«Со стороны казалось, что катера горят. Пули сыпались градом...»

10 января 2023

Артем Чунихин

1

2440

«Со стороны казалось, что катера горят. Пули сыпались градом...»

Тема Латошинской десантной операции неоднократно освещалась в исторической литературе и различных публикациях и достаточно хорошо изучена историками. Однако, некоторые аспекты, такие как участие бронекатеров в десанте освещены недостаточно подробно. Благодаря новым сведениям из архивов Министерства обороны, Института Российской истории Академии наук и Федерального архива Германии (Bundesarchiv), а также новым публикациям на эту тему стало возможным в деталях исследовать боевую работу бронекатеров Волжской военной флотилии в этой операции.

Еще в сентябре 1942 года берег Волги у сел Латошинки и Акатовки привлекал внимание советского командования. Части 16-й танковой дивизии немцев, вышедшие к Волге в том районе, разрезали оборону Красной Армии, и прервали судоходство не только на Волге, но и на Ахтубе. 


Федоров Михаил Иванович начальник штаба Волжской военной флотилии

В рапорте на имя начальника штаба Юго-Восточного фронта генерал-майора Захарова Г.Ф. начальник штаба Волжской военной флотилии Федоров М.И. сообщал, что десант 50 человек из состава 135-й танковой бригады, который согласно приказа № 00117/ОП, должен был высадится в районе Латошинка, Винновка, Акатовка, не состоялся по причине необученности бойцов. В развитие темы, капитан 1 ранга Федоров предлагал задействовать роту морской пехоты, которая в августе была переброшена на юг в район Черный Яр – Никольское:

«Высадка десантной группы должна дать положительные результаты. Временно до прибытия роты, если будет ваше решение, крайне желательно выделить в наше распоряжение человек 100 хороших бойцов, разведчиков, для действия в районе Латошинка – Акатовка, лучше если этих людей выделить из нашего отряда действующего в составе 124-й осбр».

 О каких результатах говорилось в рапорте Федорова М.И. не уточнялось.


Немецкий фронт у Латошинки

В 20-х числах октября 1942г. штаб Сталинградского фронта вернулся к идее десанта в район Латошинки. Причиной тому было тяжелейшее положение войск 62-й армии в Сталинграде – бои шли в цехах завода Баррикады и Красный Октябрь, а группа Горохова была зажата противником с трех сторон у поселка Рынок.

Согласно плана операции высадка должна была произойти в двух местах: 1-й стрелковый батальон 1049-го сп со средствами усиления – северо-восточная окраина Латошинки; рота десантников – пристань Высоководная.

На берегу Волги у села Латошинка находилась инфраструктура железнодорожного парома, а именно железнодорожный тупик, северо-восточнее села (район высадки 1-го сб 1049-го сп), ниже по течению – пристань Низководная, которая работала при низком уровне воды в Волге, еще южнее – пристань Высоководная, с которой, соответственно, грузились железнодорожные составы в период половодья (район высадки десантной роты).

Ночью 25 октября 1942г. командир отделения саперного батальона 300-й сд младший сержант Андроненко Алексей Спиридонович вместе с группой разведчиков, переправился через Волгу на лодке, изучив берег не только визуально, но и миноискателем. Разведав район высадки, красноармейцы благополучно вернулись обратно. 


Командир отделения 591-го саб 300-й сд мл. сержант Андроненко Алексей Спиридонович (послевоенное фото)

Через два дня в Шадринском затоне начались тренировки пехотинцев по посадке-высадке с речных кораблей, а сама операция началась ночью 31 октября 1942г.

Ровно в полночь от командного пункта на Ахтубе, приняв на борт до 100 автоматчиков, вышел по направлению к Латошинке бронекатер № 23 (командир лейтенант Будько Н.З.). Многие из десантников разместились на палубе, что уменьшало устойчивость и маневренность катера и мешало артиллеристам вести огонь по берегу. Изначально из Ахтубы должно было идти два бронекатера, но в последний момент у БК-387 сломался мотор.


Командир БК-23 Николай Захарович Будько (слева)

При подходе к берегу противник открыл ураганный огонь по БК-23, в результате которого катер получил 15 пулевых и осколочных пробоин, были легко ранены двое краснофлотцев из экипажа и шесть десантников. В 00 часов 45 минут бронекатер был вынужден спуститься вниз по течению к группе Горохова, где раненым оказали медпомощь. В 2 часа 50 минут, вторично выйдя к пристани Высоководная, катер снова попал под плотный огонь противника – 3 десантника было убито и 14 ранено. После этого, БК-23 вернулся к командному пункту в Ахтубе, где его командиру был озвучен приказ начальника штаба флотилии идти к северной окраине Латошинки, куда нацелилась основная группа кораблей с десантом. Но при подходе к берегу у Латошинки катер получил пять пробоин, после чего, в 5 часов 55 минут, в предрассветных сумерках ушел в Шадринский затон.

Неудачные выходы БК-23 сыграли свою положительную роль в операции. Штурман отряда бронекатеров и офицер связи Северной группы кораблей Волжской военной флотилии старший лейтенант Любимов Юрий Валерьевич вспоминал:

«Несмотря на неудачу, постигшую его [БК-23], он сослужил большую пользу – отвлек огонь противника и обеспечил тем самым незаметный подход и высадку второй (из Шадринского затона) группы десанта. Они совершенно спокойно высадились и заняли побережье Волги и полотно железной дороги перед Латошинкой».


Погрузка десанта на бронекатер

Спокойной, а точнее удачной, высадку основной группы назвать можно только с оговоркой – удачной она была только для первой волны десанта. Корабли с десантом вышли из Шадринского затона в 1 час 00 минут. Бронекатера № 11 (командир лейтенант Цейтлин Б.И.) и № 13 (командир лейтенант Ващенко С.З.), имея на борту по 75 человек стрелков, подошли к берегу первыми, и не смотря на пулеметный и автоматный огонь высадили десант без потерь. Немцы сконцентрировали огонь на бронекатера, что помогло пароходу «Труддисциплина» с баржей на буксире подойти к берегу и высадить 350 человек десанта. Ниже по течению выгрузились катера «Революционер» и «Рутка», но после нескольких попаданий снарядов затонули.


Командир БК-13 Ващенко Степан Зиновьевич и командир БК-11 Цейтлин Борис Исаакович

На катере «Рутка» находилось командование батальона, и стоит отметить, что краснофлотцы, которых опрашивали в июле 1943 года историки из Комиссии по истории Великой Отечественной войны Академии наук СССР, в один голос говорили, что командование батальона погибло или не смогло высадится. Например, командир отделения рулевых БК-11 Солодченко Семен Алексеевич вспоминал:

«Когда возвратились обратно, то узнали, что с буксира людей высадили, а оружие выгрузить не смогли. Второй буксир, где было командование, был разбит, высадки с него не состоялась».

Командир бронекатера №41 Бароботько Сергей Игнатьевич так же утверждал:

 «Командование десантом находилось на трамвайчике, который погиб при подходе к берегу».

О гибели командования 1-го стрелкового батальона рассказывал и флагманский артиллерист бригады речных катеров Волжской флотилии:

 «Когда всадили десант, то все управление погибло. Они пошли сначала на катер, это катер был утоплен, и командование батальоном все погибло, руководство на месте не было налажено».


Командир 1-го стрелкового батальона Былда Василий Филиппович и фрагмент карты боя за Латошинку захваченная немцами

Откуда появилась история с гибелью командования батальона во время высадки установить не удалось, но уверенно можно сказать, что это была ошибочная информация.

По докладу раненого командира взвода, которого перевезли на левый берег Волги, командир батальона старший лейтенант Василий Филиппович Былда высадился на берег и повел 2-ю стрелковую роту на юг с целью пробиться к группе Горохова. Через сутки в оперативной сводке от 13 часов 00 минут 2 ноября 1942 г. говорится, что старший лейтенант Былда убит. Судьбу комбата удалось установить благодаря боевому отчету группы Штрельке – старший лейтенант Былда попал в плен и был допрошен немцами 5 ноября 1942 года.

Вторым рейсом к Латошинке вышли два бронекатера №11 и №13. Шедший головным БК-11 сел на мель, но был снят силами БК-13, после чего оба катера высадили десант под массированным огнем противника, и отстреливаясь из пулеметов к 5 часам утра вернулись в Шадринский затон. Оба катера имели множество пробоин.

Вышедший чуть позже буксир с баржой, на котором находились минометчики и батарея 45 мм противотанковых пушек, при выходе из затона получили до 10 попаданий снарядов и вернулись в затон. Позже буксир затонул, и таким образом батальон остался без артиллерии в своих боевых порядках.

Из средств связи у десанта было 8 километров кабеля, 7 телефонных аппаратов, и одна рация. Так как десантники вели бой, но связи с ним не было, командование дивизии отправило офицера связи с рацией на бронекатере № 23. В десять часов утра бронекатер выполнил задание, и вернулся в затон, при этом огня с берега по БК-23 не было. Однако, вторая рация тоже на связь не выходила, и в 20.00 к Латошинке отправился бронекатер №13 с 68 десантниками, 5 бойцами разведроты и помощником начштаба 1049-го стрелкового полка Соковым Иваном Сергеевичем.


Помощник начальника штаба 1049-го сп Соков Иван Сергеевич.

Благополучно высадив десант, бронекатер лейтенанта Ващенко два часа простоял укрывшись за затонувшим речным трамвайчиком, заглушив двигатели, в ожидании офицера связи. Дождавшись и загрузив 36 человек раненых, сделав два орудийных выстрела вернулся в затон.

1 ноября 1942 года в два часа дня в Военный совет Сталинградского фронта передали донесение помощника начштаба 1049-го сп старшего лейтенанта Сокова, что он объединил подразделения батальона (всего 112 человек) и ведет бой на северо-восточной окраине Латошинки.

В течении ночи и дня 31 октября немцы смогли подтянуть к месту высадки танки, артиллерию, и зенитки. В отчете группы Штрельке говорится:

«23.00 Обозначенные ночные позиции кое-как заняты с преодолением больших трудностей и препятствий. Сражение за Латашанку в целом выиграно. Противник разбит на малые и маленькие группы, главная группа заблокирована. На берегу реки находится сильная «береговая артиллерия», которая спокойно может противодействовать новым попыткам высадки».

1 ноября в четыре часа утра бронекатер №11, взяв на борт 15 автоматчиков и начальника инженерной службы полка лейтенанта Чинова Е.П., вышел из Шадринского затона. Но артиллерийский огонь и интенсивный пулеметный обстрел с берега и с железнодорожных вагонов помешал высадке десанта: катер трижды подходил к берегу, но лейтенант Чинов сходить на берег отказался. Не выполнив задачу БК-11 вернулся обратно.

В 11 часов 55 минут бронекатер № 23 с грузом продовольствия и боеприпасов для бойцов десанта вышел из затона. На траверзе Латошинки немцы открыли ураганный огонь, но не смотря на обстрел катер лейтенанта Будько подошел к берегу. Всего за две минуты груз был выгружен, но за время стоянки в бронекатер попало два снаряда, повреждения были не критические. Но как только катер взял обратный курс, в него попало три снаряда и три мины. Были ранены мотористы Григорий Коршунов и Владимир Цуприк. Через многочисленные пробоины в машинное отделение начала поступать вода, а левый двигатель вышел из строя. Когда по машинному телеграфу пришла команда «стоп» правого двигателя старшина мотористов Коршунов решил проверить адекватность приказа: остановка единственного двигателя грозила неминуемой гибелью. Выбравшись на палубу, и увидев, что командир, комиссар и рулевой катера ранены встал за штурвал и выбросил тонущий бронекатер на восточный берег. За спасение БК-23 старшина 2-й статьи Коршунов был награжден медалью «За Отвагу».


Моторист бронекатера №23 старшина 2-й статьи Коршунов Григорий Григорьевич.

Бой с бронекатером № 23 противник описал следующим образом:

«Самоходная 10,5-см артиллерийская установка с первой же попытки первым выстрелом потопила ранее поврежденную танковым взводом Герке канонерскую лодку».

«Двадцатьтретий» затонул у берега не далеко от входа в Шадринский затон – над водой виднелся только нос бронекатера. Так как катер находился в прямой видимости противника, то прибывший для подъема корабля аварийно-спасательный отряд Волжской военной флотилии вел работы только ночью. В отчете об оперативной работе аварийно-спасательного отряда (Эпрона) говорится:

«Были заделаны все пробоины. В виду недостатка смоленой пакли для заделки пробоин употреблялись все материалы имеемые под рукой: тряпки, деревянные клинья, разматывались старые пеньковые концы и т.д. Для более быстрого выноса кормовой части БКА из воды были поставлены в машинное отделение 5 т. мягкий понтон и 1,5 мягкий понтон в помещение камбуза. Откачка производилась мотопомпой Л-12, отливной шланг которой, опускался в шахту надстроенную к световому люку машинного отделения. По мере откачки заделывались пробоины в поперечных переборках для полной герметизации отсеков. Мотопомпа Л-12 ставилась последовательно на откачку всех отсеков. 5 ноября бронекатер № 23 был поднят и поставлен на плав».


Руководившие подъемом БК-23: командир группы водолазов 2-й бригады речных кораблей Никольский Павел Николаевич и командир отделения водолазов 5-го аварийно-спасательного отряда Усов Петр Владимирович

После потери бронекатера №23 командование Сталинградского фронта приняло решение об эвакуации десанта на восточный берег. Снимать остатки батальона отправили БК-11 и БК-13. Под огнем танков, минометов и пулеметов, маневрируя ходами катера шли уступом. При подходе к берегу у бронекатера лейтенанта Ващенко (БК-13) снарядом повредило рулевое управление: описав циркуляцию катер выскочил на мель. Решив помочь товарищу лейтенант Цейтлин развернул свой бронекатер (БК-11), но тут же в него попало два снаряда: один в носовой артиллерийский погреб, а второй в машинное отделение. При этом был пробит трубопровод системы Шатерникова и распределительный бачок, в результате чего машинное отделение заполнили выхлопные газы. В добавок бронекатер №11 тоже сел на мель.

Старшина 1-й статьи Олейник Перт Николаевич позднее вспоминал:

«Лейтенант Ващенко отдал приказание мне, как командиру отделения рулевых, перейти на запасное рулевое управление. Но запасное управление тоже не могло действовать, потому что тяга передачи не работала. Со стороны казалось, что катера горят. Пули сыпались градом. Когда я докладывал командиру, что рулевое управление вышло из строя, и это услышал командир отряда мотористов Лоза, он дал «полный назад». Катер задрожал, рванулся назад и оторвался от мели, а БК-11 сошел с мели еще раньше».

Когда катера вернулись в затон, из машинного отделения БК-11 извлекли двоих отравленных выхлопными газами мотористов.

По воспоминаниям краснофлотцев командир 300-й сд Афонин И.М., угрожая маузером, требовал от Ващенко и Цейтлина вновь идти к Латошинке и провожал их с пистолетом в руке, когда бронекатера отходили от берега. Командир отряда бронекатеров Мороз отменил приказ комдива Афонина, и БК-11 остался в затоне, а БК-13 ушел на ремонт в Ахтубу.

Последняя попытка снять десант была предпринята в ночь на 3 ноября 1942 года. Для этого к Лотошинке были направлены бронекатера №34 (командир лейтенант Гломаздин А.И.) и № 387 (лейтенант Лукин Д.Ф.). Противник освещал Волгу прожекторами и подойти незаметно не удалось. В результате прицельного обстрела один из снарядов попал в правый борт боевой рубки БК-34. Кроме командира бронекатера лейтенанта Гламаздина и рулевого краснофлотца Волкова В.Г. в рубке находились командир отряда бронекатеров старший лейтенант Мороз А.И. и командир северной группы кораблей капитан 3 ранга Лысенко С.П. – все они получили смертельные ранения. Причиной, по которой на БК-34 оказался не только командир отряда бронекатеров, но и командир северной группы кораблей стал конфликт с командиром 300-й сд. Командир БК-41 Барботько С.Г. позднее вспоминал:

«На другой день утром погиб БК-34. На нем смертью храбрых пал прославленный и мужественный командир Северной группы Лысенко. Обстоятельства гибели следующие: на другой день полковник Афонин заявил о том, что остатки десанта подают сигналы о снятии с берега. БК-34, 387 пошли для снятия остатков десанта. Лысенко доказывал, что никакого десанта там нет и бронекатера пойдут зря. Тогда Афонин обвинил Лысенко в трусости. Не желая порочить мундир морского офицера, Лысенко сам пошел на катере 34».


Командир северной группы кораблей капитан 3 ранга Лысенко Степан Петрович и командир 300-й стрелковой дивизии полковник Афонин Иван Михайлович.

Никем не управляемый БК-34 развернулся и плотно сел на песчаную отмель. Следовавший за ним бронекатер №387, полагая, что головной катер сделал преднамеренный поворот, последовал за ним и разделил его участь. С мели удалось сняться только БК-387, но при попытках стащить «тридцатьчетвертого» с мели повредил мотор После запроса о помощи к БК-34 были отправлены с переправы «Красный октябрь» бронекатера № 12 и № 26, но до рассвета подойти к песчаной отмели не успели. С рассветом БК-387 добрался до Шадринского затона, а на бронекатере № 34, оставшиеся в живых восемь краснофлотцев, решили переждать светлое время суток и потом добираться до берега.

До вечера 3 ноября по бронекатеру № 34 вела огонь немецкая артиллерия и бомбила авиация, и только ночью на лодках были эвакуированы оставшиеся члены экипажа. Среди раненых оказался единственный уцелевший старшина 1-й статьи радист Иван Кузьмич Решетняк. За помощь раненым товарищам и связь с командованием по рации до последнего момента он был представлен к званию Герой Советского Союза, но в итоге был награжден орденом Ленина.


Командующий Волжской военной флотилией контр-адмирал Ю. А. Пантелеев поздравляет старшину 1-й статьи Ивана Решетняка с высокой правительственной наградой – Орден Ленина.

Противник вновь записал потерю советского БК-34 на счет самоходного орудия:

«Сначала 2-см зенитки в северной части Латашанки подбили две вражеских моторных лодки, потом девятью прямыми попаданиями из 10,5-см самоходной артустановки была уничтожена канонерская лодка. Свою помощь оказывали прожектора».


САУ 10,5 cm leFH18/1(Sf) auf Geschutzwagen IVb таких машин в артиллерийском полку 16-й танковой дивизии немцев было 6 шт.

Судьбу оставшегося на отмели БК-34 описал штурман отряда бронекатеров Юрий Васильевич Любимов:

«Катер № 34 пытались взорвать, но как-то взрыв не удался, а потом так и оставили его, ибо не к чему было взрывать, он и так представлял из себя исковерканную бесформенную массу, непригодную ни к чему. Зимой постепенно сняли с него все, что можно было снять, а корпус его и сейчас [июль 1943г.] торчит на месте героической гибели, являясь свидетелем грозных и кровавых событий великой Сталинградской эпопеи».
13 Слева на аэрофотосъемке от 02.10.1942 года видна отмель, справа аэрофотосъемка от 16.04.1943 на отмели виден бронекатер № 34

Подводя итог боевой работы бронекатеров, нужно отметить, что в ходе Латошинской десантной операции советские бронекатера обеспечили не только высадку десанта, но и в течении трех дней самоотверженно ходили к западному берегу Волги, доставляя боеприпасы, продовольствие, эвакуируя раненых, и пытаясь спасти выживших. За время проведения операции Волжская Военная флотилия потеряла два бронекатера, но БК-23, после долгосрочного ремонта, был введен в строй.

Источники:

  1. Хроника боевых действий Волжской военной флотилии в Великой отечественной войне Советского союза. Выпуск 1 Волжская военная флотилия в боях за Сталинград (Компания 1942г.) А.П. Дьяков И.А. Ананьин. 1945 г.
  2. Хелльбек Йохен «Сталинградская битва. Свидетельства участников и очевидцев». Новое литературное обозрение, 2018 г.
  3. Bundesarchiv: Отчет боевой группы Штрельке
  4. Документы Волжской военной флотилии https://pamyat-naroda.ru/
  5. Архив Института российской истории РАН
  6. Архив Военно-Морского Флота
Поделиться
Комментарии
Pavel Fedoseenkov
15.01.2023 22:15:38
Очень интересно. Спасибо!
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.