938 года.

 Пока летчики 4-го авиаполка не без приключений осваивали новую матчасть, Министерство обороны собиралось озадачить Государственный авиазавод выпуском «Бленхеймов» уже собственного производства. Однако возможности финской авиапромышленности были далеко не безграничны. Лишь несколько лет назад она с трудом освоила выпуск куда как более простых бомбардировщиков-бипланов «Райпон». Теперь завод в Тампере достаточно уверенно клепал лицензионные версии не слишком мудреных по конструкции истребителей и разведчиков компании «Фоккер», и даже занимался разработкой собственных машин, но вот чудо тогдашней техники в лице «Бленхейма» заставило заводское руководство изрядно попотеть. Было очевидно, что без серьезной помощи со стороны Великобритании, выпуск «Бленхеймов» в ближайшем будущем вряд ли будет возможен. Тем не менее, 6 апреля 1939-го Государственный авиазавод получил заказ на партию из 15 бомбардировщиков, а ВВС начали подготавливать почву для формирования третьей эскадрильи дальнего действия, которая должна была получить номер 48. Однако дальше произошло ровно то, что и должно было произойти: в связи с нарастанием напряжения в Европе англичане к лету 1939 года стали гораздо больше внимания уделять переоснащению собственных ВВС, резко потеряв интерес к продаже чего-либо авиационного куда-либо. Под каток этих невольных «санкций» попал и финский Государственный авиазавод, который в теории мог наладить выпуск бомбардировщиков и без английской помощи, но времени на это требовалось значительно больше, нежели рассчитывали в Министерстве обороны.

В то же время первая половина 1939 года дала командованию финских ВВС богатую пищу для размышлений. Изучение опыта боевой работы авиации в ходе гражданской войны в Испании и японо-китайской войны показало, что приоритеты в развитии ВВС были расставлены несколько неправильно. С одной стороны, ставка на скоростные характеристики современных бомбардировщиков оказалась не столь обнадеживающей, как казалось. Практика показала, что уже существуют истребители, способные эффективно их перехватывать. С другой стороны, дебют советского СБ в Испании и Китае показал, что основной бомбардировщик наиболее вероятного противника имеет максимальную скорость по крайней мере 420 км/ч, а это означало, что даже только начавших поступать на вооружение финских ВВС истребителей «Фоккер» D.XXI их перехват будет большой проблемой. Первым звоночком, характеризующим изменение вектора направленности усилий командования ВВС, стал отказ 6 июня 1939 года от формирования LLv 48 в пользу формирования истребительной LLv 28, для которой следовало во что бы то ни стало закупить более современные машины, нежели «Фоккеры». Вот только к лету 1939-го выбор у финского командования заметно ограничился, в результате чего 9 сентября ВВС заказали у Государственного завода еще полсотни D.XXI, чтобы убрать из истребительных частей хотя бы совсем уж старые машины. Одновременно ВВС заказали авиазаводу опытный образец перспективного истребителя финской конструкции, получивший название «Мюрскю», а в США решено было приобрести лицензию на выпуск истребителей P-35A и моторы к ним. Это означало, что планы по выпуску финских «Бленхеймов» временно отложены, хотя осенью командование ВВС вновь вернулось к идее сформировать третью эскадрилью дальнего действия, на сей раз LLv 42. Впрочем, к началу советско-финляндской войны LLv 42 (равно как и LLv 28) существовали только на бумаге.


Основной финский истребитель к началу 1939 года Fokker D.XXI.

Между тем, финны немедленно решили опробовать новинку в деле. С 30 апреля по 29 августа 1939 года оснащенные фотокамерами финские «Бленхеймы» (с 30 апреля по 15 мая – BL-114, далее BL-118) двадцать четыре раза вторгались в воздушное пространство СССР. Полеты продолжительностью от 20 минут до 2 часов 50 минут производились на высотах от 200 до 8000 м с аэродромов Иммола, Вяртсиля и Онттола. Например, 19 августа 1939 года одиночный «Бленхейм» капитана Эсколы с высоты 8000 м беспрепятственно сфотографировал не только Ленинград, но и аэродромы Левшово, Касимово, Песочная и Дибуны, после чего вернулся назад в Финляндию. С какой целью производились эти полеты и для чего финским военным потребовались фотографии советских военных объектов до сих пор остается неясным.

5 октября 1939 года СССР пригласил Финляндию на переговоры по «конкретным политическим вопросам». Поскольку для финского руководства не было секретом, что подобные приглашения для руководителей прибалтийских республик сопровождались концентрацией советских ударных группировок на их границах, война, которой финская правящая элита на протяжении 20 лет пугала собственное население, неожиданно из разряда «когда-нибудь потом» превратилась в «возможно уже завтра». И как традиционно это бывает, армия к такому повороту событий оказалась совсем не готова.

Однако у LeR-4 ситуация к началу войны была вполне себе неплохой. Хотя третью эскадрилью сформировать так и не удалось, к ноябрю 1939 года полк располагал самой современной в финских ВВС матчастью, почти все ранее поломанные «Бленхеймы», за исключением BL-109, были отремонтированы и возвращены в строй. Экипажи успели довольно хорошо освоить свои машины, в среднем на каждый из «Бленхеймов» к началу войны уже было от 150 до 200 часов налета. Последний сюрприз перед войной преподнес BL-111, у которого 23 ноября во время посадки на аэродроме Йоройнен сложилось шасси. Однако уже 3 декабря самолет был возвращен в строй. С 11 октября командиром полка вместо Ларса Шалина, отправленного командовать свежесформированной 17-й учебной эскадрильей и одновременно 1-м учебным авиаполком (собственно, из этой эскадрильи он и состоял), был назначен подполковник Тойво Сомерто, с 1935 года бессменно руководивший авиационным училищем в Каухаве. Командиром LLv 46 тогда же был вновь назначен майор Сарко.


Подполковник Тойво Сомерто, командир 4-го авиаполка ВВС Финляндии в 1939–1942 годах.

После начала мобилизации LeR-4 находился в непосредственном распоряжении Штаб-квартиры финской армии. По предвоенным планам, 44-я эскадрилья должна была действовать над советской территорией к северу от Ладоги, а 46-я – южнее. Однако позже эти планы были пересмотрены, и уже весь полк решено было задействовать для нанесения ударов и глубокой разведки на север от Ладоги вплоть до района Ухты (ныне поселок Калевала) в интересах IV армейского корпуса и Северо-финляндской оперативной группы, поскольку у этих соединений своей авиации либо вообще не было, либо она состояла из откровенно устаревших машин типа «Райпон» или K.43. 10 октября 4-й полк из Иммолы перебазировался на оперативный аэродром Йоройнен, откуда 25 ноября перелетел на новый аэродром Луонетярви в полутора десятках километров к северо-западу от города Ювяскюля. Йоройнен, располагавшийся в 116 км к востоку, при этом оставался оперативным аэродромом полка. Здесь экипажи «Бленхеймов» и застало начало советско-финляндской войны.


Задачи эскадрилий финских ВВС на начало октября 1939 года. Эскадрильи начинающиеся с 1 – ближнеразведывательные, 2- истребительные, 4-дальнеразведывательные.

Боевой состав LeR-4 по состоянию на 30 ноября 1939 года

(аэродром Луонетярви)


.

Продолжение 

Материал входит в цикл:
Поделиться
Комментарии
SHERL
17.12.2022 01:55:32
Спасибо! Интересно и информативно.
Алексей Кукушкин
17.12.2022 18:52:01
Спасибо большое 👍 👍 👍  
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.