Месть за героя или звездный час Анатолия Морозова

16 августа 2022

Михаил Тимин

4

2707

Месть за героя или звездный час Анатолия Морозова

Пять лет назад была опубликована статья про воздушные бои в небе над Кишинёвом 22-23 июня 1941 года, в которой рассказывалось про успешные действия командира 2-й эскадрильи 4-го истребительного полка капитана Афанасия Георгиевича Карманова. Ему удалось сбить «Мессершмитт» из второй группы 77-й истребительной эскадры (II/JG77), пилот которого попал в плен. К несчастью, уже в следующем воздушном бою с «мессерами» III группы той же эскадры герой был сбит в бою немецким асом Куртом Лассе и погиб. Посмертно капитан Карманов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Сегодняшний рассказ будет посвящен другому пилоту той же эскадрильи, сумевшему отомстить за гибель своего командира.


Командир 2-й эскадрильи 4-го ИАП капитан Афанасий Георгиевич Карманов, погиб в воздушном бою 23.06.1941г. Посмертно удостоен звания Герой Советского Союза.

Таран Анатолия Морозова.

24 августа 1941 года в 200-м номере газеты «Известия» была опубликована заметка военкора Лидина «Воздушная схватка», в которой рассказывалось про выигранный советскими лётчиками неравный воздушный бой: 

«Круглые сутки мчались по мосту наши поезда и автомобили, громыхали танки и тягачи, шли стрелковые и кавалерийские части. Целый месяц немецкие летчики ежедневно посещали этот мост. Сюда, к этой важной переправе, прилетали крупные отряды вражеских бомбардировщиков, сопровождаемые истребителями. Сюда, пользуясь облачностью, прокрадывались самолеты-одиночки. Они появлялись внезапно из низких облаков и второпях сбрасывали бомбы, чтобы поскорее опять спрятаться в облаках.

Но мост стоял цел и невредим: и бомбят немцы не очень метко, да и гоняют их наши летчики изрядно.

И вот состоялся очередной визит немецких «гостей». На этот раз вражеские самолеты подошли к мосту с разных сторон. Штук двадцать «Юнкерсов» и «Мессершмиттов» ринулись сюда, решив, видимо, во что бы то ни стало ликвидировать мост. Но о приближении врага заблаговременно сообщили зенитчикам, и они встретили налетчиков энергичным огнем. Бомбардировщики не выдержали и отвернули в сторону.

Мы стояли возле чисто побеленной хаты, когда вражеский воздушный отряд прошел над селом. Мы спрятались в тень и наблюдали за небом из-под ската соломенной крыши. И вдруг увидели, что ряды немецких самолетов расстроились. Восемь советских ястребков встретили их, разбили на группы и начали бой.

Это было захватывающее зрелище. Восемь – против двадцати! Один – против двух-трех! Какой-то ястребок бился на самом верхнем ярусе, на высоте 4000 метров. Сильный бинокль приблизил к нам эту схватку. Пять «Мессершмиттов» ходили за советским летчиком, а он, ускользая, сам гонялся за ними, ловил за хвост, стрелял... Это изумительное соревнование в ловкости и увертливости, это состязание нервов и воли продолжалось несколько минут. И вот «Мессершмиттов» осталось четыре – один из них, подбитый струей пуль, сорвался вниз. Ястребок принялся за другого, но в этот миг на него обрушились остальные... Советский самолет вспыхнул.

– Прыгай, прыгай! – хотелось крикнуть летчику, жизнь которого была нам сейчас дороже всего на свете.

Но пылавший самолет падал, и никто не выпрыгивал из него. Люди отвернулись, чтобы не видеть гибели храбреца...

– Жив! – вдруг крикнул кто-то. – Глядите!                   

И, действительно, недалеко от земли вспыхнул, заиграл на солнце шелк парашюта. Летчик плавно опустился на землю. Это был командир части Орлов. Две с половиной тысячи метров падал он, не раскрывая парашюта, чтобы не подбили его в воздухе.

А наверху все еще шел бой.

С «Мессершмиттами» бился другой храбрец, старший лейтенант Морозов. Случилось, наконец, так, что он оказался лоб в лоб против одного из них. Оба истребителя мчались друг на друга, и расстояние между ними сокращалось с невероятной быстротой. Немец бил из пулеметов, а у Морозова иссякли патроны. Как быть? Отвернуть в сторону, отвалиться и удрать? Ведь все равно собьют...

Морозов не свернул. Он решил идти прямо на врага, на столкновение. Немец не ожидал такой смелости. Он был уверен, что безоружный русский уклонится от встречи. Самолеты столкнулись плоскостями. Какие-то куски, щепки, обломки полетели вниз. Самолетов больше не существовало.

Морозов опустился на парашюте. Когда к нему подошли, он сказал:

– Немного ушиб спину, но завтра полечу. На новой машине...

И вот итоги налета и боя.

Мост цел. Сбиты два «Юнкерса» и два «Мессершмитта». Нашли могилу на советской земле девять немцев – два экипажа «Юнкерсов» и пилот-истребитель с самолета, подбитого Орловым. Советские летчики живы и невредимы.

Но куда же делся еще один участник этого боя, летчик с «Мессершмитта», протараненного Морозовым? Я видел этого пилота. Он, как и Морозов, спасся на парашюте. Ночь провел в лесу, а утром его поймали крестьяне из соседнего села. Летчика зовут Георг Перкман. Он обер-фельдфебель, родом из Форттейма. Говорит, что рабочий. На вид ему за сорок – усталое, изможденное лило много видевшего и пережившего человека. Но ему оказалось всего 28 лет.

– Почему же вы выглядите таким старым?

– Я дрался во Франции, Голландии, Дании, Норвегии, Греции... Я даже награжден железным крестом... Скажите, я могу повидать летчика, который меня сбил? Это – герой, это – настоящий храбрец...

Но повидать Морозова Перкману пока не удаюсь. Немца отправили в тыл, а Морозов был так занят, что не захотел тратить время на эту встречу.

Занят Морозов и сейчас. Почти нет дня, чтобы он не летал, не сражался с врагом».

Командир звена 2-й эскадрильи 4-го ИАП Герой Советского Союза старший лейтенант Анатолий Афанасьевич Морозов (на фото 1942 года в звании капитан)

В этой статье указаны как фамилии и звания командира и лётчика ВВС Красной армии, сражавшихся в описанном бою, так и имя и фамилия попавшего в плен немецкого пилота, что позволяет установить как советскую авиачасть, так и подразделение Люфтваффе. С советской стороны речь, безусловно, идёт про 4-й истребительный авиаполк 20-й смешанной авиационной дивизии ВВС 9-й армии. Командиром полка был майор Владимир Орлов, а старший лейтенант Анатолий Морозов состоял на должности командира звена 2-й эскадрильи. 


Командир 4-го ИАП майор Владимир Николаевич Орлов

В статье о подвигах майора Орлова, содержащейся в истории 4-го ИАП, этот бой не только описан практически теми же словами, но и дополнен красочной схемой самого воздушного боя. 


Схема боя 8 МиГ-3 4-го ИАП 7 июля 1941 года


Статья о победах майора Владимира Николаевича Орлова

Противником 4-го ИАП вновь выступала III группа 77-й истребительной эскадры, в составе 9-й эскадрильи которой воевал оберфельдфебель Георг Бергманн (Obfw. Georg Bergmann). По немецким данным, 7 июля 1941 года он столкнулся с советским истребителем, опознанным как «Z.K.B.19» (ЦКБ-19[1]), в полутора километрах западнее села Калфа (примерно в 35 километрах юго-восточнее Кишинева и в 10 километрах северо-западнее Бендер). Его Bf109E-7 (заводской №4195, тактический №10 жёлтый) считается потерянным на 100%. Кроме того, в документах генерала-квартирмейстера Люфтваффе, находим подтверждение и потери в районе села и станции Бульбоака (5 км западнее Калфы) двух пикировщиков Ju87R-2 из 3 эскадрильи StG77. (Заводские номера и коды: №6090 (S2+JL) и №6102 (S2+FL)). Экипажи обеих бомбардировщиков в составе пилота оберлейтенанта Франц Нохль (Oblt. Franz Nohl), радиста оберфельдфебеля Херберт Мельциг (Ofw. Herbert Melzig), пилота фельдфебеля Алоиз Метц (Fw.Alois Metz) и радиста унтер-офицер Георг Шнетцер (Uffz. Georg Schnetzer) погибли.

Используя многочисленные советские и немецкие документы, попытаемся восстановить реальные обстоятельства боя и оценить объективности изложения событий в публикации военкора Лидина.

Бой первый. Месть за Героя Советского Союза Афанасия Георгиевича Карманова

Начнём с документов советской стороны. Из оперативной сводки №28 штаба 20-й САД от 20:00 7 июля 1941 года известно:

«4 ИАП с 5:40 до 8:30 парами И-153 патрулировал над городом Кишинев.

7:27 – 9:20 4 раза вылетал на перехват по вызовам постов ВНОС. Противник не обнаружен.

12:14 – 13:00 8 самолётов МиГ-3 вылетали на перехват бомбардировщиков противника в р-не Бульбока.

В районе Бульбоки атаковали бомбардировщики типа Ю-87. В воздушном бою сбито 2 самолёта Ю-87, один майором Орловым и второй ст. лейтенантом Морозовым. Прикрывавшие бомбардировщики истребители Ме-109 вступили в воздушный бой с нашими самолётами. Летчик Морозов в лобовой атаке таранил самолет Ме-109, после чего сам выбросился на парашюте. Летчик с Ме-109 также выбросился на парашюте и взят в плен. 

Самолет майора Орлова загорелся в воздухе, после чего майор Орлов выбросился на парашюте и благополучно приземлился. Кроме этого, нашими летчиками сбит ещё один Ме-109.»

Места боя отмечено красным квадратом, мост через Днестр кругом. Подчёркнуты аэродромы советских истребителей, синими крестами – места падений немецких самолётов.

Как видно из текста оперсводки, военный корреспондент лишь немного приукрасил картину боя, завысив вдвое количество членов экипажей «юнкерсов» и добавив погибшего пилота «Мессершмитта». Ну и первая буква фамилии пленного немецкого лётчика, вероятно записанная на слух, трансформировалась у него из Б – Бергманн, в П – Перкман.

К сожалению, из рукописного журнала боевых действий 77-й эскадры удалось выяснить не все детали, но основные моменты вполне ясны. Во-первых, вылет в 11:50[2] 11 Bf109 на сопровождение «штук», во-вторых, воздушный бой севернее Тирасполя с 15 «Z.K.B.19», в ходе которого были одержаны 3 победы, и, наконец то, что оберфельдфебель Бергманн столкнулся в районе Тигины с «Z.K.B.19». Согласно немецким данным, Бергманн сбил один «Z.K.B.19» в 12:20.

Судя по времени вылета истребителей 4-го ИАП, группа из восьми МиГ-3, получив данные от постов ВНОС, поднялась на перехват двух десятков бомбардировщиков и истребителей      противника. С большой долей вероятности это была девятка Ju87R-2 из 3./StG77 под прикрытием одиннадцати Bf109E из 8-й и 9-й эскадрилий JG77. Очевидно, что противника советские пилоты заметили ещё с земли и атаковали сзади-снизу, практически сразу после набора высоты. Немецкие экипажи атаку прозевали, поэтому два «юнкерса» были мгновенно сбиты в первой же атаке. Одну победу засчитали лично старшему лейтенанту Морозову, вторую звену в составе майора Орлова, батальонного комиссара Н.И. Миронова и лейтенанта А.Д. Рыбакина.

Места падений немецких самолётов зафиксированы в журнале боевых действий 397-го артполка. Два в нескольких километров восточнее Бульбока (н.п.Варница - западный пригород Бендер) и ещё один в районе н.п. Гура Букулуй (севернее Бульбока).


Фрагмент журнала боевых действий 397-го артполка с указанием мест падения немецких самолётов.

Некролог пилота одного из Ju87R-2 фельдфебель Алоиза Метца (Fw.Alois Metz).

Судя по дальнейшим событиям, советские истребители растянулись ещё на взлёте, а в ходе атаки пикировщиков строй звеньев и пар окончательно распался, после чего они попали под удар «мессеров» сопровождения. И здесь можно предположить два варианта развития. Первый из них - МиГ-3 ведущего майора Орлова, был сбит Георгом Бергманом, однако спустя несколько минут «Мессершмитт» немецкого аса сошелся в лобовую с МиГом Морозова. Никто не отвернул и оба лётчика вынуждены были воспользоваться парашютами, после чего Бергман попал в плен. Таким образом Анатолий Морозов не только отомстил за гибель своего комэска капитана Карманова, но и охладил наступательный порыв немцев.

После этого немецкие истребители, пользуясь численным превосходством, не давали советским лётчикам соединится и бой принял характер дуэлей между одиночными «МиГами» и парами – четвёрками «Мессершмиттов». Но ни одной из сторон он не принёс новых побед. В любом случае немецкие бомбардировщики, освободившись от бомб над Бульбоакой, развернулись восвояси – как это и показано на схеме. Мост был спасён.

 Бой второй. 383-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион ПВО

Казалось бы, можно ставить точку в этой истории. Красивая победа советских лётчиков, которые проявили и героизм, и профессионализм в этом бою. Однако ряд моментов все же заставляют предположить и иное развитие событий.

Во-первых, это заявки на победы двух немецких летчиков - фельдфебеля Вильгельма Баумгартера (Fw. Wilhelm Baumgarter) и лейтенанта Вольфгана Эрнста (Lt.Wollfgang Ernst) в 12:44 и 12:45. Во-вторых, это сведения из журнала 77-й эскадры, в котором упомянут бой с пятнадцатью советскими истребителями. В-третьих, в различных документах 4-го ИАП упоминается, что группа самолётов противника насчитывала 21 – 26 бомбардировщиков и 12 истребителей. Ну и в-четвёртых, интересные сведения о бое в районе моста в Бендерах даны в далёком 1968 году в книге «Войска противовоздушной обороны страны». Этот рассказ содержит выжимки из отчёта о боевых действиях 383-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона за период Великой Отечественной войны.

Зенитное орудие 3К калибра 76,2 мм, этими орудиями был вооружён 383-й ОЗАД

Там в разделе «Характерные примеры отражения полётов авиации противника», говорится:

«7 июля 1941 года в 19:15 (В отчёте исправлено карандашом – 12:15, прим Авт.) посты ВНОС донесли, что к обороняемому объекту движется большая группа самолетов противника в составе 21 Ю-88 и 4 Ме-109. Все средства дивизиона были предупреждены о подходе авиации противника. Кроме того, было сообщено на аэродром, и по поднятии ИА в воздух с ней была установлена радиосвязь. Наша ИА с воздуха сообщила, что самолеты противника идут компактной группой и истребителям И-16 подойти на расстояние прицельного огня нет возможности. Авиационный начальник сообщил, что наша ИА будет перехватывать одиночные самолёты противника при выходе их из зоны огня ЗА. Видимость была хорошая и батареи поймали цель ещё на расстоянии 20 км. Дальномеры батарей наблюдали неудачные попытки нашей ИА. При входе цели в зону огня, батареи открыли интенсивный непрерывный огонь. Разрывы ложились в середине группы самолетов противника, и они начали расходиться в разные стороны, применяя противозенитный маневр. Каждая батарея сосредотачивала огонь по какой-либо одной отделившейся небольшой группе самолётов противника, таким образом держа под воздействием всю группу, подошедшую с целью бомбардировки объекта. Самолёты противника, не выдержав такой интенсивности огня, неся потери бесцельно не дойдя до объекта сбросили бомбы. Свой бомбовой груз они сбросили на станцию Бульбока, разрушив много зданий, принеся много жертв гражданскому населению.

Дивизион в этом бою уничтожил 2 Ю-88 которые упали в районе «Суворова-Могила» (Бендеры). Наша ИА при выходе самолётов противника из зоны огня дивизиона вступила с ним в бой и нанесла также большие потери авиации противника»

В отчёте есть данные и о количестве отстрелянных при отражении этого налёта снарядов – 415 штук, калибра 76.2 мм. Немцы пытались бомбить мост в течение семи дней, но хотя по данным отчета, они и сбросили на него 1500 бомб, так и не сумели нанести мосту серьезные повреждения. Ну а полк ответил противнику 2267 76,2-мм снарядами и 7252 патронами к пулемётам М4, заявив об уничтожении 11 самолётов противника. Командир дивизиона капитан М.В. Антоненко, ветеран Испании, впоследствии генерал-лейтенант, вполне мог занести себе в актив отличный результат. 

Командир 383-й ОЗАД капитан Михаил Васильевич Антоненко

Как может видеть читатель этот бой закончился победой советской стороны. Но по версии зенитчиков выходит, что 4-й ИАП не только не отбил атаку на мост, но якобы немецкие истребители вообще не допустили советские перехватчики до бомбардировщиков и удар сорвали исключительно батареи 383-го дивизиона.

В книге «Войска противовоздушной обороны страны» отмечалось, что после обстрела зенитчиков и якобы развала группы немецких машин, советские истребители взяли реванш:

«А здесь их встретили советские истребители и стремительно атаковали. Неприятель не выдержал такого согласованного интенсивного натиска и, беспорядочно бросая бомбы, пустился наутек в западном направлении…» 

Но при этом, как сказано в отчете, противник смог пролететь значительно дальше станции Бульбоака, ведь якобы 2 сбитых Ю-88 упали аж у «Суворовой-Могилы», то есть в шести километрах южнее моста и в восемнадцати от Бульбоаки! То есть самолёты противника летели от Бульбоаки в сторону моста, а затем уходили на юг, что вполне логично – возвращаться по тому же маршруту весьма неосмотрительно. Но при таком раскладе успешно перехватить их ДО моста истребители 4-го ИАП просто не могли. Может есть ещё одна версия боя? Есть!

Примерный маршрут пролёта немецкой группы

Бой третий. 1-я эскадрилья 131-го истребительного авиаполка в деле

Учитывая некоторые нестыковки в первых двух версиях, да и принимая во внимание заявки на победы немецких истребителей и упоминания про самолёты И-16, можно предположить, кто еще из советских летчиков мог оказаться в районе Бендерского моста.

Информация про действия истребителей И-16 имеет под собой реальное основание. Дело в том, что для прикрытия стратегического моста на аэродром Славяно-Сербска 4 июля была переброшена 1-я эскадрилья 131-го ИАП. Из журнала боевых действий 131-го ИАП известно следующее: 7 июля 3 И-16 произвели вылет на перехват самолётов противника в районе Тирасполя, время 12:28 – 12:50. В результате воздушного боя сбиты целых пять Ме-109, причем без потерь со своей стороны. По две воздушные победы заявили командир эскадрильи капитан А.М. Милодан и младший лейтенант М.П. Лазаренко, ещё один сбитый записали лейтенанту С.Е. Журову.


Выписка из ЖБД 131-го ИАП


Участники воздушного боя: командир 1-й эскадрильи 131-го ИАП капитан Андрей Михайлович Милодан, командир звена 1-й эскадрильи 131-го ИАП лейтенант Сергей Евгеньевич Журов, лётчик 1-й эскадрильи 131-го ИАП младший лейтенант Михаил Павлович Лазаренко

В наградном листе лейтенанта Журова есть описание этого боя:

 «7 июля 1941 года при отражении налёта 7 бомбардировщиков противника на Бендерский мост, в составе 4 самолётов вступил в бой с 18 – 20 истребителями «Мессершмитт-109». В результате воздушного боя бомбардировщики были отогнаны, сбросив бомбы вне цели. В этом бою товарищ Журов сбил один самолёт противника Ме-109».
Наградной лист лейтенанта С.Е.Журова

Немцы ответили пилотам И-16 той же монетой, заявив две победы, на отходе от цели. О заявке на победу в 12:44 фельдфебеля Баумгартера подробностей нет, а вот боевой доклад пилота 8-й эскадрильи лейтенанта Эрнста сохранился в документах эскадры сохранился. Согласно докладу, 7 июля в бою на высоте 2300 метров в 12:45 одержана победа над «Z.K.B.19», при этом израсходованы 36 20 мм снарядов и 52 пулемётных патрона:

«Я взлетел 7.7.41 в 10:50[3] с ведомым обер-фельдфебелем Хёнэ с задачей обеспечить прикрытие «штукам». Над целью имели место разные атаки русских истребителей типа Z.K.B.19 на «штуки». После безуспешного боя с ними, на обратном пути мы находились слева выше «штук». Внезапно мы увидели заходящий в атаку справа сверху Z.K.B.19. Мы ушли в облака, чтобы избежать невыгодной позиции. При выходе из облачности я увидел слева от меня с превышение около 500 м один самолет. Я сразу начал преследование. Русский заметил это, сделал разворот и полетел прямо на меня в лоб. Я увидел, что он еще издалека открыл по мне огонь, и я ответил из пулемета и пушки. Когда Z.K.B.19 уходил вправо вниз, я смог попасть очередью в мотор, район кабины пилота и хвостовое оперение. Самолет сразу потянул за собой темный шлейф и загорелся. Он почти отвесно пошел к земле. Взрыв я не наблюдал, т.к. самолет падал прямо рядом с облаком, так что я не смог дальше проследить пикирование. Победа состоялась в 11:45 в квадрате 97.1. Обер-фельдфебель Хёнэ может засвидетельствовать победу»

Свидетельское донесение о воздушном бое:

«7.7.1941 я получил задание в составе звена Bf 109E обеспечить истребительное сопровождение группе «штук». Над целью, где сбрасывались бомбы, произошли воздушные бои с несколькими русскими истребителями типа Z.K.B.19. На обратном пути на свой аэродром нас справа сзади атаковал одиночный Z.K.B.19. Я пошел к облаку, таким образом ушел от атаки, а потом по другую сторону облака снова набрал высоту. Теперь летчик моего звена увидел русский истребитель слева вверху. Он сразу пошел за ним, и оба самолета обстреляли друг друга спереди. Когда противник отвернул вправо, я увидел темный шлейф дыма из фюзеляжа и вскоре после этого почти отвесное падение. Сам взрыв на земле я из-за облаков наблюдать не смог. Время победы 11:45 в квадрате 971»
Bf 109E жёлтая 5 из состава 9-го штаффеля 77-й истребительной эскадры, лето 1941 года


Реконструкция по фото, художник Игорь Злобин

Если победы пилотов 131-го ИАП не подтверждаются противником, то теоретически на МиГ-3 майора Орлова может претендовать лейтенант Эрнст, хотя это крайне мало вероятно, учитывая разные места - Бульбоака и Бендеры (немцы прямо пишут, что бой был на обратном пути) и разную высоту боя, указанную в документах сторон – два и четыре километра. Да и немцы признали в своих донесениях, что падение советского истребителя не наблюдали. Так, что скорее всего это был либо И-16 131-го ИАП, либо один из шести остававшихся в воздухе МиГ-3 4-го ИАП. Однако немецкий пилот если и попал, то не нанёс фатальных повреждений советскому истребителю. То же самое касается и второй заявки на победу фельдфебеля Баумгартера.


. И-16 тип 24 заводской №2421г79 из состава 131-го ИАП, весна 1941 года


Реконструкция по фото, художник Игорь Злобин

Реконструкция боя по версии автора

Что же произошло в районе моста в Бендерах на само деле? Попробуем реконструировать те события. Попытку атаки моста в Бендерах и воздушный бой в этом районе около 13:00 7 июля подтверждает журнал боевых действий 9-й Армии, причём в нём указаны и потери противника, оцененные в четыре самолёта.

Фрагмент из ЖБД 9-й армии за 7.07.1941г.

 Как указывалось, выше, завязка боя представляла собой внезапную для немцев и удачную для 4-го ИАП атаку восьмёрки МиГ-3 на девятку Ju87 3/StG77 шедшую под прикрытием 11 Bf109E из III/JG77 около 12:20 в районе станции Бульбоака, в результате которой были сбиты два «лапотника». Но пилоты немецких истребителей, большинство из которых составляли обстрелянные ветераны битвы за Британию и кампании на Балканах и Средиземноморье, отреагировали практически мгновенно. Был сбит самолёт ведущего советской группы майора Орлова, а остальным истребителям немцы не позволили больше атаковать своих подопечных бомбардировщиков. Причём противники явно были готовы на крайние меры, и подтверждение тому таран на встречном курсе. Ни одна, ни другая сторона не собиралась отступать. Вероятно, пилоты оставшихся шести МиГ-3 около 20 минут, по одиночке или парами пытались атаковать, но их ещё на дальних дистанциях грамотно отбивали пары и четвёрки «Мессершмиттов». Похоже именно этот момент отражён в документах зенитчиков, которые заявили, что кто-то из оставшихся старших по званию пилотов группы, возможно батальонный комиссар Н.И. Миронов, мог обратится по радио непосредственно в штаб 383-го ОЗАД о невозможности пробиться к бомбардировщикам.


Заместитель командира 4-го ИАП батальонный комиссар Николай Иванович Миронов, на его счету одна групповая победа в бою 7.07.41г.

Уверенности в этом нет в связи с известными проблемами Красной армии со связью. Далее произошло то, что описано только в отчёте 383-го ОЗАД, а именно мощная бомбёжка станции Бульбоака. Из-за отсутствия оперативных документов StG77 сказать точно, какова была цель и какой был состав группы, не представляется возможным. Можно только констатировать, что это была либо изначальная цель атаки, либо ведущий немецкой группы не решился пробиваться к мосту после таких серьёзных потерь.

Закончив бомбометание по станции, пикировщики заложили большой вираж вправо, как раз мимо Бендер и попали под огонь зенитных батарей 383-го ОЗАД, который вёлся на значительном расстоянии и реального вреда вероятно не причинил. На это указывает как минимальное число израсходованных снарядов, и откровенно слабая идентификация состава немецкой группы, оценённой в 21 двухмоторный Ю-88 и 4 Ме-109, хотя все немецкие машины были одномоторные, так и указание на падение 2 Ю-88 в районе «Суворовой Могилы» - то есть на отходе от цели. Очевидно, зенитчики вообще плохо видели немецкие машины, ведя огонь на пределе возможностей орудий.

Поднятые в 13:28 на подмогу пилоты тройки И-16 131-го ИАП, а это очевидно произошло в момент бомбардировки станции Бульбоака, видимо тоже подоспели к развороту немецкой группы на обратный курс, но попытки атак в 12:40 – 12:45 свелись к взаимным клевкам с пилотами «Мессершмиттов». Скорее всего, советские летчики не смоги подойти на дистанцию эффективной стрельбы не только к семи оставшимся «штукам», как это указано в наградном лейтенанта Журова, но и к немецким истребителям.


Мост через Днестр у Бендер, подорван после отхода войск Красной армии на восточный берег

Какие выводы можно сделать из результатов боя? Очевидно, что стратегический мост остался невредим и был подорван только после отхода советских войск.

Как звено управления, так и пилоты 2-й эскадрильи 4-го ИАП были в массе опытными лётчиками, к тому же многие участвовали в Советско-Финляндской войне, их стрелковая и лётная подготовка была на вполне приемлемом уровне, что и показал бой. К сожалению, новейшие МиГ-3 были недостаточно освоены, к тому же страдали массой конструктивных и производственных недостатков, что не позволяло иметь превосходство над, казалось бы, уже устаревшими Bf109E-4/7 участвовавшими в бою. Бой, несомненно, следует занести в зачёт полку, хотя впоследствии он стал обрастать чрезвычайно бравурными подробностями в различных исторических документах 4-го ИАП. 

Немецкая сторона, как истребители сопровождения, так и стрелки, откровенно прозевали первую, самую опасную атаку из-за чего ударная группа понесла тяжёлые потери и, есть вероятность, по этой причине отказалась в пользу второстепенной цели от первоначального задания – бомбардировки стратегически важного моста. Впрочем, дальнейшие действия пилотов «Мессершмиттов» можно признать не только профессиональными, но и предельно организованными: советские истребители не получили не единого шанса на развитие успеха, при этом немцы не ввязывались с ними в «собачьи свалки», а именно дисциплинированно отбивали атаки. Можно сказать, что советским летчикам отчасти повезло, что им противостояли не новейшие Bf109F-4, которые уже поступили на вооружение III/JG77, но в боях еще видимо не использовались, а более ранние «мессеры» Е-4 и Е-7

Звездный час старшего лейтенанта Анатолия Морозова

Главным же героем этого боя, несомненно, стал старший лейтенант Анатолий Морозов, уничтоживший в первой атаке один Ju87 и далее таранивший в лобовой атаке «Мессершмитт». Это также был опытный пилот, имевший за плечами Советско-Финляндскую войну, и с начала войны уже заявивший две личные и одну групповую победы. После боя 7 июля Морозов стал лучшим асом полка. Отомстить врагу за своего погибшего 23 июня комэска для Анатолия Афанасьевича было глубоко личным делом. 17 февраля 1940 года И-15бис лейтенанта Морозова совершил вынужденную посадку на финской территории, однако севший рядом капитан Карманов вывез летчика на свою территорию.


Командир 4-го ИАП Герой Советского Союза подполковник Анатолий Афанасьевич Морозов, зима 1942/43 года

Сбитый Морозовым фельдфебель Бергман, несмотря на невысокое звание, был отнюдь не рядовым пилотом. Одержав к тому моменту десять побед, он стал вторым по результативности асом III группы, обойдя как своего командира оберлейтенант Курта Лассе (Oblt.Kurt Lasse) с семью победами, так командира группы майора Александра фон Винтерфельда (Maj. Alexander von Winterfeldt) и командира 8-й эскадрильи Курта Уббена (Oblt. Kurt Ubben), имевших по девять побед каждый. Бергмана опережал только оберфельдфебель Рейнхольд Шметцер (Obfw. Reinhold Schmetzer) из 8./JG77 с 14 победами. К сожалению, в немецких источниках фото Георга Бергманна нет, автор будет искать его фото и подробности дальнейшей судьбы в советских архивах.

Ну а Анатолий Морозов в дальнейшем показал себя как прекрасный боец, а затем и грамотный командир. 23 марта 1942 года он был удостоен звания Герой Советского Союза. Далее весьма быстро выдвинулся на должность командира 4-го ИАП, а в последствии возглавил знаменитый 9-й Гвардейский ИАП. На его счету было одиннадцать личных и три групповых победы. К сожалению, жизнь выдающегося советского лётчика-истребителя трагически оборвалась в 1944 году в результате несчастного случая.


[1] ЦКБ-19 – заводское обозначение доработанного опытного истребителя И-17 (прим. ред.). 

[2] Здесь и далее в тексте время дается по московскому времени, отличающегося от берлинского на +1 час (прим. ред.)

[3] Время в документе берлинское, соответственно 11.50 и 12.45 по московскому времени (прим. ред.)



Источники:

  1. Фонд 4 ИАП, оп.143412, д.1
  2. Фонд 4 ИАП, оп.542065, д.1
  3. Фонд 4 ИАП, оп.595173, д.1
  4. Фонд.20 САД, оп.1, д.2
  5. Фонд 20 САД, оп.1 д.23
  6. Фонд.131 ИАП, оп.291708, д.3
  7. Фонд 383 ОЗАД, оп.708872, д.1
  8. Jochen Prien. «Jagdfliegerverbände der deutschen Luftwaffe 1934-1945.Teil 6/II. Unternehmen "BARBAROSSA" Einsatz im Osten - 22.06. bis 05.12.1941»
  9. BAMA RL 10 - 306
  10. BAMA RL 10 - 441
  11. Донесения генерала-квартирмейстера Люфтваффе
  12. https://pamyat-naroda.ru/
Поделиться
Комментарии
Рыбьяков Рыбьяков
16.08.2022 15:23:52
Отлично!
Михаил Скородумов
16.08.2022 20:26:01
Спасибо за новую статью и очень интересный разбор  
Wasilii Unterberger
16.08.2022 20:48:25
хорошая статья!
Калинин Калинин
17.08.2022 14:27:02
Отличная статья, качественная!  
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.