Блуждающие в облаках или кто бомбил Швецию

6

2065

Блуждающие в облаках или кто бомбил Швецию

Во время Советско-Финской войны, произошло два инцидента, которые могли привести к серьезным политическим осложнениям с нейтральной Швецией. Из-за навигационной ошибки, допущенной экипажами самолётов ВВС 14 Армии, дважды подверглась бомбардировке шведская территория – в январе 1940 года бомбы были сброшены на остров Каллаксён, недалеко от г. Лулео, а месяц спустя – на приграничную с Финляндией шведскую деревню Паяла.
В книгах и различных публикациях, освещающих эти события, все сводится к тому, что акция могла быть запланированной. Если авторы и предполагают навигационную ошибку, но ставя эту версию в кавычки, тем самым подвергают её сомнению.
В данной публикации мы попробуем разобраться с первым случаем.

В воскресный день 14 января 1940 года в шведской провинции Норрботтен была плохая погода – мела метель и шел густой снег. Около полудня со стороны Ботнического залива, в районе прибрежной деревни Альхамн (Alhamn), на большой высоте несколько неизвестных самолетов пересекли береговую линию Швеции, и направились в сторону Бодена. Однако не долетев несколько километров до города, развернулись над рекой Лулео и вышли к острову Каллаксён.

Предполагаемая траектория полета самолетов. Кольцом обозначено место бомбардировки о. Каллаксён. (Из публикации Карла Эрика Экстрёма – «Бомбы над Каллаксёном»)

Из шведской газеты «Svenska Dagbladet» от 18.01.1940:

Примерно в 12 часов дня в воскресенье - население Каллакса в Лулео было потрясено огромными взрывами, которые раздались со стороны острова Каллаксон, который отделен от деревни узким проливом.
У домовладельца Якоба П. Оквиста (Jacob P. Öqvist), который живет в дальнем конце мыса напротив Каллаксона, давление воздуха было настолько сильным – «казалось, что дом рухнет и настенные часы упадут». Оконные стекла дрожали еще в течение нескольких минут.

Статья про бомбардировку Каллаксона в шведской газете Svenska Dagbladet № 4414 от 18.01.1940 года

Сразу же, после того как стало известно о бомбардировке, на остров Каллаксён из Лулео прибыли губернатор округа Хансен (Hansén) с секретарем Р.Санбергом (R. Sundberg), окружной и городской прокуроры Аксель Даниэльсон(Axel Danielson) и Халлберг (Hallberg). Представителем от армии был майор фон Штедингк (vonStedingk). Вместе с ними был, находившейся в то время в Лулео, принц Густав Адольф (Gustaf Adolf).



Первые снимки с места бомбардировки Каллакса, в 8 км к югу от Лулео. Наверху майор Стединк осматривает несколько осколков, которых собрался целый мешок. (Из шведской газеты)

В результате расследования было установлено, что было сброшено десять бомб, которые упали в полосе около 125 метров и шириной около 40 метров. Восемь из них упали недалеко от берега на лед пролива, а две взорвались на берегу острова, подняв в воздух и раскидав в радиусе 300 - 400 метров камни и гальку. Одна из бомб не взорвалась, а только пробила 40-сантиметровый лед­. Летом 1940 года ее подняли, и в настоящее время она является экспонатом музея эскадрильи F-21 в Лулео.


Советская бомба, сброшенная 14 января 1940 года на о. Каллаксон. Экспонат музея эскадрильи F-21 в Лулео. (Из книги Ларса Гилленхала – «Германия и союзники в Швеции»)

К счастью, обошлось без человеческих жертв, но пострадала резиденция управляющего горнодобывающей компании на острове, где добывали полевой шпат. ­ Камнем, вероятно, поднятым взрывом, была пробита крыша. При осмотре фрагментов авиабомб, как писали шведские газеты, были обнаружены русские буквы, что дало основание для протеста Советскому правительству.

По одной из версий шведской прессы, самолеты потеряли ориентировку во время снежной бури, и под угрозой аварийной посадки один из пилотов избавился от смертоносного груза. Было высказано предположение, что самолет сел вынужденно на территории Швеции, и даже предпринимались попытки найти его с привлечение авиации, военных и полиции.

В публикациях уже нашего времени выдвигаются версии, что акция могла быть запланированной – советское правительство, таким образом, выражало свое неудовольствие использованию на стороне Финляндии шведских добровольцев, в том числе добровольческой эскадрильи F 19 и оказанию другой военной помощи. Об этом, например, написал в своей статье «Бомбы над Каллаксоном» шведский историк авиации Карл Эрик Экстрём  (Karl-Erik Ekström). Основным доводом послужили мемуары Бертила Эстбо (Bertil Östbo), который в годы Зимней войны был командиром авиабазы F-19 «Ульрик» в г.Оулу:

«Однажды я получил сообщение от IPAK, который был финским центром противовоздушной обороны района, что возможно группа советских бомбардировщиков, направляется в северную Швецию, возможно в Боден. По телефону я предупредил командира в Бодене. Самолеты сбросили бомбы на Каллакс».

Так же Экстрём предполагает, что целью мог быть аэродром в Бодене. Плохая видимость вынудила советские самолеты искать запасную цель, которой мог быть строящийся военный аэродром в Каллаксхедене (Kallaxheden). Но вместо этого бомбы были сброшены на Каллаксон, так как в сложившихся погодных условиях советские летчики приняли узкий пролив за взлетно-посадочную полосу для самолетов.

Этой же версии придерживается, и другой шведский историк Ларс Гилленхал (Lars Gyllenhaal), приводя те же доводы. В своей книге он так же написал, что до сих пор не найдены советские документы, говорящие об обратном. Пришло время обратиться к ним и посмотреть на события и с другой стороны.

Для начала выясним какая задача ставилась перед бомбардировочной авиацией в этот день. Приказ на боевой вылет, командованием ВВС 14 Армии, был отдан еще 9 января 1940 года:

Командиру и комиссару Мурманской авиабригады в период до 15.1 группой ДБ-3 в составе 1 и 2-й эскадрилий используя аэродром Нотозеро, разрушить порт, Ж.Д станцию и город Кеми.
В районах действия сбросить политические листовки. Летный ресурс два вылета.
(Выписка из приказа №015 от 9.1.1940)


Из приказа штаба ВВС 14 А №015 от 9.1.1940

Но выполнение боевой задачи стало возможным только 14 января. Основная цель осталась без изменений ­железнодорожный узел - Кеми. В качестве запасной была выбрана железнодорожная станция Рованиеми. Количество самолетов было сокращено до семи. Вылет с аэродрома базирования на реке Тулома возле поселка Мурмаши. Группу должен был возглавить майор Гайкович Владимир Павлович.


Железнодорожная станция Рованиеми (РГВА Ф.34980 оп.11 д.409)

Из боевого донесения №019 штаба от 14.01.1940:

5 ДБ с аэродрома МУРМАШИ в период 11.20 – 15.30 произвели вылет для бомбардирования ж.д. станции КЕМИ. Ввиду плохих условий КЕМИ не бомбили пошли на запасную цель РОВАНИЕМИ. 13 – 13.20 прекратилась радиосвязь. В 16.25 3 ДБ сели на аэродром в МУРМАШИ, 1 ДБ в 18.45 сел на неизвестное озеро, неизвестно на чьей территории. Об 1 ДБ сведений до сих пор нет.

Как видно из поставленных задач и боевых донесений об их выполнении ­ никакие объекты на территории Швеции не упоминаются. Но остается вопрос: кто куда летал и что случилось с экипажами пропавших самолетов? И кто же все-таки сбросил бомбы на шведский остров Каллаксён?

Согласно народной примете, если споткнешься на пороге, то ничего хорошего не жди. Именно это и произошло при вылете на боевое задание, а последующие события были тому подтверждением.

Эскадрилья ДБ-3 майора Гайковича 14.1.40 получила боевой приказ уничтожить ЖД. узел в глубоком тылу противника. Это задание требовало тщательной подготовки экипажей и материальной части, но при его выполнении оказалось не так: утром 14.1.40 при выруливании на намеченных к полёту 7 самолетов не один не мог оторваться от стоянки, так как лыжи примерзли ко льду. После принятых мер самолеты вырулили в разное время, опоздав с вылетом на 1 час. Первая тройка, где ведущим был майор Гайкович, вылетела в 11.00 вместо назначенных 10.00. Не дождавшись остальных, она легла на курс. Взлетевшая пара во главе помощника командира эскадрильи капитаном Кичиным, отставала от первой группы на 25-30 мин. и догнать первую не смогла. Улетевшие 2 группы, на территории противника ушли за облака (Из приказа командующего ВВС 14 армии №19б от 24.01.1940 г.)

Как видно из документа, из семи намеченных к вылету, на боевое задание смогли отправиться только пять самолетов. Причину почему два самолета так и остались на льду аэродрома в документах найти не удалось.

Первая группа, посчитав метеорологические условия не благоприятными, уходит на запасную цель­ Рованиеми. По докладам экипажей около 13:30 два самолета майора Гайковича Владимира Павловича и лейтенанта Тихого Трофима Ивановича, отбомбились по Рованиеми и ж.д. станции Муурола (Мuurola), в других документах указана ж.д станция Хирвас(Hirvas), расположенная в 5 км. севернее Мууролы. Экипаж капитана Попова Петра Логвиновича бомбы так и не сбросил.
Финские источники подтверждают, что два самолета в этот день сбросили бомбы в районе Рованиеми, правда на другие населенные пункты: 8 бомб южнее Ятилы (Jatila) и 9 бомб на Нисканперя (Niskanperä).


Участники боевого вылета 14 января 1940 г. (первой группа): командир группы ДБ-3 ВВС 14 А майор Гайкович В.П., капитан Попов Петр Логвинович и лейтенант Тихий Трофим Иванович.

Согласно советским документам, с аэродрома Рованиеми поднялись пять истребителей и советские самолеты поспешили скрыться в облаках и потеряли друг друга. Экипажи Тихого и Попова, выйдя на линейный ориентир -­ Кировскую железную дорогу - смогли благополучно сесть на свой аэродром, причем самолет Попова садился с бомбами. Гайкович хоть и выходил на связь несколько раз, на свой аэродром так и не вернулся.

Следует сказать несколько слов о пяти истребителях, якобы загнавших в облака группу Гайковича. По финским данным в этот день в том районе в воздухе не было ни одного истребителя. В 11:52 по местному времени шведская добровольческая эскадрилья F19, была поднята по тревоге. Два истребителя "Гладиатор" были готовы взлететь с главной базы F19, находящейся возле города Кеми в Вейтсилуото (Veitsiluoto), но не смогли стартовать из-за туманной погоды. Откуда был послан сигнал тревоги и какую группу бомбардировщиков должны были перехватить шведские летчики-добровольцы выяснить не удалось, но тревога была вызвана сообщением, что на запад летят 27 советских бомбардировщиков.


Самолет «Gloster Gladiator» (желтая «D») из состава эскадрильи F19 в Вейцилуото. Январь 1940

Взлетевшая на полчаса позже Гайковича пара под командованием капитана Кичина Николая Михайловича, как следует из документов, бомбила не Рованиеми, а решила всё же пробиваться на Кеми.

Два сам[олета] ДБ-3 под командов[анием] Кичина бомбили из-за облачности с просветами ст. Кеми в период 13.20 – 13.25 и капитан Кичин 16.00 произвел посадку аэродроме.
Летчик Зубарев(Зубов) на свою базу не возвратился. Хотя 14.02 запрашивал погоду базы после того связи не было.


Капитан Кичин Николай Михайлович

Судьба пропавших экипажей какое-то время оставалась неизвестной, а масла в огонь подлила перехваченная 15 января радиограмма, передаваемая английской радиостанцией:

«Сегодня двумя русскими самолетами были сброшены бомбы на норвежской территории. Один из самолетов сделал вынужденную посадку, русский летчик при аресте оказал сопротивление. Один сел на шведской территории».

Оказавшим сопротивление «летчиком» был экипаж лейтенанта Зубова Леонида Федоровича. Его самолет действительно совершил вынужденную посадку, но не в Швеции, а в Финляндии, возле озера Ваалаярви (Vaalajärvi), в нескольких километрах западнее Соданкюля (Sodankylä).

Самолет ДБ-3 л-та Зубова на месте вынужденной посадки.

Летчики пытались сжечь самолет, но им помешали подоспевшие шюцкоровцы. В начавшейся перестрелке погибли штурман лейтенант Кононов Федор Иванович и воздушный стрелок-радист старшина Василий Ерофеев. Встречается так же информация, что один из погибших застрелился сам. Лейтенант Зубов попал в плен. Во время допросов отвечать на вопросы на военные темы отказался.

Попавший в плен лейтенант Зубов Леонид Федорович

Через четыре дня самолет ДБ-3 (№391505, тактический – желтая 8) на грузовике доставили в Рованиеми, где журналисты разных стран устроили ему фотосессию. Затем он был доставлен железной дорогой в Торнио.



Самолет ДБ-3 №391505 (желтая 8) в Рованиеми

Что касается перехваченной радиограммы, то вероятней всего информация поступила из разных источников в Норвегии, Финляндии и Швеции, и сыграл фактор испорченного телефона.

Судьба второго пропавшего экипажа оказалась менее трагичной. Сопоставив различные источники, можно довольно точно восстановить ход событий. После бомбометания в районе Рованиеми, потеряв из виду другие самолеты группы, экипаж в одиночку направляется в сторону своего аэродрома. Майор Гайкович в 15:10 сообщил, что находится в районе оз. Гирвас, которое являлось одним из основных ориентиров во время полетов в глубь финской территории. Потом связь с ним прервалась. Если это действительно было озеро Гирвас, то, по всей видимости, именно там самолет сбился с курса и направился на северо-запад.

В одном из рапортов Гайковича говорится, что он вначале вылетел на побережье Баренцева моря, а потом совершил вынужденную посадку на неизвестном озере. Как потом выяснилось это было находившееся на границе Норвегии и Финляндии озеро Сальмиярви. Наиболее подробно об этом говорится в рапорте капитана пограничной службы Отто Нюквиста (Otto Nyquist), производившем расследование по нарушению нейтралитета.

Согласно рапорту, летевший на северо-восток в сторону моста Сальмиярви самолет сел на лед озера на финской его стороне. После приземления, сделав разворот и пробежав метров двести, остановился возле норвежской деревни Бьерхольт (Bjørkholt). Жители ближайших домов, в том числе дети, вышли на лед, чтобы посмотреть на него. Два члена экипажа вышли из самолета, третий оставался в кабине. Среди подошедших был служащий пограничной охраны, попытавшийся задержать экипаж, однако лётчики, угрожая оружием, дали понять, чтобы он не подходил. Так как на льду было много местных жителей, пограничник не рискнул произвести арест. Остававшийся в кабине пилот подал знак остальным вернуться в самолет, который после этого взлетел, держа курс на восток.


Место вынужденной посадки самолета майора Гайковича.

Хотя штурман у Гайковича был весьма опытный ­­­– ­­­­­флаг-штурман отдельной группы ДБ-3 капитан Иван Исаевич Миринюк, но судя по всему после этого инцидента он был полностью дезориентирован и не понимал, где они находятся. Буквально в нескольких километрах на другой стороне озера находился ледовый аэродром Сальмиярви, где базировалась советская истребительная эскадрилья. Но летчики этого не знали, и пролетели буквально над ним -­ с аэродрома видели прошедший на высоте 300-500 метров самолет ДБ-3.

Так и не сумев восстановить ориентировку и израсходовав горючие, экипаж совершает вторую вынужденную посадку. Последнее сообщение от Гайковича поступило в 19:00. Он сообщил, что сел на неизвестном озере и где находится не знает. Экипаж невредим, бензина 100 литров. В документах нет прямого указания о какой именно вынужденной посадке идет речь, но учитывая время, когда было получено сообщение и запас топлива, то вероятней всего, речь идет о второй.

По метеоусловиям организовать поиски удалось лишь 16 января, при этом на свой аэродром не вернулось два самолета СБ. Как потом выяснилось, потеряв ориентировку, они сели на неизвестное озеро на нашей территории. Узнав от местных жителей, где они находятся, взлетели и благополучно сели на аэродром Африканда.

Но самолет Гайковича все же был обнаружен: он не долетел всего 43 километра до своего аэродрома и приземлился на оз. Пен-Явр (современное название Пон-явр).

Один ДБ-3 командира экипажа м-ра Гайковича обнаружен на озере в р-не Ура-губа. Майор Гайкович переброшен на самолете Р-5 в Мурмаши. Экипаж невредим. На место посадки ДБ-3 выслана команда для принятия мер по доставке самолета на аэродром.

По словам Гайковича, первоначально потеряв ориентировку сделал посадку на чужой территории, в этом экипаж убедился из разговоров с подошедшими к самолету людьми. Имея запас горючего Гайкович сразу же взлетел, держа курс в восточном направлении. Потеряв вторично ориентировку и израсходовав горючее сел на озеро в р-не Ура-Губа.

Исходя из этой [перехваченной] радиограммы  и сведений от Гайковича предполагаем, что самолет Гайковича первую вынужденную посадку сделал на Норвежской территории.

В отношении второго ДБ-3 под командованием Зубова предполагаем, что он сел вынужденно на Шведской территории. 

Осталось закрыть главный вопрос: ­ кто же сбросил бомбы на шведскую территорию? Как мы видим, у группы Гайковича стопроцентное алиби, она была у Рованиеми, и это подтверждается финской стороной. Остается только пара ДБ-3 капитана Кичина, который отчитался, что бомбил Кеми.
Если посмотреть на карту, то видно, что остров Каллаксон находится на противоположном от назначенной цели берегу Ботнического залива. То, что группа Кичина приняла небольшой островок за ж.д узел Кеми, представляется маловероятным. Скорее всего, поняв, что они заблудились просто избавились от бомбовой нагрузки.



Плохая погода, а также зимние условия полета очень осложняли ориентирование, и экипажи, находясь в облаках или над ними, могли и не заметить, что перелетели через залив. Тем более, лететь пришлось над незнакомой территорией ­ до этого самолеты группы ДБ на Кеми не летали. 
В распоряжении штурманов были только компас, часы и карта. Только после этого случая на флагманские самолеты установили радиополукомпасы РПК-2 и обязали штурманов пройти обучение радиовождению.

По результатам вылета майор Гайкович и комиссар группы ДБ старший политрук Кириллов получили по выговору, а капитан Миринюк был освобожден от занимаемой должности.

1. Материальная часть и стоянка самолетов к вылету была не подготовлена.

2. Задание было проработано плохо. Самолеты вылетели и отправились на задание не в одной группе, а двумя группами чем усложнили и ухудшили свое положение и создали возможность противнику бить себя по частям. Командир не мог командовать всей группой поэтому и бомбили по разным целям, летали за облаками и в облаках где окончательно растеряли друг друга.

Майору Гайковичу и комиссару старшему политруку Кириллову, - заслуживающим отстранение от занимаемых должностей - объявить выговор и дать возможность в предстоящей боевой работе доказать свое умение руководить подразделениями.

А вот отбомбившихся по Рованиеми и якобы Кеми летчиков даже отметили в политдонесении частей ВВС 14 армии за 14 января, в том числе и лейтенанта Троянова Всеволода Ивановича, штурмана из экипажа капитана Кичина:

При боевом вылете 15.01.1940 (?) на территорию Финляндии хорошо выполнили задачу: капитан Демин (Демшин), бомбы которого поразили запасную цель ж/д узел Рованиеми. Молодой летчик л-нт Троянов меткими ударами бомб поразил порт Кеми.


Капитан Демшин Николай Григорьевич и лейтенант Троянов Всеволод Иванович.
17 января 1940 года Советское правительство выразило сожаление по поводу этого инцидента и принесло свои извинения. Так как обошлось без жертв и серьезных разрушений, шведское правительство этим ограничилось. Заодно были принесены извинения и Норвегии:

17 января Наркоминдел передал также ответную ноту Норвежской миссии в Москве в связи с ее нотами от 15 и 16 января, в которых был заявлен протест против перелета норвежской границы советскими самолетами 12 и 14 января в районе Сванвик – Ваггетем. В своей ноте Наркоминдел сообщил, что, по полученным сведениям, действительно имели место три факта случайного перелета норвежской границы советскими самолетами 12 и 14 января с. г., объясняющиеся исключительно неблагоприятными атмосферными условиями, затруднившими ориентацию для летчиков Советское правительство выразило сожаление по поводу случившегося.[1]

Известия, ­20 января 1940 года.


[1] Так как ледовый аэродром Сальмиярви, где базировалась истребительная авиация, находился около норвежской границы, то были частые случаи нарушения границы воздушного пространства Норвегии. Только 12 января 1940 года зафиксировано 22 случая, когда советские истребители пролетели через норвежскую территорию. 

Интересно, что собственно «виновника торжества» майора Гайкевича о том, что его подчиненные отбомбились по шведской территории, в известность, судя по всему, не поставили. Поскольку он даже 30 марта в одном из своих рапортов указывал, что пара капитана Кичина бомбила Кеми.

Спустя почти месяц история повторилась фактически один в один. Советскому правительству пришлось повторно приносить извинения Швеции. 21 февраля были сброшены бомбы на шведскую деревню Паяла. Но об этом будет рассказано в другой публикации.

Автор выражает благодарность за оказанную помощь в написании статьи: Олегу Киселеву; Карлу-Фредрику Геусту (Karl-Frederik Geust), Калеви Микконен (Kalevi Mikkonen) - Финляндия; Руне Раутио (Rune Rautio) - Норвегия; Кристер Бергстрем (Christer Bergström), Эрику Нильсону (Erik Nilsson), Томми Окессон (Tommi Åkesson) - Швеция. Отдельное спасибо Валерию Смирнову за помощь в  сборе информации.

ИСТОЧНИКИ:
Архивные документы:

РГВА Ф.34980 оп.7 д.5 Политдонесения частей ВВС 14 А
РГВА Ф.34980 оп.7 д.85 Приказы штаба ВВС 14 А
РГВА Ф.34980 оп.7 д.98 Донесения штаба ВВС 14 А
РГВА Ф.34980 оп.7 д.103 Журнал боевых действий ВВС 14 А
РГВА Ф.34980 оп.7 д.110 Текущая переписка штаба ВВС 14 А
РГВА Ф.34980 оп.7 д.111 Сведения об авариях и катастрофах в частях ВВС 14 А
РГВА Ф.34980 оп.7 д.133 Материалы о потерях ориентировки частями ВВС 14 А
РГВА Ф.35080 оп. 1 д. 39 Материалы аварий и катастроф ВВС 14 А
Riksarkivet-FKA-boks-L0151-0010-Overflygninger-og-nøytralitetskrenkelser

Литература:
Карл-Фредерик Геуст «ВВС РККА на финской войне» – СПб: Историко-культурный центр Карельского перешейка, 2014
Karl-Erik Ekström «Bomber över Kallaxön»
Lars Gyllenhaal «Tyskar och allierade i Sverige» – Fischer & Co
Hannu Valtonen «Hylkyretkiä Pohjolaan». –  Jyväskylä, 2009
«Документы внешней политики СССР» Т. 23 кн. 1 - М. «Международные отношения», 1995

Газеты:

Газета Svenska Dagbladet Inv nr 4414 (18.01.1940)
Газета Norrbottens Kuriren Inv nr 4414 (15.06.1940)

Поделиться
Комментарии
Дмитрий Чиновников
25.06.2022 13:09:39
Спасибо, очень интересно!
Михаил Тимин
25.06.2022 15:37:53
Хорошая работа!
Михаил Скородумов
25.06.2022 15:56:35
Спасибо, статья на высоком уровне. Карты и фото отлично дополняют. Жду продолжения
andrey x
26.06.2022 06:09:16
Очень интересно. А лейтенант Зубов после освобождения 15 июня 1942 получил 5 лет ИТЛ, и в 1944 еще 5......
Рыбьяков Рыбьяков > andrey x
06.07.2022 18:05:45
Это интересно! Я правильно понял, что у вас есть сведения о судьбе Зубова после возвращения из плена?
Станислав Сопов
26.06.2022 09:05:35
Молодец Виктор!
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.