25 ИЮНЯ. НАЛЁТЫ НА ФИНСКИЕ АЭРОДРОМЫ

25 июня 2022

Михаил Тимин

3

1349

25 ИЮНЯ. НАЛЁТЫ НА ФИНСКИЕ АЭРОДРОМЫ

Один из малоисследованных эпизодов начала Великой Отечественной войны это операция по уничтожению немецкой авиации на финских аэродромах, которую провели ВВС СФ, Краснознаменного балтийского и северного флотов, 25 июня 1941 года. В данной публикации будет рассмотрена боевая работа основных сил авиации Северного фронта и КБФ.

Этими силами, были бомбардировочные полки 41-й БАД и 2-й САД ВВС СФ, а также 4-й САД ВВС СЗФ и ВВС КБФ, всего около 450 боеготовых бомбардировщиков (310 СБ, 80 Дб-3/3ф, 40 Ар-2 и 14 Пе-2). Из этого числа около 150 самолеты ВВС КБФ (80 Дб-3/3ф, 50 СБ и 18 Ар-2), которые в реальности выполнили 25 июня всего 40 боевых вылетов. Несмотря на то что в различных публикациях упоминается участие в вылетах сотен советских истребителей, сразу оговоримся что таких вылетов реально было выполнено менее 50, из которых 29 на штурмовку и 18 на сопровождение.


План действий ВВС СФ 25 июня 1941 года

Основной проблемой плана была его не проработанность с точки зрения разведки, ни до 22 июня, ни даже после нападения Фашисткой Германии, советские самолеты не вели разведку над территорией Финляндии. По сути большинство групп должны были действовать на авось, в надежде что на указанном в задаче аэродроме, экипажи смогут обнаружить и атаковать немецкие бомбардировщики. Еще одной серьезной проблемой стало отсутствие истребителей прикрытия, в 5-й САД и 39-й ИАД ВВС СФ попросту не имелось достаточного количества подготовленных для таких полетов экипажей, а полки 3-й ИАД ПВО и 61-й истребительной и 8-й смешанной бригад ВВС КБФ нельзя было задействовать из-за их основной задачи – прикрытия Ленинграда, Кронштадта и Таллина.

По какой причине не была произведена предварительная разведка финских аэродромов, видимо навсегда останется загадкой, но в любом случае всю ответственность за это решение несет маршал, а в тот момент командующий ВВС СФ генерал-майор авиации А.А.Новиков, с подачи которого было инициированы эти действия.


Командующий ВВС СФ генерал-майор авиации Александр Александрович Новиков.

После Советско-Финляндской войны состоянию финской истребительной авиации было уделено серьезное внимание. К июню 1941 года основную боевую силу представлял «старый» 2-й полк (LeR2), в его составе имелось три истребительных группы: LLv24, LLv26 и LLv28 (примерно соответствующие советскому полку), по 3-4 флайта (соответствовали советской эскадрилье). Полк был вооружен наиболее современными истребителями «Брюстер» В.239, «Фиат» G50 и «Моран-Солнье» 406. 2-й полк был сформированный в 1940 году и имел только две укомплектованные группы: LLv30 и LLv32, первый флайт LLv30 имел на вооружении «Харикейны», остальные получили устаревшие Фоккеры DXXI. Еще для одной LLv34 не хватало самолетов, поэтому эту часть пришлось расформировать. Кроме чисто истребительных частей в составе групп взаимодействия с наземными войсками LLv12, LLv14 и LLv16, а также «морской» LLv6 было по одному флайту вооруженному устаревшими истребителями «Гладиатор» и И-153. К лету 1941 года в составе LLv12 и LLv14 было решено переформировать еще по одному флайту в истребительные и перевооружить первые и вторые флайты на закупленные у немцев истребители «Кертис» H-75, все «Гладиаторы» передавались в 1/LLv16.  Всего в строю 22 флайтов числилось более 200 истребителей, из которых 175 были боеготовы и укомплектованны экипажами.

18 июня в Финляндии была объявлена мобилизация, и согласно, совместного с нацисткой Германией плана боевых действий против СССР, финские войска начали сосредоточение на советской границе. Перевозки прикрывали наиболее современные самолеты LeR2 с приданным 1/LLv30 (28 июня к ним присоединилась 3/LLv32) сосредоточенные на аэродромах Наараярви, Йоройнен, Холола, Вясивехма и Саленпяя. Устаревшие истребители из LeR2 должны были прикрыть столицу, порты и промышленные районы, сосредоточившись на аэродромах Пори, Турку, Хювинкия (у Хельсинки) и Тампере (Сикакангас).  


План расположения финской истребительной авиации к 25 июня 1941 года.


Количество и распределение финской зенитной артиллерии ПВО к 25 июня 1941 года.

Учитывая серьезный состав истребительной авиации и зенитной артиллерии ПВО Финляндии, планируемые атаки советских бомбардировщиков, не обеспеченные разведданными и истребительным прикрытием, представляют собой этакое тыканье палкой в осиный улей.

Тем не менее приказ был отдан, и ранним утром 25 июня все соединения и части действовали в соответствии с планом и экипажи отправились атаковать определенные им аэродромы.

ВВС КБФ. Аэродромы на западе Финляндии должны были атаковать самолеты ВВС КБФ – Турку, и 4-й САД - Хельсинки и Тампере. LeR2

Первыми, ранним утром 25 июня, финские аэродромы атаковали бомбардировщики ВВС КБФ. В 7:10 18 ДБ и 1 СБ 8-й авиабригады, с высоты 3000 метров произвели бомбардировочный удар по аэродрому, по аэродрому Турку, экипажи отметили, на аэродроме уничтожение двух самолетов, а также прямые попадания в завод «Вулкан». А через 10 минут в 7:21 по аэродрому и окрестностям отбомбились 22 СБ 73-го СБАП с Н=3000 м. Всего было сброшено: 59 ФАБ-250 и 162 ФАБ-100. ПВО Турку оказалось не эффективной, а возможно и не готовой к налетам, несмотря на то что самолеты ВВС КБФ были обстреляны огнем ЗА и атакованы звеном истребителей.  По некоторым данным во время первого удара, тяжелые зенитные батареи выпустили только один снаряд, истребители из И-153 из 3/LLv6 или Fokker D.XXIw из 2/LLv30, так же не смогли ничего противопоставить большим группам бомбардировщиков, никаких потерь, советские самолеты не понесли.


Профиль СБ 73-го СБАП ВВС КБФ (предположительно 2-й эскадрильи), июнь 1941 года, художник Александр Казаков.

Однако и финские потери на аэродроме был минимальные, был поврежден один СБ тактический №VP-8 из LLv 6. Да и вообще финны отметили взрывы всего 40 бомб в районе города, из них лишь 28 в районе аэродрома и военного порта (в 5 км западнее города). То есть точность бомбометания была, весьма посредственной. От взрывов бомб, упавших в районе военно-морской базы, ранения получили 8 военнослужащих, сгорели гараж и сауна. 

Куда больше, пострадала жилая застройка, всего в городе было разрушено 11 и повреждено 30 зданий. Не обошлось и без жертв среди мирного населения, погибли 10 человек в том числе один ребенок, еще 35, в том числе 7 детей, были ранены. 


Схема бомбовых ударов по аэродрому Артукаинен (Турку) 25-26 июня 1941 года

Примерно через час, к своим целям, отправились экипажи 41-й БАД, 2-й, 4-й и 5-й САД. Вылеты начались примерно в одно время, удары были нанесены по дуге от Хельсинки до Лапеенранта в течение часа, с 8:05 до 9:00. 

4-я САД. В первой волне действовали самолеты 63-го СБАП, дюжине СБ, составленной из экипажей 1-й и 5-й эскадрилий предписывалось атаковать аэродром Пиркала (Тампере), а девятке 3-й эскадрильи аэродром Мальме (Хельсинки). Самолеты 3-й эскадрильи были обеспечены истребительным прикрытием - 18 И-153, вел группу лично командир 38-го ИАП майор Б.А.Сиднев.

В 8:24 девятка СБ отбомбилась по аэродрому Мальме, всего было сброшено 54 ФАБ-100 и 18 ФАБ-50, после чего самолеты, без потерь и повреждений, вернулись на свой аэродром. Финских истребителей, в воздухе над предместьем столицы не было, поэтому экипажи «Чаек» эскорта остались без работы.

В 8:35 11 СБ из 1-й и 5-й эскадрилий сбросили 66 ФАБ-100 и 22 ФАБ-50 на аэродром Пиркала.  Задача у экипажей этой, была сложнее, их цель находилась в 150 км от побережья, соответственно и шансов встретить истребители противника было гораздо больше, особенно на обратном пути. Но командование не озаботилось о защите этой группы, и прикрытие у самолетов следующей волны, в которую входили самолеты так называемой «группы Тоцкого» – 2-й и 4-й эскадрильи 63-го СБАП (По имени командира 2-й эскадрильи капитана В.В.Тоцкого) и сводной группы 50-го СБАП, отсутствовало.

Когда около 9:00 к Мальме подошли 12 СБ группы «Тоцкого», в небе над аэродромом, им был устроен горячий прием. Помимо интенсивного огня зенитной артиллерии, над целью бомбардировщики были атакованы истребителями.

Несмотря на интенсивное противодействие, экипажи смогли сбросить бомбы на аэродром и организованно выйти из зоны ПВО. Финские истребители не смогли разбить плотный строй группы, но огонь ЗА стоили группе «Тоцкого» одного сбитого и двух подбитых СБ. На аэродром не возвратился СБ №16/254, экипаж в составе пилота младшего лейтенанта Василия Алексеевича Константинова, штурмана лейтенанта Аркадия Михайловича Сорокина и стрелка-радиста младшего сержанта Николая Ивановича Цырлинга. Согласно журнала-боевых действий 101-й тяжелой зенитной батареи, которая вела огонь, советский самолет упал в районе Пуистола, один летчик погиб, два других покинули самолет с парашютами, но были убиты финскими военнослужащими, при попытке задержания.


Обломки СБ №16/254 младшего лейтенанта Василия Алексеевича Константинова


Расчет 75 мм зенитного орудия чешского производства из ПВО Хельсинки, в момент посещения президента Рюти. лето 1941 года

В этот момент в районе аэродрома Мальме продефилировали 11 СБ из 1-й и 5–й эскадрилий, возвращающиеся после бомбежки аэродрома Пиркала. Финны наказали и эту группу, в воздушном бою был сбит СБ заводской №11/254, самолет упал в Финский залив. Экипаж в составе: пилота лейтенанта Николая Федоровича Тихова, штурмана лейтенанта Ивана Лаврентьевича Картавенкова и стрелка-радиста сержанта Ивана Григорьевича Замятина – пропал без вести. Еще один самолет был подбит, но пилоту лейтенанту Е.В.Здесенко, все же удалось перетянуть через Финский залив, и произвел вынужденную посадку на аэродроме Ягола.

Противодействие бомберам оказали 8 истребителей Fokker D.XXIm из 1-го флайта LLv32, взлетевшие с аэродрома Хювинкяа. Согласно финских данных два СБ сбил лейтенант Вейкко Эвинен (Ltm. V.Evinen), выдержка из его рапорта:

«…Я обнаружил девять самолетов ДБ на высоте 4000 м, открыл огонь по самолету на правом фланге, немного отставшему от других, и поджег его мотор. Самолет резко пошел вниз, я атаковал другой самолет на левом фланге, и так же поджег его мотор. В этот момент самолеты противника находились в 10 км к востоку от Хельсинки и держали курс на юг. Первый самолет упал в 2 км к востоку от Малми, второй - в море в районе бухты Пуотинкюля. В задней части фюзеляжа моего самолета большая пробоина, возможно от огня финской зенитной артиллерии. На пропеллере следы от пули…»

Успехи экипажей 63-го СБАП, были весьма скромными. В районе аэродрома финны насчитали всего около 40 воронок от бомб, что конечно говорит о слабой подготовке штурманов.  


Фоккеры 1-го флайта LLv32 на аэродроме Хувянкюйя, июнь 1941 года, на переднем плане самолет командира флайта капитана Пааво Берга № FW-116, на котором 25 июня лейтенант Вейкко Эвинен сбил 1 и повредил еще 1 СБ.


Профиль Фоккер DXXIm номер FR-116, реконструкция с фото, художник Александр Казаков.


Лейтенант Вейкко Эвинен (Ltm. V.Evinen), всего за войну выполнил 250 боевых вылетов. одержал 4 победы и 2 в паре

Пока финские истребители пытались помешать самолетам 63-го СБАП, в районе Хельсинки, сборная девятка СБ 50-го СБАП ведомая лично командиром полка полковником Ф.А.Агальцовым, пролетев более 200 километров над финской территорией, в 10:15 сбросила 54 ФАБ-100 и 10 ЗАБ-50 на аэродром Пиркала. После чего советские самолеты спокойно вернулись, тем же маршрутом на свой аэродром в Унгру.

Никакого противодействия, за исключением слабого огня МЗА в районе Пиркала не было, фоккеры из 3/LLv32 видимо просто не успели взлететь. Надо отметить, что маршрут 50-го СБАП был грамотно построен в обход крупных населенных пунктов, и проходил на высоте 5 км, что, несомненно, позволяло обойти посты ВНОС и пункты ПВО, однако и атака аэродрома с такой высоты 100 кг фугасными и 50 кг зажигательными бомбами, не могла нанести сколь ни будь серьезный ущерб.

Следующий налет был выполнен экипажами 35-го СБАП на аэродром Мальме. В 11:12 12 СБ сводной группы полка сбросили бомбы, и несмотря на противодействия ЗА, огонь был не точный, и все самолеты вернулись на аэродром, лишь один СБ имел пробоину в стабилизаторе.

Последние удары на этом направлении были нанесены около 12:30-12:45 экипажами 1-й и 3-й эскадрилий 63-го СБАП, несмотря на противодействие, потерь не было, однако и о каких-либо успехах бомбардировок сведения отсутствуют. Из журнала боевых действий 63-го СБАП:

«3 АЭ. 25.6.41г. 12.34. 5 СБ.  Бомбили аэродром Пиркала. Задание выполнено. Общий налет 17.40 часов. Количество сброшенных бомб: ФАБ-100 - 30 шт. ФАБ-50 – 10 шт. Были обстреляны ЗА и береговой обороны.

1 АЭ. 25.6.41г. 12.43. 5 СБ.  Бомбардировка складов горючего и боеприпасов на аэродроме Мальме. Задание выполнено. Общий налет 19.00 часов. Количество сброшенных бомб: ФАБ-100 - 30 шт. ФАБ-50 – 10 шт. Западнее Хельсинки в районе Мальме атакованы звеном истребителей противника. Один «фоккер» сбит стр.радистом Носковым.»

Очевидно после докладов экипажей последних групп, командование дивизии удостоверилось, что на аэродромах Мальме и Пиркала нет немецких бомбардировщиков, и боевые вылеты были прекращены.

2-я САД и 41-я БАД.

Основным соединением, привлекаемым для действий на центральном направлении, была 41-я БАД. Для экипажей полков дивизии, основными целями должны были стать аэродромы Миккели, Коувола (Валкеала), Хейнола и Мантюхарью. Причем, характерно, что последние три аэродрома в действительности не существовали вообще. Части дивизии, состояли из свежесформированных 201-го, 202-го и 205-го СБАП, получивших лишь треть положенной матчасти и укомплектованных молодым летным составом, выпуска 1940 года. Боеспособными в их составе были только кадры: командиры эскадрилий их заместители и часть командиров звеньев. В связи с этим командование ВВС разрешило использовать в составе дивизии, 10-й СБАП, хотя по довоенным планам этот полк должен был быть переброшен на мурманское направление. Для 201-го СБАП основной целью был определен аэродром Хейнола, для 202-го аэродромы Коувола (Валкеала), для 10-го СБАП – Миккели и Мантюхарью. 205-го СБАП не получил задач и оставался в резерве.

Кроме того, действия 41-й БАД должны были поддержать экипажи 2-го, 44-го и 58-го СБАП 2-й САД. Целями для экипажей были определены аэродромы в огромном «ромбе» с вершинами в Порво, Коувола - Утти, Луумяки и Котка. Полки 2-й САД были первыми частями в ЛВО получившими на вооружение новейшие пикирующие бомбардировщики Ар-2 и Пе-2, однако освоение новой техники еще не завершилось, поэтому в бой экипажи пошли на оставшихся в строю СБ.

 Вылеты около 6:20 открыли пять экипажей 1-й эскадрильи 44-го СБАП. Это была самая подготовленная эскадрилья полка, которая могла действовать ночью в строю девятки, практически весь личный состав принимал участие в Советско-Финляндской войне. Но как часто случается, первыми жертвами войны становятся самые лучшие. В районе Лужской губы самолет ведущего, командира эскадрильи Героя Советского союза майора С.И.Косякина, резко сбросил скорость, и летевший рядом СБ замкомэска старшего лейтенанта А.М.Кубышкина, срубил левым крылом и винтами мотора хвостовое оперение машины ведущего. СБ №12/326 упал в море, погибли: майор Сергей Иванович Косякин, штурман эскадрильи старший лейтенант Петр Васильевич Ушаков и стрелок-радист старшина Михаил Леонтьевич Баландин. СБ №2/326 получил повреждения плоскости и мотора, но старшему лейтенанту Кубышкину удалось довести поврежденный самолет до аэродрома и выполнить аварийную посадку.

После гибели ведущего, оставшиеся экипажи трех СБ, не долетев до аэродрома Утти каких-то 20 километров, в 8:05 с Н=1800 метров сбросили бомбы на железнодорожную станцию Инкенройнен.


Профиль СБ 1-й эскадрильи 44-го СБАП, самолет разбит в аварии в мае 1941 года, реконструкция по фото, художник Александр Казаков

Практически одновременно взлетела пятерка 1-й эскадрильи 58-го СБАП, ведомая комэском капитаном П.Г.Даниловым, целью был аэродром Котка. Но и этот вылет закончился неудачей, Котка была закрыта облаками. Не найдя ничего более достойного, в 8:05 с Н=3000 м., экипажи сбросили 30 ФАБ-100 и 10 ЗАБ-50 на населенный пункт Пюхтяа (24 км С-З Котка). Все самолеты благополучно вернулись на свой аэродром.

Самолеты 201-го и 202-го СБАП, стартовали около 7:15. В отличие от других частей, командиры полков полковник Н.Ф.Ефимов и майор П.В.Недосекин не рискнули дробить свои подразделения на мелкие подразделения, и к своим целям оба полка направились в составе больших групп, по 18 СБ в каждой.

Экипажи 201 и 202-го СБАП появились в районе Куовола практически одновременно, двумя группами, одинакового состава, что очень запутало финскую ПВО, которая явно приняло эти две группы за одну.

Согласно оперативной сводке штаба 41-й БАД самолеты 202-го СБАП вышли в заданный район, где якобы немедленно подверглись атакам финских истребителей, которые были отбиты огнем стрелков. Несмотря на противодействие, самолеты смогли отбомбиться в 8:19-8:23 по целям, которые были идентифицированы как аэродромы Коувола (Валкеала) и Утти. Интересно, что в последующей оперативной сводке штаба ВВС СФ указывается что самолеты полка бомбил не Утти, а только что обнаруженный, новый аэродром, который находился в 5 км севернее ж/д станции Кайпиайнен. Кроме того, из донесения 4-го финского армейского корпуса известно, что в 8:37 5 СБ отбомбились по городу Лахти.


Командир 202-го СБАП, полковник Николай Федорович Ефимов (Не вернулся из боевого вылета 7.06.41г.)


Командир 201-го СБАП, майор Павел Владимирович Недосекин (На послевоенном фото в звании генерал-майора авиации).

Сопоставляя советские и финские источники, можно получить более или менее объективную картину. Видимо выйдя в район Коувола около 8:00, и предсказуемо не найдя аэродром «Валкеала» ведущий (вероятно им был командир 202-го СБАП полковник Н.Ф.Ефимов), приказал разделиться на три группы и бомбить запасные цели. Одна шестерка очевидно атаковала аэродром Селянпяя, вторая Лахти, ну и третья собственно аэродром «Валкеала» (возможно эта группа бомбила аэродром Утти).

Бомбежка аэродрома Селянпяя произошла в 8:30, причем финские документы говорят о 19 бомбардировщиках, участвовавших в этой атаке. Очевидно, что речь идет о группе 18 СБ из 201-го СБАП, которые продефилировали в этот момент над аэродромом, при этом собственно виновники - 6 СБ 202-го СБАП, сбросившие бомбы были не замечены с земли.

Интересно, что взлетевшие на перехват финские истребители, судя по всему, видели истинных виновников атаки. Пилот Хеймо Лампи (Lampi Heimo Olavi) вспоминал, что над аэродромом, они атаковали большую группу, до 27 СБ. Но финские пилоты сразу переключились на большую группу самолетов 201-го СБАП, и шестерке 202-го СБАП, что называется «под шумок», удалось уйти без потерь. А вот экипажам 18 СБ 201-го СБАП, ведомым комполка майором П.В.Недосекиным, которые держали курс на несуществующий аэродром Хейнола, пришлось отбиваться от истребителей еще на пути к своей цели, из оперативной сводки 41-й САД:

«201 СБП в составе 3-х шестерок с высоты 2500 метров бомбардировал ст. ХЕЙНОЛА и склады (заданной цели аэродром ХЕЙНОЛА экипажи не обнаружили), вызвав пожары. Время бомбометания 8.40-8.43 сброшено 108 бомб ФАБ-100 и 17 бомб ФАБ-50. Прикрытия и сопровождения истр-авиацией не производилось при подходе к цели за 8-10 минут в р-не Утти были атакованы истребителями пр-ка в количестве до 9 самолетов тип МЕ-109…»

Журнал боевых действий 2/LLv24 так же немногословен:

«7:15 Первая тревога: звено взлетело немедленно. 1 самолет летчика капитана Ахола не взлетел, так как повредил шасси на краю поля*. Сразу после взлета обнаружили над аэродромом 27 вражеских бомбардировщиков, из которых сбили 5. Из этого соединения на подбитых моторах медленно через базу пролетел самолет который был сбил лейтенантом Сарванто. Другие воздушные победы: старший сержант Киннунен 2,5 и младший сержант Лампи 2,5...»

Сравнения все имеющиеся данные, попробуем разобраться последовательно.

Из воспоминаний Лампи известно следующее. По тревоге, на перехват советских бомбардировщиков, сбросивших бомбы на станцию Инкеройнен (очевидно это был удар звена 1-й эскадрильи 44-го СБАП), взлетели только два Брюстера, пилотируемые Лампи и Киннуненом и видимо не в 8:10, а минут 5-10 спустя. Финские пилоты действовали по одиночке, это произошло судя по всему из-за аварии самолета капитана Лео Ахолы, который был разбил на взлете (Brewster В.239 №388 был отправлен в длительный ремонт).

Атаки продолжали от аэродрома Сялянпяя практически до Хейнола, то есть примерно в течение 5-7 минут, и после того как закончился боезапас, а самолеты получили небольшие повреждения от огня стрелков, причем Киннунен был легко ранен, оба финских истребителя развернулись на свой аэродром, посадка в 8:45.

Воспоминания Лампи, подтверждаются статьей «Задание выполнено» опубликованной 29 июня 1941 года в газете «Известия» специального корреспондента Г. Мишуловина:

«На старт вырулили 18 боевых машин. Вот они ужа в воздухе и легли на заданный курс. Их ведет испытанный в воздушных сражениях орденоносец майор Недосекин.

Плотным строем, сохраняя дистанцию и умело маскируясь за облаками, самолеты летели па запад. Стрелки-радисты вглядывались в синеву неба. До цели осталось лишь 30 километров. Стрелок-радист ведущего самолета тов. Сыркин заметил, что слева взлетает самолет противника. Прошла минута, другая. Истребитель «Мессершмитт» заходит в хвост второй девятки...»
Отличившиеся в бою стрелки-радисты 201-го СБАП С.А.Сыркин и А.И.Коновалов


Личные вещи и документы командира эскадрильи 201-го СБАП майора Федора Ивановича Панюшина, сбитого на подлете к Хейнола парой Киннунен - Лампи.


Профиль СБ 2-го СБАП, самолет потерян летом 1941 года. Несколько самолетов 2-го СБАП весной 1941 года были переданы в 201-й СБАП, в том числе сбитые 25 июня №1/223, 15/219, 14/222 и 3/224, которые скорее всего выглядели аналогично. Реконструкция по фото, художник Александр Казаков.


Младший сержант Хеймо Олави Лампи (Lampi Heimo Olavi), заявил 2 личных и одну групповую победу 25 июня 1941 года. Всего за войну 268 б/в. 13 личных и 1 групповая победа


Сержант Эйро Юлиус Киннунен (Eero Aulis Kinnunen), лучший результат 25 июня 1941 года, заявил 4 личных и одну групповую победу, всего за две войны 300 б/в. 21 личную и 3 групповых победы.


Старшина Юрье Олави Турка (Yrjo Olavi Turkka), всего за две войны 350 б/в. 15 личных и 4 групповых победы


Личный состав 2 флайта LLv24 у самолета Киннунена, слева-направо: Лампи, Турка, Ахола, Киннунен и механник самолета Кауко Пютвия.


Брюстер BW-352 тактический №2 белый, на котором летал сержант Эйро Киннунен


Профиль BW-352, тактический №2 белый с предыдущего фото, художник Александр Казаков.


Профиль BW-354 тактический №6 белый, на котором 25 июня Хеймо Лампи заявил 2 личные и одну групповую победы. Реконструкция по фото, художник Александр Казаков.


Профиль BW-351 тактический №4 белый, на котором 25 июня Юрье Турка заявил 3 личные победы. Реконструкция по фото, художник Александр Казаков.

Судя по докладу начальника ПВО 4-го АК до Хейнолы дошли 14 СБ: 

«Хейнола бомбили в 7.37 14 двухмоторных, вызвавших пожары в одном квартале, а о человеческих жертвах на настоящий момент известно о 6...»Соответственно из 5 заявленных побед, подтверждаются 3, а еще один подбитый самолет добил сам Йорма Сарванто. Он взлетел в 7:45 сбил СБ и в 8:00 произвел посадку на аэродром.


Лейтенант Йормо Сарванто с личным составом флайта у своего самолета.


Лейтенант Йормо Сарванто после удачного вылета июнь 1941 года.

Не успел счастливчик Йорма отпраздновать победу, как мима аэродрома в обратном направлении проследовали самолеты 201-го СБАП, в погоню за которыми устремился одинокий «брюстер» еще одного ветерана Зимней войны старшины Юрье Турка (Yrjo Olavi Turkka), старт в 8:00. Судя по месту заявленных им побед – прибрежный район Виролахти, до которого от Селянпяя было около 75 км, лейтенанта смог догнать и атаковать бомбардировщики, только через 10 -12 минут. Из статьи Мишуловича:

«Самолеты разворачиваются, чтобы следовать обратно. И здесь вторично они были атакованы истребителями. Враг начал пробиваться к головным звеньям...»

Пока финский пилот гнался за самолетами 201-го СБАП в 8:10 на аэродром Сяленпяя вновь упали бомбы, и это опять отработали экипажи 201-го СБАП. Не найдя аэродром Холола, и других достойных целей в районе Лахти (в результате бомбового удара был подожжен только один деревянный дом, а еще два повреждены), шестерка 202-го СБАП сбросила не все бомбы в этом районе, а продолжила поиски. Возможно получив сообщение от предыдущей отбомбившейся группы по радио, упорный ведущий через 20 минут таки отыскал аэродром Селянпяя, и сбросил там остаток бомб. Финны явно не ожидали такой наглости, и советскую группу никто не атаковал.

Однако на обратном пути шестерку 202-го СБАП ждал сюрприз в лице лейтенанта Турка, который после атаки группы 201-го СБАП возвращался на базу, но не смог отказать себе в удовольствии и разрядил оставшиеся патроны по уходящим СБ и не промахнулся, из оперсводки 41-й БАД:

«При возвращении последней шестерки истребителями пр-ка был сбит один самолет СБ. Экипаж: летчик мл. л-т БЕЛЯЕВ, штурман мл. л-т-КОПТЮХ и стр. радист ПИЩАЛКА, по показанию экипажей из сбитого самолета 1 чел. выбросился на парашюте на территории пр-ка. Атака производилась снизу…»

Всего упорный, но очень скромный Й.Турка заявил 2 сбитых СБ точно и еще 1 предположительно, причем все три заявки подтверждаются с большой долей вероятности.

Советские потери в этом вылете составляли 7 СБ, из них один самолет из 202-го и 6 из 201-го СБАП.

СБ заводской №1/223 202-го СБАП, экипаж в составе:

пилот лейтенант Георгий Алексеевич Беляев,

штурман младший лейтенант Михаил Михайлович Каптюх,

стрелок-радист младший сержант Петра Тихоновича Пищелка.

Список сбитых самолетов и погибшего личного состава 201-го СБАП:

СБ 7/320 (2М-103А №№033-484 и 033-457).

Командир 5-й эскадрильи майор Панюшин Федор Иванович,

Штурман эскадрильи старший лейтенант Карасев Лев Николаевич,

Стрелок-радист старшина Трофимов Владимир Емельянович.

СБ 15/219 (2М-103У №№933-1241 и 943-51).

Зам.командира эск. старший лейтенант Ястребинский Михаил Дмитриевич,

Нач.связи эск. лейтенант Кашин Владимир Михайлович,

Стрелок-радист младший сержант Ефимов Федор Сергеевич.

СБ 14/222 (2М-103У №№933-921 и 933-593).

Командир звена лейтенант Попов Петр Павлович,

Стрелок бомбардир лейтенант Зиновьев Михаил Павлович,

Стрелок-радист сержант Курков Василий Дмитриевич.

СБ 8/319 (2М-103А №№033-444 и 033-449).

Командир эскадрильи капитан Стойлик Борис Алексеевич,

Штурман эскадрильи капитан Матвеенко Павел Анисимович,

Стрелок-радист сержант Харьковский Евгений Владимирович.

СБ 3/224 (2М-103У №№943-901 и 933-352).

Зам.командира эск. старший лейтенант Славгородский Корней Арсеньевич,

Нач.связи эск. лейтенант Куприянов Евгений Васильевич,

Стрелок-радист младший сержант Артамонов Еремей Арбамович.

СБ 9/322 (2М-103А №№033-425 и 033-673).

Командир звена лейтенант Кашиченко Сергей Егорович,

Стрелок-бомбардир лейтенант Голдобин Николай Степанович,

Стрелок-радист младший сержант Коробаев Семен Павлович.

Видимо при попытках перехвата самолетов 201-го и 202-го СБАП финны использовали все боеготовые истребители LLv24, поэтому другим группам советских бомбардировщиков, практически не оказывалось противодействие.

В 8:32 2 СБ из 1-й эскадрильи 58-го СБАП ведомые замкомэска капитаном И.А.Дзюбенко, не найдя аэродрома, с Н=6000 метров сбросили бомбы на железнодорожную станцию Пори. Экипажи отметили интенсивный, но не точный огонь ЗА. Еще один СБ отстал и в 8:52 с Н=2500 м., самостоятельно отбомбился по н.п. Михельсоильтен. Все три самолета вернулись на свой аэродром без повреждений.

В 8:39 и 8:46, с высоты Н=2000м., бомбы на свою цель, несуществующий аэродром в районе Луумяки, сбросили экипажи двух троек СБ из состава 3-й эскадрильи 2-го СБАП, ведущие майор П.Г.Овчаренко и капитан И.И.Жданов. Собственно, куда упали 36 ФАБ-100 и 8 ФАБ-50 можно только догадываться. Естественно никакого противодействия «противник» не оказал.

Вторая половина 1-й эскадрильи 44-го СБАП, в составе пятерки СБ, отметилась над Коувола с 8:40-8:45. Объектом атаки ведомых замкомэска капитана М.Г.Танкова должен был стать все тот же мифический аэродром Валкеала (Коувола). Разумеется, не найдя цели, самолеты группы в 8:47, с Н=3800 метров, отбомбились по одноименной железнодорожной станции. Все самолеты благополучно возвратились на свой аэродром.

Точку в утренних налетах частей 2-й и 41-й авиадивизий, поставили три СБ ведомые зам.командира 2-й эскадрильи 44-го СБАП капитана Н.Е.Соколова, которые в 10:10 отбомбились по аэродрому Утти. Правда, учитывая высоту 6500 метров, с которой бомбило звено, не удивительно, что экипажи честно доложили, что не видели, куда упали 14 ФАБ-100. Никакого противодействия экипажи в районе цели не отметили, и без проблем возвратились на свой аэродром.

Последующие налеты, бомбардировщики 2-й и 41-й САД, произвели только через полтора часа. В этот раз лидером стал 10-й СБАП, экипажи которого, по неизвестным причинам, ранним утром не летали вообще.

В 11:40 6 СБ из 3-й эскадрильи отбомбились по аэродрому Миккели, а спустя три минуты, в 11:43 шестерка 5-й эскадрильи бомбила «неведомую» цель, которую назвали аэродром «Мантюхарью».

Практически в то же время 11:47, к своей цели, аэродрому Валкеала (Коувола), подошли 5 СБ 2-й эскадрильи 44-го СБАП ведомые комэска капитаном В.С.Локотановым.  Предсказуемо не обнаружив аэродрома, экипажи с высоты 3000 метров, сбросили бомбы на железнодорожную станцию.

Видимо в ответ на эти вылеты, с аэродрома Селянпяя в воздух поднялись перехватчики из 2/LLv24. Самолеты из 44-го СБАП уже ушли из района Коувола, но Эйно Киннунену вновь улыбнулась удача. Около полудня (по Московскому времени), в районе Луумяки, паре «Брюстеров» Киннунен – Турка, удалось перехватили звено СБ. Противниками финской пары, в этом бою, было три СБ ведомые командиром 2-й эскадрильи 2-го СБАП майором Ф.Ф.Москаленко, которые в 12:00 с высоты 2000 метров сбросили 18 ФАБ-100, 2 ФАБ-50 и 2 ЗАБ-50 на все тот же несуществующий аэродром «Луумяки», и попытались удалиться, но это удалось сделать только экипажу старшего лейтенанта И.В.Краснокутского. Который и доложил об обстоятельства воздушного боя, причем с приложением графических схем.


Герой 25 июня 1941 года, сержант Эйро Киннунен у своего самолета, июнь 1941 года аэродром Салянпяя.


Герой 25 июня 1941 года, старшина Юрье Турка в кабине своего самолета, июнь 1941 года аэродром Салянпяя.


Схема боя пары Куннунен – Турка и звена майора Москаленко.

Согласно финских данных Эйно Киннунен сбил 2 СБ, а Йорма Турка повредил еще один, который после этого скрылся в облаках.

По итогу этого вылета, ради бомбежки цели, которой не существовало в реальности, 2-й СБАП потерял два опытных экипажа:

СБ 18/220 (2М-103У №№933-1039 и 933-98).

Командир 2-й эскадрильи майор Москаленко Филипп Федорович,

Штурман эскадрильи капитан Грязнев Митрофан Васильевич,

Стрелок-радист старший сержант Калпунов Кузьма Карпович.

СБ 6/140 (2М-103 №№833-312 и 833-113).

Командир звена лейтенант Костин Андрей Афанасьевич,

Штурман звена лейтенант Крылов Гаврил Гаврилович,

Стрелок-радист младший сержант Пирогов Михаил Иванович.

В 12:03 девятка СБ 2-й эскадрильи 10-го СБАП отбомбилась по аэродрому Миккели, самолетов противника экипажи не обнаружили, бомбы сбросили на летное поле.

В 12:35 пятерка 1-й эскадрильи, с нулевым результатом отработала по летному полю в Миккели. Ну а в 12:36 соответственно 5 СБ из 4-й эскадрильи, столь же «результативно» отбомбились по летному полю несуществующего аэродрома в Мантюхарью. Несмотря на то, что от побережья, до района Миккели 150 км, самолеты полка ни разу не были атакованы противником в воздухе.

Правда, финнам, чуть было не «помогли» советские зенитчики, которые в 10 км восточнее Выборга, поочередно обстреляли все эскадрильи полка. В результе СБ №14/228, тактический №1 синий, командира 2-й эскадрильи капитана В.Г.Пчелкина, получил небольшие повреждения. Ну а то, что не удалось финским истребителям и советским зенитчикам, смогли сделать истребители ВВС КБФ, моряки перехватили в районе Петергофа, одну из групп 10-го СБАП и подбили СБ тактический №1 красный (№17/228 2М-103У №№943-1066 и 933-237) командира 1-й эскадрильи капитана А.И.Щукина, самолет требовал капитального ремонта, но экипаж не пострадал.

Завершили советские вылеты на центральном направлении экипажи 4-й эскадрильи 58-го СБАП.

В 12:41 4 СБ ведущий капитан А.К.Крюков с Н=1400 м., разгрузили 24 ФАБ-100 и 8 ЗАБ-50, на ангары и строения на аэродроме Котка, так как самолетов не обнаружили. На обратном пути, в районе о.Кулиолуотто, самолеты попытались атаковать истребители, но СБ оперативно ушли в облака.

В 13:29 состоялся последний вылет, тройка СБ ведомая старшим лейтенантом В.Б.Холодовым, отбомбилась 18 ФАБ-100 и 6 ЗАБ-50 по запасной цели - зданию порта Порво, так как аэродрома, естественно не нашли.


Схема действий частей 2 САД 25 июня 1941 года.

И на этом направлении вылеты так же были прекращены, по причине отсутствия немецкой авиации на финских аэродромах.

Действия частей 5 САД.

Еще до 9 часов утра закончили полеты летчики 5-й САД. Причем, к 25 июня 1941 года, 7-го и 153-го ИАП, фактически, представляли собой сводные группы, примерно соответствующие усиленной эскадрилье и конечно командование ВВС фронта, зная про эту ситуацию, ставило частям ограниченные задачи. Согласно плану действий, единственной целью для обоих полков, должен был стать аэродром Лапеенранта.

Первыми в 7:50 с аэродрома Кексгольм взлетели 15 И-153 из 153-го ИАП, а из Майсниеми семь минут спустя стартовали 9 И-153 из 7-го ИАП, к которым в районе аэродрома Суурмерийоки пристроились еще 5 «Чаек» группы прикрытия.


И-153 №12 красный, пилот младший лейтенант Владимир Иванович Поздняков 25 июня 1941 года, из-за ранения произвел вынужденную посадку на финской территории в районе Керимяки, умер в плену.


И-153 №12 красный, реконструкция по фото, художник Александр Казаков.

Группа 153-го ИАП атаковав аэродром Лапеенранта в 8:35, самолетов летчики не обнаружили, поэтому отработали по аэродромным сооружениям, сбросив 10 ФАБ-50 и 14 АО-25. Группа подверглась обстрелу с земли, в результате был потерян один И-153. Пилот, которого младший лейтенант Поздняков, был ранен и выполнил вынужденную посадку на финской территории, его И-153 практически в исправном состоянии достался противнику.

Девятка «Чаек», ведомая комэска Н.И.Свитенко из 7-го ИАП, отбомбилась с пикирования, с высоты 1500 метров. Из-за отсутствия на летном поле самолетов, советские пилоты сбросили 14 АО-25 на аэродромные строения, после чего были выполнены два захода, в ходе которых обстреливали аэродром из пулеметов. Далее это же проделали самолеты прикрытия. Летчики отметили, огонь ЗА и пулеметов, однако ни потерь, ни повреждений самолеты не получили, и в 8:57 благополучно вернулись на свои базы.

Какие-же выводы можно сделать по итогам этой операции.

Действия финской ПВО, несмотря на наличие мощной группировки истребительной авиации и ЗА, никак нельзя назвать эффективными. Абсолютное большинство вылетов финских истребителей прошли без контактов с советскими бомбардировщиками, которые летали над тыловыми районами Тампере и Миккели как у себя дома. При детальном рассмотрение обнаруживается, что большинство побед финские пилоты смогли одержать, вовсе не благодаря работе системы ВНОС. В докладах LLv24, несколько раз озвучены претензии к качеству передаваемой постами информации, что приводило к тому что истребители могли эффективно работать исключительно после визуального контакта, и большинство перехватов выполнили «вдогон», стартуя с аэродрома или атакуя группы, которые выполняли повторные атаки.

При этом собственные потери были весьма чувствительными, в авариях были разбиты 3 самолета (по одному «Брюстер» ВW388, «Моран» MS605 и «Харрикейн» НС455) которые отправили для ремонта на завод, а еще один «Харрикейн» НС453 лейтенант А. Теури (A.Teuri), взлетая с аэродрома, потерял управление и рухнул в лес, став первым погибшим пилотом финских ВВС в новой войне.

В воздушных боях, даже пилотам хорошо вооруженных Брюстеров, ни разу не удалось разбить строй советских бомбардировщиков. Победы над СБ, вполне объяснимы, бомбардировщики действовали без истребительного прикрытия, и мощные 12,7 мм пулеметы Кольт-Браунинг в купе с отличной стрелковой подготовкой финских пилотов, каждый раз собирали свою кровавую жатву. Огонь финской зенитной артиллерии надо признать весьма эффективным, только безвозвратные потери советской стороны составили 1 СБ и 1 И-153.

Основным итогом ударов 25 июня 1941 года по финским аэродромам, стало то что эти действия дали повод финскому руководству, выйти из сложной политической ситуации позволив де-факто участвующей в агрессии против СССР на стороне нацистской Германии, Финляндии обвинить в агрессии СССР и объявить в ответ на это войну.

При этом, эффект собственно от ударов по аэродромам, на которых отсутствовала группировка самолетов противника, был естественно около нулевой, а потери очень высокие. Всего финским истребителям удалось сбить 17 СБ (вместе с потерями 72-го СБАП), зенитчикам 1 СБ и 1 И-153, кроме того несколько самолетов получили серьезные повреждения, еще 2 СБ были уничтожены, а 3 повреждены в результате дружественного огня и столкновения в воздухе.

Командирам и штабам бомбардировочных полков видимо элементарно не хватили времени, на построении оптимальных оптимальной схемы организации боевых вылетов. Если бы все последовали примеру полковника Ф.Ф.Агальцова, и действовали в обход крупных городов и аэродромов, на большой высоте, то наверняка отделались бы легким испугом. А так, из-за не продуманных решений командования, были потеряны опытные экипажи, стоявшие без преувеличения на вес золота, погибли 60 пилотов, штурманов и стрелков-радистов, включая пятерых командиров эскадрилий, это была очень тяжелая утрата. На фоне этих потерь удивительна судьба заместителя командира эскадрильи 201-го СБАП старшего лейтенанта Корнея Арсентьевича Славгородского.


Замкомэска 201-го СБАП старший лейтенант Корней Арсентьевич Славгородский.

К сожалению, на данный момент отсутствуют подробности собственно в какой момент был сбит СБ Славгородского, на пути к Хейноле, в районе Сялянпяя или уже в районе Виролахти, при каких обстоятельствах попал в плен и как сумел выжить.

Корней Арсентьевич Славгородский родился в 1912 году в селе Мануйлово Харьковской области. К началу Великой Отечественной войны он был опытным пилотом, закончив еще в 1936 году знаменитую Качинскую авиашколу, после чего служил в строевых частях в Белоруссии, а с 1938 года в Забайкалье, в составе знаменитого 150-го СБАП. Далее был переведен в состав 56-м СБАП, командовал звеном, и принял участие в боях на р.Халхин-Гол, в одном из вылетов был подбит японскими истребителями, произвел вынужденную посадку за линией фронта, но смог вернуться к своим. За отличия был награжден орденом Боевого Красного знамена, а осенью 1940 года Корней Арсентьевич был повышен в должности и переведен заместителем командира эскадрильи в 201-й СБАП.

В октябре 1944 года, Корней Арсентьевич Славгородский возвратился в СССР, после прохождения проверки был восстановлен в звании служил в учебных частях ВВС МВО. Его единственной наградой за Великую Отечественную войну, кроме собственной жизни, стала медаль за победу над Германией.

 


Поделиться
Комментарии
Петр Заика
25.06.2022 13:03:10
Статья отличная, давно ожидаемая, но....

есть мелкие косячки, а именно:

///Командир 202-го СБАП, полковник Николай Федорович Ефимов (Не вернулся из боевого вылета 7.06.41г.)///
За две недели до начала войны?

///срубил левым крылом и винтами мотора хвостовое оперение машины ведущего. ///
Наверное все же винтом - у СБ же не было соосных винтов ?

///Командирам и штабам бомбардировочных полков видимо элементарно не хватили времени, на построении оптимальных оптимальной схемы////
Задвоили термин

в паре-тройке мест не помешали бы стилистические правки, но это уже придиразм.

Кстати, второй слева - начштаба ВВС ЛенВО/СФ Алексей Петрович Некрасов, которому Новиков вроде как сдавал должность 21.06.1941 и собирался в Москву.
Михаил Тимин
25.06.2022 15:37:29
Спасибо - поправим!
Михаил Скородумов
25.06.2022 17:03:25
Интересно и подробно,как всегда. Ждем новых публикаций
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.