Кошмар генерала Полынина.

21 июня 2022

Михаил Тимин

3

2460

Кошмар генерала Полынина.

Удары ВВС ЗФ по частям Вермахта в районе Бреста утром 22 июня 1941 года.

Действия Люфтваффе 22 июня 1941 года, нацеленные в первую очередь на уничтожение авиации советских приграничных округов на аэродромах, имели для последних во многом катастрофические последствия. Однако были соединения ВВС КА, которые понесли огромные потери не на земле, а именно в воздушных боях. И про самый тяжёлый подобный случай - разгром нескольких групп самолётов 13-й бомбардировочной авиадивизии, рассказ в данной публикации.

Бывший командир дивизии генерал Ф.П.Полынин, в своих мемуарах, так описывает момент возвращения из вылета, ведущего одной из девяток СБ: 

«Из кабины медленно вылез майор Никифоров. Вид у него был ужасный: глаза налиты кровью, лицо бледное, губы посиневшие. Он был так потрясен, что несколько минут не мог произнести ни слова. - Что произошло, рассказывайте, - спрашиваю его, предчувствуя, что случилась большая беда. - Побили… Всех побили, - тупо уставился он взглядом в землю. - Как всех? – переспрашиваю летчика. Подошел штурман экипажа… - Не всех, конечно, но многих. Сели где попало. Кто в поле, а кто за линией фронта…»
Первая попытка ударить по «подлецу» Гудериану

Утром первого дня войны штаб ВВС западного фронта составил предварительный приказ №1, который регламентировал действия частей и соединений, однако разослать приказ в войска судя по всему не решились (Статья: "Несостоявшееся возмездие"). А тем временем командиры и штабы частей, уже попавших под первые удары противника, начали действовать исходя из собственных соображений. Так согласно ЖБД 10-й САД командир полковник Н.Г.Белов, в 5:50 личным распоряжением, отправил на разведку экипаж СБ. По результатам вылета было установлено что противник переправляет войска через р.Буг, южнее Бреста. В 6:45 на аэродром Жабчицы (Пинск), из штаба 10-й САД, самолетом был доставлен приказ: 

«Командиру 39 СБАП – бомбить войска противника в районе переправы…»
И около 7:00 полк девятками начал взлетать на выполнение боевого задания.


Самолёт СБ 39-го СБАП участвовавший в первом вылете полка, повреждён и оставлен на аэродроме Бобруйск.


. Реконструкция самолёта с предыдущего фото, художник Игорь Злобин.

Противник же действовал по своему сценарию, в 7:45 аэродром Жабинка подвергся первой атаке самолетов Люфтваффе, к этому моменту в воздух успели подняться только две эскадрильи полка – 17 самолетов СБ плюс ещё один из управления дивизии, остальным машинам немцы взлететь уже не позволили. Две девятки без потерь отбомбились по переправам и скоплениям немецких войск, в районах н.п.Мельник и Янув-Подляска. Загадкой этого вылета, является то факт, что вопреки данным разведки, бомбились переправы не южнее, а севернее Бреста. После выполнения задачи, обе эскадрильи произвели посадку на аэродроме Бобруйск (по другим данным вернулись в Пинск, но в 9:20 вылетели в Бобруйск в порядке выхода из-под удара противника).



Карта района вылетов самолетов 13-й БАД 22 июня 1941 года


Попытка вторая

Находящиеся на значительном расстоянии около 400 - 450 км от границы в Бобруйске штаб 13-й БАД генерала Ф.П.Полынина, получил указания действовать согласно боевого приказа №01 штаба ВВС фронта, после чего поставил задачи подчиненным полкам:

«Боевой приказ №1 Штаб 13 БАД Бобруйск 22.6.41 г.

1. Противник нарушил госграницу.

Погода на 22.6. Ясно.

           2. 13 БАД в течении 22.6.41г. действует по скоплениям войск и уничтожает склады и боеприпасы на аэродромах в районах: Янов-Подляски, Бяло-Подляски, Тересполь (Все пункты северо-западнее Бжесць 40 клм ), Сарнаки, Константинов, Лосицы (Все пункты восточнее Седльц 30-50 километров), Риголи, озеро Сервы, Сернетки (Юго-восточнее Сувалки 20-40  километров).

а) 24 СБАП бомбардировать войска противника в районе Янов-Подляски, Бяло-Подляски, Тересполь. По выполнению задачи посадка аэродром Жабчицы (западнее Пинск 8 клм.).

б) 121 СБАП бомбардировать скопления войска противника в районе Сарнаки, Лосицы, Константинов. По выполнению задачи посадка аэродром Бобруйск.

в) 125 СБАП уничтожить войска противника в районе Риголи, озеро Сервы, Сернетки. По выполнению задачи посадка Нов-Гудков (восточнее Слуцк 26 клм).

г) 130 СБАП уничтожить материальную часть, склады, боеприпасы на аэродромах Бяла-Подляска. По выполнению задачи посадка аэродром Солон (36 клм восточнее Слуцк)

д) Начальнику Курсов командиров звеньев составом 2-х девяток действовать по уничтожению прорвавшейся танковой колонны в районе м.Цехановец (западнее Бельск 50 клм). По выполнению задачи посадка аэродром Бобруйск.

е) 97 ББАП производить аэродроме Бобруйск тренировочные полеты. Быть готовности к 18.00.  22.6.41г. перебазированию аэродром Курьяны (7 клм юго-восточнее Белосток).

3. О готовности частей к вылету доложить, вылет моим распоряжением.

4. Мой КП аэродром Бобруйск.

Командир 13 БАД Генерал-майор Авиации Полынин.

Начальник штаба Подполковник Тельнов. 


. Командир 13-й БАД генерал-майор Авиации Полынин.
Четыре полка дивизии представляли собой грозную силу - 175 СБ были с раннего утра готовы выполнить боевую задачу и в 5:30-5:40 командиры 24-го, 121-го, 125-го и 130-го СБАП получили приказ прибыть в штаб дивизии в Бобруйск. Про успехи и потери двух полков: 125-го и 130-го СБАП, работавших преимущественно по немецким аэродромам в районе Сувалок и Бяла-Подляска, можно почитать тут: Несостоявшееся возмездие, а, мы рассмотрим действия: 24-го, 121-го СБАП и Курсов командиров звеньев дивизии.
Особенностью приказа стал пункт «д» который ставил задачу об: «Уничтожении прорвавшейся танковой колонны в районе м.Цехановец». Это решение было вызвано донесением штаба 10-й Армии, переданном по радио в штаб Западного фронта, о том, что якобы в 7:30 танки противника проникли до н.п.Цехановец. Причём опасность в штабе фронта оценивалась так высоко, что вскоре и 24-й СБАП был перенацелен на эту пресловутую «танковую колонну»:

«Приказание №01 штаба 13 БАД.

Во изменение приказа №01 Командиру 24 СБП действовать по уничтожению прорвавшейся танковой колонны в районе м.Цехановец (западнее Бельск 50 клм.). По выполнению задачи посадка аэродром Бобруйск. Вылет моим распоряжением.»

Командирам 3-й эскадрильи 24-го СБАП и Курсов командиров звеньев, самолеты которых стояли в нескольких сотнях метрах от штаба дивизии, на поле Бобруйского аэродрома, задача была поставлена вероятно около 8:30 и они, выражаясь словами комдива - «Обрадованные, четко повернулись и опрометью побежали к самолетам…» 
Точные данные отсутствуют, но вероятно лидером стала девятка самой опытной 3-й «ночной» эскадрильи 24-го СБАП, которую вёл комэска капитан В.Н.Ильин, далее взлетели две группы Курсы командиров звеньев дивизии - 9 СБ ведущий командир курсов майор Н.А.Никифоров и 10 СБ – во главе с заместителем командира курсов капитаном В.К.Сухановым. 
Сводную девятку 1-я и 5-й эскадрилья 24-го СБАП стартовавшую с полевого аэродрома Тейкичи возглавлял комэска-1 капитан П.С.Лозенко, а с аэродрома Телуша вылетели 9 экипажей 2-й и 4-й эскадрилий под командованием заместителя командира полка батальонного комиссара А.Н.Калинина.

Выйдя в район Цехановец, обнаружить прорвавшуюся танковую колонну экипажам не удалось, что, в общем, то и не удивительно ведь никаких танков противника в этом направлении попросту не было. В результате ведущие групп приняли решение отбомбиться по целям, обнаруженным по ту сторону границы в районе н.п. Каменчики, Малыкиня-Нур и Коссув, возможно за исключением девятки батальонного комиссара А.Н.Калинина. В ЖБД полка есть сведения, что эта группа сбросила бомбы в районе Цехановец, однако это мало вероятно.  
Полёт нескольких групп советских бомбардировщиков от Цехановца на Коссув, не остался не замеченным для противника. И то ли с находящегося в 55 километрах от места событий аэродрома Седльц (аэродром штаба и II /JG51), то ли перенаправленные по радио с выполнения какого-то другого задания, а скорее всего вообще случайно пролетавшие мимо «мессершмитты» Bf-109F из 4 штаффеля JG51 под командованием оберлейтенанта Эриха Хохагена (Oblt.Erich Hohagen), заметили и атаковали советские бомбардировщики. С 10:30 по 10:45 пилоты эскадрильи заявили 16 побед, в том числе оберлейтенант Хохаген, оберфельдфебель Вильгельм Гасхауст (Ofw.Wilhelm Gasthaus) и унтер-офицер Вольдемар Функ (Uffz.Waldemar Funk) – по три, лейтенант Герберт Пушманн (Ltn.Herbert Puschmann), а также фельдфебели Карл Элшнер и Отто Шульц (Fw. Karl Elsner и Otto Schultz) – по две, и только лейтенант Георг-Петер Эдер (Ltn.Georg-Peter Eder) скромно отчитался об одном сбитом СБ. Через несколько минут, к ним присоединились пара 1/JG51 лейтенант Хейнц Бар (Ltn.Heinz Bär) и оберфельдфебель Генрих Хофемейер (Ofw. Heinrich Höfemeier), которые за пять минут с 10:40 – 10:45 заявили ещё 6 побед, две Бар и целых четыре Хофемейер.


Командир курсов командиров звеньев 13-й БАД капитан Николай Александрович Никифоров

Заместитель командира курсов командиров звеньев 13-й БАД капитан Василий Константинович Суханов.

Оберфельдфебель Генрих Хофемейер заявивший в одном бою 4 победы над СБ 13-й БАД.

Советские потери в целом соответствуют заявкам противника, первыми под удар асов Мельдерса вероятно попали самолеты 24-го СБАП и десятка капитана В.К.Суханова, к сожалению, в документах полка нет конкретных данных, в какое время и какая группа была атакована первой. Из ЖДБ 24-го СБАП известно, что противник оказал сильное противодействие в районе цели, отмечен сильный огонь ЗА и атаки до 20 Ме-109, в результате воздушного боя общие потери составили 9 СБ (из них 2 самолета сбиты истребителями и ещё 2 повреждённых выполнили вынужденные посадки, судьба остальных была неизвестна), ещё 5 машин получили повреждения. Огнем стрелков, вероятно старшиной Н.П.Шумским, предположительно был сбит 1 Ме-109. Всего 24-й СБАП сбросил на головы противника 138 ФАБ-100 и 52 АО-8. Из 10 СБ капитана Суханова ни один на аэродром не вернулся, однако часть выполнила вынужденные посадки, в том числе на своей территории. Доклад командира одного из экипажей старшего лейтенанта В.К.Солдатова, передаёт представление о произошедшем:

«22.6.41г. В 8:50 получив задачу на бомбометание мото-мех колонны перешедшей советскую границу, в районе севернее Брест-Литовска в 50 км. Не обнаружив мото-мех колонны противника 1-я 9-ка пошла в направлении территории противника, пункт Коссов находящийся севернее Соколов в 20 км и северо-западнее Брест-Литовска. И произвели бомбометание строем на пункт Коссов. Отбомбившись легли на курс в направлении своей территории, где были встречены истребителями противника, число истребителей превосходило в количественном отношении, завязался воздушный бой. На моём самолёте был выведен из строя левый мотор, шёл в строю на одном моторе, меня атаковали истребителя, один истребитель был сбит штурманом лейтенантом Чистяковым, по докладу радиста он сбил 2-ой истребитель, стр.рад. мл.сержантом Диковым.  В это время ко мне на помощь сверху подошёл самолёт капитана Суханова. Над рекой Буг нас обстреляли зенитки. После этого уже подходя к аэродрому Долубово вышел из строя правый мотор, машина начала терять скорость, отдал ручку от себя, рули высоты не реагировали. Триммер был выведен из строя. Машина теряла скорость, тогда я дал ручку шасси на выпуск, машина пошла на истребители стоящие на краю аэродрома Долубово, тогда я ручку шасси вернул назад и убрал их, машина взмыла прошла над самолётами и приземлилась на пузо. При приземлении экипаж не пострадал. После высадки экипажа стрелок оказался ранен истребителями, тремя пулями в спину, одной пулей в ногу. Остальной состав экипажа невредим. Стрел.радист был отправлен в госпиталь в город Бельск. После посадки, когда я был около самолёта была произведена атака бомбардировщиками противника штурман лейтенант Чистяков успел укрыться в лесу. Я остался у самолёта не успев укрыться. После атаки я разыскал штурмана, и когда я докладывал подполковнику Немцевичу, был произведён повторный налёт противника, штурман с группой красноармейцев укрылся в лесу, и после этого я его не нашёл, потому что был приказ отступать. Все самолёты оставшиеся на аэродроме сожгли по приказу подполковника Немцевича.

Посадку произвёл на аэродром Долубово.

На северо-запад 50 кмтр Брест Литовска.

Экипаж: Ком.экипа. ст.лт. Солдатов.

Штурм. лейт. Чистяков.

Стр.радист мл.сер. Диков.»


Командир звена 125-го СБАП старший лейтенант Владимир Константинович Солдатов.

Последними, судя по тексту «Боевого донесения №1», штаба 13 БАД, попали под раздачу экипажи девятки майора Никифорова:

1.Курсы командиров звеньев 13 БАД составом 19 СБ 10:43 22.6 бомбардировали по гор. Коссов Н=900 метров. Задача выполнена. Отмечены прямые попадания. Сброшено 114 ФАБ-100.

2. При отваливании от цели в 10:55. Н=900 метров район Сардынь атакованы 20 Ме-109.  Трофеи: 4 Ме-109.

3. 10:45. Н=900 метров движение танков из Коссова на Нур (количество не установлено).

4. Потери 18 СБ, из них 4 СБ произвели посадку на своей территории в районе Кобыла вос.Коссова 22 километра. 1 экипаж вернулся.


Самолёт СБ 24-го СБАП или ККЗ 13-й БАД выполнил вынужденную посадку и впоследствии захвачен противником.

Реконструкция самолёта с предыдущего фото, художник Игорь Злобин.

Очевидно, что 15 минут воздушного боя, происходившего в 20 километрах от аэродрома I/JG51 Старовесь (Венгрув), было достаточным, для подготовки и взлёта 3 штаффеля JG51 ведущий оберлейтенант Генрих Краффт(Oblt. Heinrich Krafft), которые и довершили разгром, заявив с 10:55 – 11:03 9 побед. По два СБ пошли на счёт Краффта, оберлейтенанта Эриха Виебаха (Oblt.Erich Viebahn) и унтер-офицера Эгона Гробе (Uffz. Egon Große), по одной победе зачли лейтенанту Фрицу Дюнкелю (Ltn. Fritz Dünkel) и унтер-офицерам Вильгельму Тейманну и Герберту Байройтеру (Uffz. Wilhelm Theimann, Herbert Bareuther).

Таким образом общие потери всех групп 13-й БАД составили 27 СБ, часть экипажей произвели вынужденные посадки на советской территории, но из-за быстрого продвижения немецких войск все самолёты были потеряны. По результатам боя отметим, высокий процент сбитых советских самолетов, к заявленным немецкими пилотами победам 31 к 27, даже с учётом того, что часть машин могли стать жертвой огня ЗА, соотношение заявленных к реально сбитым приближается к 1:1. Так же, отметим практически полное отсутствие потерь у атаковавших истребителей, несмотря на 5 заявленных советскими стрелками побед, безвозвратных потерь немцы не понесли, но есть вероятность, что получили повреждения 10% Bf-109F-2 №5423, «белая 5» оберфельдфебеля Хофемейера и 20% Bf-109F-2 №12793 из 4/JG51. Также следует отметить, что действовали немецкие пилоты, практически в полигонных условиях, советские бомбардировщики не имели истребительного прикрытия.

Однако это было ещё не все потери, после выполнения задания самолёты групп Калинина и Ильина 13 СБ, произвели посадку на аэродром Жабчицы, как это было предусмотрено боевым приказом №1, после чего в 12:45 подверглись налёту немецких бомбардировщиков и понесли потери – 2 СБ сгорели, ещё 3 были повреждены и оставлены впоследствии на аэродроме, так же сгорел У-2 на котором в Жабчицы прилетел командир полка майор П.И.Мельников. 

Самое печальное, по сути, все эти жертвы были напрасны, никакой танковой колонны в Цехановец не прорывалось! И наоборот столпившиеся у переправ в районе Бреста танки, бронетранспортеры грузовики и спецмашины немецких моторизованных корпусов, попавшие в тяжелое положение из-за плохих подъездных путей и малой грузоподъемности переправ, представляли собой отличные цели для авиации! Но, за всю первую половину дня, по ним не нанесла удар, ни одна бомбардировочная эскадрилья.

 Известные потери из экипажей 24-го СБАП:

3 АЭ.

Экипаж лейтенанта Леонтьев Василий Александрович. Сел на вынужденную в районе Бельска.

Стр. рад. мл.с-т Иванов Григорий Григорьевич – погиб.

4 АЭ.

Зам.ком.эск.  ст.л-т Котляров Алексей Иванович (Врид. ком 4 АЭ).

Зам.ком.эск.  ст.л-т Баранников Леонид Васильевич.

Ком. звена  ст.л-т Дьячков Виктор Семенович.

Подразделение неизвестно:

Стр. рад. с-т Болдин Николай Андреевич

Экипаж:

ком. звена  л-т Тамбулатов Николай Михайлович

Стр. Бом.  мл.л-т Панферов Михаил Ильич

Стр. рад. мл.с-т Гриценко Дмитрий Харитонович

К сожалению, в фонде 13 БАД, нет данных о составе экипажей курсов командиров звеньев, потерянных в этом бою, кроме экипажа старшего лейтенанта Солдатова, можно с некой долей вероятности обозначить участие в вылете 7 - 8 экипажей и двух пилотов из 121-го СБАП (список). С очень большой долей вероятности не вернулись из этого вылета пилоты лейтенанты: Агапкин Григорий Петрович, Бойцов Иван Андреевич, Горбунов Федор Федорович, Ефимов Василий Григорьевич, Ильин Владимир Александрович, Киреев Емельян Андреевич, Лыков Василий Павлович, Ходырев Александр Иванович. Причём только в документах у В.А.Ильина отмечено, что он не возвратился именно 22.06.41г. Лейтенанты Александров Виктор Артемьевич и Хмелевский Алексей Васильевич погибли в 1942 году, но теоретически тоже могли быть участниками этого вылета.

Из лётчиков-наблюдателей, с очень большой долей вероятности не вернулись из этого вылета лейтенанты: Злочевский Григорий Абрамович, Виноградов Борис Михайлович, Краморенко Александр Тихонович, Осипчук Андрей Кузьмич (попал в плен), Твердохлеб Василий Дмитриевич. Ещё двое Орехов Авудим Владимирович (погиб в 1944 году) и Балобаев Михаил Михайлович -  теоретически тоже могли быть участниками этого вылета.

Сложнее всего со стрелками-радистами, по Памяти Народа прослеживается судьба погибшего в плену сержанта Матисова Константина Михайловича взят в плен в районе Соколув и прошедшего всю войну Кулешова Сергея Ивановича. Но у Кулешова в наградном записано, что он участвовал в боях с 22 июня в том числе летал на бомбёжку мехчастей противника в районе Константинув. Но Константинув 22 июня бомбила 2-я эскадрилья 121-го СБАП, то есть Кулешов мог ещё до 22 июня вернутся из курсов в полк. Кутьин Борис Иосифович - есть документ, без указания части - погиб 22.06.41г. Судьба сержантов Лозненко Иван Степанович, Каплан Николай Николаевич, Толстиков Александр Аксентьевич, Туганов Борис Ефимович – не прослеживается вообще ни каким образом, однако судя по потерям лётчиков и штурманов из списка, скорее всего все они погибли 22 июня 1941 года...

Попытка третья

В мемуарах генерал Полынин вспоминает, что выразил озабоченность ситуацией, якобы ещё перед первым вылетом:

«На наш запрос: «Готовы ли к боевой работе истребители, как предусматривается планом?» — поступил ответ: «Их не будет. Лететь на задание без сопровождения». В то время мы еще не знали, что фашисты нанесли бомбовый удар по аэродромам, где базировались истребители, что большая часть самолетов уничтожена. На всякий случай делаем еще один запрос. Нам отвечают: «Выполняйте задачу самостоятельно. Прикрытия не будет».

- Побьют нас, — высказал опасение Тельнов.

Я не хуже его понимал, чем грозит полет бомбардировщиков без истребителей, но не поддержал этот разговор. Это не учение, а война. Раз поставлена боевая задача, ее надо выполнять.»

Но даже после первых потерь, вылеты продолжались, около 10:20 - 11:10 вылетом трёх девяток по намеченным приказом целям начал боевую работу и 121-й СБАП. Из боевого донесения №1, штаба 13 БАД 16:05 22.06.1941г.: 

«1. 121 СБП составом 27 СБ бомбардировал 12:00 – 12:52. Н=4000 – 4200 скопления войск в районе Лосицы, Константинов, Сарнаки. Сброшено ФАБ-100 – 72 шт., ФАБ-50 – 90 шт. По наблюдениям бомбы ложились в цель.

а). 12:10.  9 СБ Н-4000 метров бомбардировал Лосицы. При подходе к цели обстреляны ЗА противника до 40-50 разрывов. Разрывы ложились выше и впереди 100-150 метров. Истребителей противника не видели.  14:10 9 СБ посадка Бобруйск благополучно. Потери: 3 незначительные пробоины в самолетах.

           б). 12:30. 9 СБ Н-4700 метров бомбардировал Сарнаки. При отваливании от цели огонь и разрывы ложились точно, за зенитной артиллерией атакованы истребителями Ме-109-110 до кромки облачности, при входе в облачность истребители отвалили. Потери: от ЗА 2 самолёта, 5 с-тов сбиты истребительной авиацией. По выводам оставшихся 2-х экипажей самолёты перелетели на нашу территорию. 2 с-та СБ 14:10. посадка Бобруйск благополучно.

          в). 12:52. 9 самолётов СБ бомбардировала Н-4200 метров бомбардировали Константинов. При отваливании от

цели встречены ЗА до 30-40 выстрелов. Истребителей не видели. Один самолёт посадка 14:10. Бобруйске благополучно, остальные Ново-Серебрянка. Зенитная артиллерия отмечена в районе южнее и севернее Константинов 2 километра, юго-восточнее и северо-восточнее Лосицы 3 километра.» 

В оперативной сводке №01 штаба 121-го СБАП содержится уточнение, относительно бомбового удара по н.п. Константинов. В районе цели после обстрела ЗА девятка была атакована 4 «мессершмиттами-109», в результате воздушного боя был сбит один СБ и 2 СБ получили незначительные повреждения. По докладам экипажей, стрелкам удалось сбили 2 Ме-109.

Результативный бой с девяткой 121-го СБАП бомбившей Сарнаки провели пилоты 12/JG51 и 1/JG53, обе эскадрильи базировались буквально в нескольких километрах от треугольника Лосицы – Сарнаки –Константинов, на аэродроме Кржевица и судя по всему взлетели на перехват после первого удара 121-го СБАП по н.п. Лосицы. Всего пилоты двух немецких эскадрилий, без потерь со своей стороны, заявили с 12:30 до 12:40 10 побед над советскими бомбардировщиками. Отличились командир 12/JG51 оберлейтенант Карл-Готфрид Нордманн (Oblt.Karl-Gottfried Nordmann), который заявил три победы, оберфейнрих Эрнст Висманн (Ofhr. Ernst Weismann) из того же штаффеля - две победы, и два пилота из 1/JG53 лейтенант Ltn.Ernst-Albrecht Schultz заявивший три победы и унтер-офицер Людвиг Рёбель (Uffz.Ludwig Reibel) - две победы.

Эскадрилью, бомбившую Константинов, вероятно атаковал шварм 7/JG51, одну победу в 12:45 заявил оберлейтенант Йоханес Миссфельд (Oblt.Johannes Missfeldt) Заметим, что и в этом случае соотношение немецких заявок и реально сбитых советских самолетов составляло менее 1 к 1,5. Потерь и повреждений у немецких истребителей зафиксировано не было.

Сарнаки бомбила сводная группа 5-й и 3-й эскадрилий 121-го СБАП. 

Экипажи не вернувшиеся из боевого вылета 22 июня 1941г: 

1.Зам. ком.эс. ст. л-т Слоев Николай Павлович, не вернулся из р-на Сарнаки. 5 АЭ 
 Штур.АЭ ст.л-т Михалев Виктор Васильевич. 5 АЭ
 Стр. рад. с-т Ульяновский Леонид Петрович. 5 АЭ

2.Пилот .л-т Овчинников Александр Матвеевич, не вернулся из р-на Сарнаки. 5 АЭ
 Стр.бом. л-т Киселев Федор Матвеевич. 5 АЭ
 Стр. рад. с-т Сурков Алексей Алексеевич. 5 АЭ

3.Ком. звена л-т Бигтагиров Габас Нахибович, не вернулся из р-на Сарнаки. 5 АЭ
  Стр.бом.зв. л-т Сударев Ефим Афанасьевич. 5 АЭ
  Стр. рад. с-т Ткаченко Федор Иванович. 5 АЭ

4.Зам. ком.эс. л-т Савин Степан Михайлович, не вернулся из р-на Константинув. 3 АЭ
 Стр.бом.зв. л-т Соловьев Александр Константинович. 3 АЭ
 Стр. рад. с-т Симонов Федор Сергеевич. 3 АЭ

Погибшие из состава других экипажей:

 Стр.бом.зв. л-т Марусин Константин Яковлевич, не вернулся из р-на Сарнаки. 5 АЭ
 Стр. рад. с-т Березкин Иван Дмитриевич, погиб в р-не Константинова. 3 АЭ
 Стр. рад. с-на Бондарев Ефим Семенович, погиб в р-не Константинова. Флагманский стр-рад. 3 АЭ 

Константинов бомбила сводная группа 1-й и 2-й эскадрилий 121-го СБАП, был сбит экипаж 1 АЭ: 
Зам. ком.эс. ст.по-к Липовой Александр Тимофеевич, не вернулся из р-на Константинова.
Стр.бом.зв. л-т Иванов Виктор Максимович. Стр. рад. с-т Мавромати Глеб Борисович.

 Ещё раз отметим, что все удары в первой половине дня были нанесены значительно севернее переправлявшихся в районе Бреста моторизованных корпусов немцев, а это значит, что самые опасные для 4-й армии ЗФ, соединения противника не испытывали на себе даже малейшего воздействия с воздуха.

Несмотря на потери, действия советских бомбардировщиков продолжались, примерно в 13:10 27 СБ 130-го СБАП ведомые командиром полка майором И.И.Кривошапко вышли в район Бяла-Подляска, и атаковали аэродром, завод и железнодорожный узел. Бомбардировщики были перехвачены большой группой немецких истребителей под командованием лучшего аса Люфтваффе командира JG51 майора Вернера Мельдерса (Major Werner Mölders). В следующие полчаса были сбиты 20 СБ, в том числе две полные девятки, на аэродром возвратились лишь 7 СБ группы заместителя командира полка капитана И.П.Коломейченко (См. "Несостоявшееся возмездие"). Истребители заявили 32 победы, в том числе три победы заявили сам Мельдерс. Надо заметить, что соотношение реально потерянных бомбардировщиков и заявок пилотов Люфтваффе, было не такое как в предыдущих боях, но всё равно примерно 1 к 1,5.

Всего с учётом потери 2 СБ 125-го СБАП в районе Гродно, в воздушных боях и огнём ЗА 22 июня были сбиты 55 СБ 13-й БАД, ещё 5 СБ 24-го СБАП были уничтожены немецкими бомбардировщиками на земле в Пинске и 1 вечером в Бобруйске. Итого потери за день составили 61 СБ из 175 имевшихся на утро.


Самолёт СБ 24-го СБАП уничтожен авиацией противника на аэродроме Бобруйск

Реконструкция самолёта с предыдущего фото, художник Игорь Злобин.

С 17 до 20:00 по дорогам в районе Тересполь, Бяла-Подляска, Янув-Подляска, Луков, Седлец, Демблин, действовал 31 экипаж Дб-3ф 98-го ДБАП, возглавляемый командиром полка подполковником А.И.Шелестом. В районе цели бомбардировщики были атакованы ИА и обстреляны ЗА. Боевые потери составили 12 самолетов, часть машин дотянуло до своей территории, но было уничтожено или оставлено при отступлении. Экипажи заявили победы над 2 Ме-109, к сожалению, про успехи при атаках целей на земле ничего определённо сказать нельзя, данные отсутствуют.

Со стороны противника, в воздушных боях участвовали пилоты из Stab и I/JG 53, 3/JG 51, IV/JG 51, всего немецкие пилоты заявили о 15-и воздушных победах. И вновь приходится констатировать весьма умеренный уровень овеклейма немецких летчиков-истребителей.

Итоги дня

Что, касается советской стороны, то следует отметить, весьма странный выбор командования объектов для бомбовых ударов. Даже после получения сведений о «прорвавшейся танковой колонне в Цехановец», совершенно не лишним было провести разведку, тоже самое касается и других целей, установленных в приказе. Но, командующий ВВС ЗФ генерал И.И.Копец покончил жизнь самоубийством в тот же день, поэтому спросить его почему он решил действовать так - не удалось. Начальника штаба ВВС ЗФ полковника С.А.Худякова 22 июня в Минске не было. Генерал Ф.П.Полынин, пославший людей в последний полёт, тоже не дал серьёзной оценке произошедшего, отделавшись явно придуманной позднее фразой:

«Минуло уже три часа, как полки ушли на боевое задание. По расчету времени, пора бы им уже вернуться, но с аэродромов никаких известий не поступало. Начинает одолевать тревога: все ли благополучно? И тут раздался телефонный звонок. Говорил заместитель командира 24-го Краснознаменного бомбардировочного полка по политчасти А. Калинин. Голос у него был взволнованный. Чувствовалось, что человек еще не остыл от боевого азарта и хочет быстрее поделиться своей радостью:

- Докладываю: в районе города Бяла-Подляска разгромили танковую колонну противника.

На душе повеселело. Молодец Калинин. Именно ему я ставил задачу, как ведущему группы. И вот он привел экипажи домой с победой.

- Доложите подробнее, — прошу Калинина.

- Мы обманули противника, — уже спокойно продолжал Калинин. — Сначала углубились на его территорию, затем развернулись и вышли на танковую колонну с тыла. Фашисты приняли нас за своих: открыли люки, вылезли из танков и замахали шлемами. Тут-то мы их и накрыли. Потом сделали еще заход, сбросили на колонну остаток бомб, обстреляли из пулеметов. Здорово получилось.

- Потери есть?

- Один бомбардировщик подбит, — ответил Калинин. — На обратном пути нас догнали четыре «мессера». Двух из них мы сбили.

- Передайте мою благодарность всем экипажам, — попросил я Калинина…»

Интересно, что про этот вылет остались и синхронные публикации в прессе, а именно в газете Красная звезда от 26 июня, статья Боевой день бомбардировщиков, в целом такие же бравурные, как и мемуары Полынина:

«Немало отрадных вестей привезли отважные летчики.

– Разбит воинский эшелон немцев, – доложил тов. Коломейченко.

– Сбиты два «Мессершмитта 109», – сообщил тов. Никифоров.

– Скопление противника в районе К. рассеяно, – таков был рапорт тов. Лозенко…»

Однако очевидно, что на продвижение 2-й танковой группы, в составе которой было около тысячи танков, БА и БТР, десятки тысяч машин, тягачей и мотоциклов, удары всего 140 бомбардировщиков* да ещё и в основном далеко в стороне от района действий немецких подвижных соединений, никак не могли повлиять. (*Без учёта бомбометания 27 СБ 130-го СБАП по аэродрому и Ж/Д станции в Бяла-Подляске).

В пользу экипажей бомбардировочных полков, несомненно следует отнести неплохую подготовку, строй девяток они поддерживали порой вплоть до полного уничтожения группы, а с высоты 5000 метров умудрялись бомбами ФАБ-100 поражать точечные цели типа «одиночный самолёт» на лётном поле аэродрома. Однако реального эффекта, очевидно, можно было добиться исключительно при концентрации на небольшом участке прорыва, резкого увеличении интенсивности и непрерывности ударов всех бомбардировщиков на передовых колоннах танковых дивизий, однако с тем состоянием разведки, организации боевой работы и тыла, которые существовали в тот период в ВВС КА - это было практически невозможно.

Сами бомбардировщики СБ были признаны устаревшими ещё за три года до трагических событий, даже установка на часть машин новых турелей, и системы заполнения баков нейтральными газами не сильно помогало, требовался новый бомбардировщик. Однако проблемы советской авиапромышленности, а именно не способность быстро спроектировать и запуске в серийное производство новые современные самолёты и моторы, не позволили дать ВВС достойного сменщика ветерану вплоть до начала Великой Отечественной войны. Запуск в крупную серию, не прошедшего испытания бомбардировщика Пе-2, проблему не решил. Обеспечить оборону советским бомбардировщикам могли только увеличением состава групп, до 3-5 девяток, при соблюдении плотного строя и увеличении рабочего потолка, но даже это не было гарантией от больших потерь, так как такого рода построения, неизбежно были бы отличной целью для хорошо подготовленной немецкой зенитной артиллерии. Поэтому отсутствие внушительного наряда истребителей прикрытия, вплоть до соотношения 1 к 1, делало дневную работу советской бомбардировочной авиации неприемлемой по числу потерь самолётов, и эту проблему не смогли решить вплоть до окончания войны.

Немецкие истребители продемонстрировали в воздушных боях как высочайший уровень стрелковой и тактической подготовки экипажей, так и великолепные данные самолётов Bf109F-1/2, позволявшие уничтожать целые девятки советских бомбардировщиков, и с годами тенденция не изменилась. К, сожалению, такую эффективность истребители ВВС КА не смогли продемонстрировать даже в самом конце войны, при серьёзной деградации Люфтваффе.

Про столь неприятное начало боевой работы, вскользь упомянул и генерал Полынин, наверняка потери 30% самолётов и экипажей дивизии за первый день войны, несмотря на общий бравурный тон мемуаров, оставили в его душе тяжёлые воспоминания:

«Выходит, немцы — не японцы и «мессершмитт» — не И-96», - подумалось мне.» Далее генерал не скрывает и честно пишет о тяжёлых потерях своего соединения: «К ночи начали возвращаться на аэродром летчики, штурманы и стрелки со сбитых самолетов — злые, угрюмые. Вопрос один: почему их не обеспечили истребительным прикрытием? Кто тут виноват? Да я и сам толком не знал, кто тут виновен. Началась большая война, и так для нас неудачно. В первый же день мы так нелепо потеряли десятки бомбардировщиков. Чем их восполнить?»


Самолёт СБ 13-й БАД, ранних серий выпуска, повреждён и оставлен на аэродроме Бобруйск

Реконструкция самолёта с предыдущего фото, художник Игорь Злобин
Надо отдать должное Фёдору Петровичу Полынину, он энергично принялся восстанавливать боеспособность вверенных частей, так в 24-й СБАП были переданы 16 СБ 39-го полка, остатки 130-го – около десятка СБ временно подчинили командиру 125-го СБАП, а 121-й СБАП получил две девятки СБ из 162-го резервного авиаполка. Кроме того, во всех полках начали переделывать в боевые, учебные УСБ, а их в дивизии имелось 17 штук. Кроме того, энергичный комдив положил глаз и на 28 Пе-2 предназначенных для 13-го и 16-го СБАП, но застрявших из-за начала войны в Бобруйске. Из этих машин Полынин попытался сформировать полк пикирующих бомбардировщиков, поставив во главе того самого майора Никифорова, однако впоследствии часть машин вернули в 16-й СБАП, а оставшиеся поделили между полками, использовав для ведения разведки.

К сожалению одно только пополнение не смогло на долго поддерживать боевой состав 13-й БАД, уже через неделю большая часть самолётов соединения была потеряна в воздушных боях, от огня ЗА, при бомбардировках, а также оставлено на аэродромах при отступлении, в первых числах июля оставшиеся полтора десятка СБ составили сводную группу дивизии, а все полки убыли в Казань для переучивания на Пе-2. Впереди у экипажей бомбардировщиков было почти четыре года войны, однако очень немногие из тех кто выполнил первые вылеты в июне 1941-го смогли дожить до победного 9 мая 1945-го года.

ИСТОЧНИКИ:

ЦАМО, ф.20050, оп.1, д.1.
ЦАМО, ф.39 БАП, оп.200879, д.1. Оп.200876, д.10/1.
ЦАМО, ф.20060, оп.1, д.1, 2, 3, 6, 9. Оп.2, д.4.
ЦАМО, ф.35, оп.11285, д.181, с.22.
Jochen Prien. «Jagdfliegerverbände der deutschen Luftwaffe 1934-1945.Teil 6/I-II. Unternehmen "BARBAROSSA" Einsatz im Osten - 22.06. bis 05.12.1941».


Комментарии
Станислав Сопов
22.06.2022 10:44:06
Отличная работа
Дмитрий Чиновников
22.06.2022 14:03:00
Спасибо за отличную статью! Боюсь представить, что творилось в душе у пилотов вернувшихся с вылета, когда один за другим сбивали почти все самолёты девятки...
Рыбьяков Рыбьяков
22.06.2022 16:24:11
Очень интересный материал, хотя и тяжелый
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.