«Второй фронт» в Заполярье: Операция Royal Navy

06 января 2023

Игорь Борисенко

3

1484

 «Второй фронт» в Заполярье: Операция Royal Navy

С началом Великой Отечественной войны в лице Великобритании СССР приобрел весьма могущественного союзника. Несмотря на то, что англичане совсем не торопились открывать второй фронт, оказание помощи своему недавнему врагу они начали довольно скоро. Одним из самых первых фактов этого взаимодействия стала атака, произведенная 30 июля 1941 года самолетами FAA (Fleet Air Arm – ВВС флота) на норвежский порт Киркенес и финский Лиинахамари (часто в литературе и документах называется "Петсамо", хотя на самом деле это название провинции, а не населенного пункта).

***

15 июля в Архангельск из Москвы прибыла английская военная миссия, в составе которой имелось целых два контр-адмирала. Одной из главных целей миссии была подготовка совместных операций. Англия не имела возможности открывать где-то сухопутный второй фронт, как этого хотел Сталин. Вместо этого была быстро принята идея удара по портам, тактика которых в Royal Navy в принципе была отработана ранее.

Уже 20-го июля из Англии в СССР должен был выйти минный заградитель «Adventure» с военными грузами (глубинные бомбы и магнитные мины). Заодно англичане посчитали удобным моментом в качестве прикрытия перехода нанести удар по немецким базам на Крайнем севере Норвегии и Финляндии. Причин для этого было две: во-первых, советская сторона желала затруднить доставку грузов, поступающих морем для группировки горных егерей под Мурманском, во-вторых нужно было попытаться уничтожить немецкие эсминцы из 6-й флотилии, сильно беспокоившие советские коммуникации своими рейдами. Не далее, как 24 июля они совершили вылазку к бухте Восточная Лица и потопили там гидрографическое судно «Меридиан». Еще болезненней была вылазка немцев 13 июля, когда они разгромили отряд ЭПРОН из двух траулеров и сторожевого корабля. Удары авиации Северного Флота (далее – СФ Прим. ред.) по эсминцам результат не давали; теперь счастья должны были попытать британцы.


HMS Adventure в феврале 1943 г.

Надо заметить, что немецкие эсминцы действительно базировались на Киркенес с 9 июля, и оттуда выходили на обе операции. Однако, похоже на то, что в штабе Адмирала Норвегии сидел медиум – 25 июля 6-я флотилия ушла, так как базу сочли слишком уязвимой для ударов с воздуха. Тут, скорее всего, сказались несколько налетов, произведенных самолетами СФ. Новым местом базирования стал Тана-фьорд. Увы, советская разведка этого перемещения вскрыть не смогла. Самолеты-разведчики регулярно обнаруживали "эсминцы" (27 июля 4 штуки в Варангер-фьорде курсом на Киркенес, через сутки на выходе из Варангер-фьорда), а ударные машины бомбили их в порту. Не далее, как 29 июля 2 ДБ и 3 СБ во время бомбежки Киркенеса в том числе считали, что там находились 3 эсминца…

Лично Уинстон Черчилль приказал провести операцию, получившую кодовое обозначение EF для того, чтобы помочь русским если не материально, то морально. Первая просьба к адмиралу Тови, командующему Флотом Метрополии, о том, что надо бы помочь русским путем атак транспортов врага в Варангер-фьорде, датируется еще 6 июля. Задержка возникла в связи с тем, что авианосец «Victorious» еще до сих пор не был полностью боеготов, хотя при этом и успел в мае поучаствовать в потоплении «Bismarck». Оба его ударных эскадрона были сформированы только в сентябре 1940 г. и в боевых действиях участвовали в основном как противолодочные самолеты и постановщики мин. Удар по немецким портам в Заполярье должен был стать первым по-настоящему боевым эпизодом. Для авианосца «Furious» ситуация была немногим лучше, потому что из двух его ударных эскадронов только один был довоенного формирования, а второй вообще появился на свет только в 1941 г.

Тем не менее, все трудности были постепенно преодолены, а сама операция EF была начата 23 июля в 23.45 (здесь и далее время приведено к берлинскому (московское: -1) – прим.автора), когда отряд кораблей, предназначенный для нее, покинул Скапа-Флоу и направился в Сейдис-фьорд (Исландия). Под флагом контр-адмирала Уэйк-Уокера, командира 1-й крейсерской эскадры и командующего операцией, шли флагманский тяжелый крейсер «Devonshire», второй тяжелый крейсер – «Suffolk», авианосцы «Victorious» и «Furious», а также эсминцы «Active», «Anthony», «Achates», «Antelope», «Escapade» и «Intrepid». 25 июля они прибыли в Исландию. На входе в Сейдис-фьорд эсминец «Achates» угодил на английскую мину из оборонительного заграждения и был тяжело поврежден. Погибло 65 человек.


HMS Devonshire

Кроме перечисленных кораблей, для операции предназначался также флотский танкер «Black Ranger», отправившийся в Исландию еще 22 июля и прибывший 24-го, в сопровождении эсминцев «Eclipse» и «Echo». В связи с тем, что «Antelope» выпал из состава ударного отряда, буксируя на Фарерские острова поврежденного собрата, «Eclipse» и «Echo» заменили обоих в первоначальном составе прикрытия авианосцев. Сопровождать танкер вместо них пришлось «Inglefield» и «Icarus», срочно вышедших из Скапа-Флоу в середине дня 25 июля. Позже оба эсминца тоже присоединились к Уэйк-Уокеру. В результате окончательный состав отряда стал таким:

- 1-й дивизион: «Devonshire» (флаг контр-адмирала Уэйк-Уокера), «Victorious», «Inglefield», «Icarus», «Escapade»;

- 2-й дивизион: «Furious» (флаг кэптена Тэлбота), «Suffolk», «Intrepid», «Echo», «Eclipse».



Главная ударная сила Force P – HMS Furious и HMS Victorious, причем фото последнего предположительно сделано во время рейда против Киркенеса

Перед началом операции советская сторона была уведомлена о том, что следует воздержаться от посылки кораблей и самолетов в район севернее норвежско-финского побережья вдоль 38 градуса в.д. примерно от 71 до 75 градусов с.ш. 

Поздно вечером 26 июля отряд (обозначенный как "Force P") вышел из Сейдис-фьорда. Замысел был довольно нехитрым: авианосцы атакуют каждый свою цель. «Victorious» получил Киркенес, а «Furious» – Лиинахамари. По данным англичан, в каком-то из этих портов можно было застичь учебно-артиллерийский корабль «Bremse», 5 эсминцев и 5 подводных лодок, а также несколько моторных тральщиков, плюс войсковые транспорты ожидалось встретить в портах и Варангер-фьорде. В случае, если стоящих целей в портах не будет обнаружено, первая группа должна была подвергнуть удару рудодробильный комбинат, а вторая – топливные баки, причалы, рыбоконсервный завод. Однако, сразу заявлялось, что это плохие цели, не стоящие особых усилий.

Авианосцы располагали следующими авиагруппами: на «Furious» были погружены 812-й эскадрон (9 "Свордфиш I TSR"), 817-й эскадрон (9 "Альбакор I TSR"), 800-й эскадрон (9 истребителей "Фулмар II"), флайт 880А (4 истребителя "Си Харрикейн Ib"). На «Victorious» находились 827-й эскадрон (12 "Альбакор I TSR"), 828-й эскадрон (9 "Альбакор I TSR"), 809-й эскадрон (12 истребителей "Фулмар II"). Большая часть летчиков не имела боевого опыта. Оба эскадрона торпедоносцев перебазировались на «Victorious» только 2 и 3 июля, а истребители и того позже – 12-го!

HMS Victorious с "Фулмаром" на полетной палубе

Совершив переход в течение 3 дней, британцы 28 июля в море встретили танкер, с которого были дозаправлены эсминцы. Для того, чтобы избежать обнаружения немецкой авиаразведкой, англичане отклонились далеко на север. 30 июля они вышли в исходную позицию для атаки, находившуюся примерно в 80 милях на северо-восток от Киркенеса (70°40' с.ш. - 33°00' в.д.). К тому времени «Adventure» в сопровождении эсминца «Anthony» был отпущен в Мурманск. Остальной отряд разделился на две части – каждая формировалась вокруг авианосца. Эсминцы вели непосредственное охранение, крейсера занимали позиции на удалении в качестве прикрытия.

К 13.30, когда позиции были заняты, имевшийся до того облачный покров совершенно пропал, и уже в 13.45 англичане были замечены немецким разведчиком (Не.111). К счастью для сынов Туманного Альбиона, противник доложил о них с весьма немалой погрешностью (координаты 69°58' N - 34°45' E). Этот самолет-разведчик был замечен и англичанами с «Furious» в 13.49.

В 14.00 с «Victorious» стартовали оба его торпедоносных эскадрона (20 "Альбакоров" – 12 из 827-го эскадрона и 8 из 828-го), за ними через полчаса последовали все 12 истребителей. Девять занимались прикрытием ударных машин, а три патрулировали над кораблями. В 13.50-14.18 проводились старты со второго авианосца, который поднял 18 ударных самолетов (по 9 из каждого эскадрона) и 4 "Си Харрикейна" для прикрытия кораблей, а в 13.34-13.36 – 6 "Фулмаров" для сопровождения ударных самолетов к Петсамо.

Эскадрон "Альбакоров" в полете

Вооружение у самолетов было следующим: все "Альбакоры" с «Victorious» были вооружены торпедами. Со второго авианосца с торпедами летели по 6 "Альбакоров" и "Свордфишей", по 3 машины каждого типа вооружили бомбами. Кроме того, с бомбами летели и все 6 "Фулмаров" с «Furious» (по 4 20-фунтовых на каждый).

«Свордфиш» стартует с палубы «Furious»

Окончательное распределение целей для самолетов с «Victorious» выглядело так: 827-й эскадрон атакует корабли в районе Ланг-фьорда (юго-западнее гавани Киркенеса) и собственно гавань, в то время как 828-й эскадрон получил якорные стоянки в Хольменграа-фьорде и у острова Рёнё. Истребители с «Victorious» должны были сосредоточиться только на прикрытии ударных самолетов – штурмовка земли для них исключалась.

Из группы, атаковавшей Лиинахамари, вооруженные бомбами самолеты изначально нацеливались на слипы (слип – наклонная береговая площадка для спуска судов на воду или подъёма из воды. – прим.ред) и нефтебаки. Истребители с «Furious», как это ясно из их бомбового вооружения, обязаны были участвовать в ударах. Позже это было признано ошибкой. Подход к цели предусматривался на малой высоте, дабы избежать обнаружения радаром; противодействия не ожидалось, либо ожидалось небольшое.

Далее атаки самолетов с двух разных авианосцев будут рассмотрены отдельно. Погода в тот день была переменчивой – утром и вечером небо затягивали тучи, видимость ухудшалась, однако днем, как по заказу, было солнечно и почти ясно. Ветер едва достигал 1 балла, море было совершенно спокойным. Температура воздуха +18°.

Машины с «Victorious» были поделены на три группы. Истребительно прикрытие прибыло первым, заняв позицию между островами Престё и Ренё внутри Бёк-фьорда на высоте 4000 футов (1200 м). Там они встретили сильный зенитный огонь, но, несмотря на это, принялись кружить в одном и том же районе, надеясь отвлечь внимание от ударных самолетов. Англичане во время операции стреляли опознавательные в виде четырех красных ракет, и по мнению участников, трюк сработал как минимум в нескольких случаях: немцы либо прекращали атаки, либо начинали стрелять свои ракеты в ответ. По этому поводу с противной стороны встречалось мнение, что цвет британских ракет оказался намного темнее немецкого и сразу был распознан как ложный.

Через 10 минут с разных сторон "Фулмаров" атаковали не менее трех Bf.109 и шести Bf.110. В последовавшем воздушном бою англичане заявили сбитыми 2 двухмоторных «мессера» и один одномоторный, плюс еще один тяжелый истребитель сбитым вероятно. Сами они потеряли двоих, причем только один экипаж видели покинувшим самолет с парашютами.


Самолеты Bf.110E-2 из JG77 в октябре 1941 г. на аэродроме Петсамо.

Из двух ударных эскадронов первым шел 827-й – как мы помним, из него в воздух поднялось 12 машин. Установив визуальный контакт с западной оконечностью Рыбачьего, "Альбакоры" на малой высоте втянулись в Яр-фьорд и, перевалив через возвышенности, обрушились на Бёк-фьорд – залив, ведущий из моря к порту Киркенеса. Пять самолетов смогли опознать «Bremse» и атаковали его, заявив при этом два попадания. Остальные самолеты нацелились на торговые суда на якорных стоянках северо-восточнее и северо-западнее острова Престё. Две из пущенных торпед якобы наблюдались идущими прямо к целям, но начавшиеся атаки немецких истребителей не позволили досмотреть до конца. В воздушном бою англичане заявили точно сбитый из фронтального пулемета Ju.87 (самолет с кодом "4K" из 827-го эскадрона, пилот Джей.Н. Болл) и возможно сбитый из кормового пулемета Ме-109. За это пришлось заплатить очень высокую цену – из вылета не вернулась ровно половина "Альбакоров". Кроме того стрелок, якобы сбивший «мессер», получил тяжелые ранения и умер еще в полете. По возвращении на авианосец его похоронили в море.


Немецкий учебно-артиллерийский корабль «Bremse»

828-й эскадрон, составленный из 8 "Альбакоров" шел в полумиле позади 827-го. Его самолеты сразу поднялись над возвышенностями, чтобы атаковать суда в северной части Бёк-фьорда. Считалось, что 5 самолетов смогли атаковать 2 судна на ходу, примерно по 2000 т каждое, и при отлете они якобы горели. Действий последних трех самолетов никто не видел – назад они не вернулись. В конце концов, потери здесь были еще тяжелее, потому что до авианосца добрались только три машины! Никаких заявок на сбитые они не делали. Из добравшихся домой "Альбакоров" четыре были повреждены. Число пропавших летчиков достигло 37!

Самолеты с авианосца «Furious» также были поделены на три группы соответственно участвовавшим в налете эскадронам. "Свордфиши" улетели в бой первыми, в 14.25, через 7 минут за ними последовали "Альбакоры", а еще через 10 минут – "Фулмары". Сближение с материком прошло по плану, с пролетом в 20 милях западнее мыса Вайтолахти, который англичане называли «Маякканиеми», над самой водой. Примерно в 14.50 впереди заметили одиночный самолет – предположительно потерявшийся «Fulmar» из 809-го эскадрона, возможно, один из тех, что не вернулся на авианосец. Один из истребителей 800-го эскадрона, не долетая до цели, задымил мотором и сел на воду в 6 милях западнее маяка Хейнесаари. Остальные видели, как экипаж садится в лодку. Увы, этот экипаж бесследно пропал.

Над входом в Петсамо-фьорд самолеты поднялись на высоту 900 м и сконцентрировались в одну большую группу. Первым летел 812-й эскадрон, за ним 817-й, а истребители прикрывали сверху и сзади. После прохода устья залива бомбардировочные звенья (по одному из каждого эскадрона) отделились от остальных и дальше действовали независимо. Торпедоносцы полетели, прикрываясь холмами на восточном берегу залива, пока не оказались восточнее целей. После этого они повернули на запад. По плану 812-й эскадрон должен был нацелиться на Трифону, если бы там были суда, а 817-й – на Лиинахамари. Одновременно с запада напали бы бомбардировщики. Увы, в Трифоне было пусто и самолеты атаковали причалы примерно с одного направления, потому что для других маневров было недостаточно места. Исключение составили 3 "Свордфиша" из 817-го эскадрона. Они зашли с юга, над Ристиниеми, один прицелился по Шведскому причалу, а два других по небольшому судну, которое оценили в 500 т. В него не попали, зато наблюдатели увидели еще одно судно меньшего размера, которое сначала никто не заметил. К нему шла торпеда, результат увидеть не сумели – а это как раз, скорее всего, и был единственный успех в тот день. Кроме того, в Лиинахамари были замечены только портовые катера и 3 моторных тральщика. Большинству самолетов пришлось стрелять по причалам, не зная, будут ли их торпеды взрываться при попадании в деревянные пристани. Однако, взрывы на них все же наблюдали. Один пилот, ослепленный взрывом зенитного снаряда во время пуска торпеды, выпустил ее куда попало.

После начала атаки лидер 812-го эскадрона попал под огонь зениток, но выстрелил «вражескую опознавательную ракету». Огонь был ненадолго прекращен, что дало торпедоносцам возможность выстроиться. Впрочем, очень быстро зенитки снова стали стрелять. Бомбардировщики тем временем пролетели западнее Нурменсетти и зашли на топливные баки. Истребители сначала держались южнее, перекрывая подход от аэродрома Петсамо. Когда оттуда никто не прилетел, "Фулмары" тоже поучаствовали в штурмовке при помощи бомб и пулеметов. Из этой группы только один "Альбакор" был сбит истребителями после атаки, также пропал "Фулмар" – считалась, что его постигла та же участь. Другой "Фулмар" неудачно атаковал Bf.109, потом сам был атакован в ответ, но стрелок отбился при помощи «томми-гана». При возвращении все самолеты обстреливали из пулеметов попадавшиеся цели – катера, орудийные позиции, хижины. 


Атака по Лиинахамари (английская схема)

Окончательный список доложенных результатов выглядел так: два попадания торпедами в «Новый причал» точно, два попадания в другие причалы вероятно, плюс возможно, были и другие попадания, которые никто не видел. Заявлялось уничтожение двух небольших катеров. Бомбардировщики повредили нефтяные баки и как минимум один заявили совершенно уничтоженным, плюс видели разрывы на территории маленькой судоремонтной верфи и пожары в поселке. В пассиве – три самолета пропало, четыре повреждены, но степень повреждения неизвестна. Пропало без вести семь человек: три пилота и по два наблюдателя и стрелка.

В общем и целом, потери летного отряда составили 45 человек, из них 44 пропало и один скончался от ран. Из материальной части англичане лишилась 12 "Альбакоров" и 4 "Фулмаров". В конце концов выяснилось, что в плен попало 25 человек, все остальные погибли.

***

Перед описанием немецкого взгляда на этот бой хотелось бы отметить, что ранее существовало мнение, будто бы перед самым английским налетом вражескую оборону переполошили пролеты советских самолетов. Автор и сам так изначально считал. Но на самом деле советский разведчик Пе-2, сбросивший несколько бомб на стоящие в порту суда, прошел над городом в 14.10 – то есть в тот момент, когда англичане только начинали взлет первых групп, почти за полтора часа до налета. Поднятые наперехват истребители к моменту прилета британских самолетов давно сели обратно на аэродром. Фактически, налет авианосной авиации система ПВО противника совершенно прошляпила – британские пилоты умело маскировались, совершая подлет на малой высоте. Плюс к этому, немцы вероятно не очень хорошо вели наблюдение за морским сектором, не ожидая оттуда атаки.

Почему же тогда англичане были так быстро контратакованы и понесли от истребителей врага большие потери? Тому виной были два фактора. Во-первых, прибывшие первыми "Фулмары" с «Victorious» беспечно вели переговоры по радио открытым текстом. Скорее всего, это позволило очень быстро поднять с близлежащего аэродрома Киркенес дежурные пары Bf-110. Во-вторых, сыграла свою роль удача одних и неудача других. Как раз в момент налета на Киркенес с задания возвращался отряд Ju.87 из IV.(St)/LG 1. Произошел уникальный случай, когда медлительные «штуки» сыграли роль истребителей! Поэтому заявка одного из "Альбакоров" на сбитый Ju.87 – это не бред в горячке боя, как могло показаться сначала. Более того, эта заявка полностью подтверждается, так как немцы действительно потеряли в том бою один пикирующий бомбардировщик. Судя по всему, прикрытие «штук» тоже было перенаправлено в район боя до того, как оно успело сесть на свой аэродром Петсамо, потому что в сражении поучаствовала и девятка Bf.109E-7 из 14./JG 77. Конечно, большую роль в отражении налета сыграли зенитные батареи люфтваффе, флота и артиллерия кораблей. Известно, что пилотам Bf.109 засчитали 13 побед, пилотам Bf.110 – еще 6, и даже на «штуки» дали целых 4. Зенитчики (корабли и береговая батарея 1./MAA 513) тоже не стали скромничать, в результате общий счет засчитанных "абшуссов" составил 28 (а изначально их было еще больше, как минимум 32). С учетом того, что англичане потеряли от вражеского противодействия 15 машин, достоверность заявок выходит довольно неплохая, правда, здесь еще не учтены 4 самолета, которые пошли на счет зениток и моторных тральщиков в Лиинахамари. Немцам воздушные бои стоили всего пары самолетов – одна "штука" пропала, а один Bf.110 сел на вынужденную после боевых повреждений (сбит "Фулмаром", экипаж спасен «Bremse»).


Ju.87R-2 из IV.(St.)/LG 1 в полете

К сожалению, из-за скудости документов Люфтваффе как-то разделить бои в воздухе над Киркенес и Петсамо, либо дать какие-то их подробности не представляется возможным. Гораздо более деталей сохранилось по событиям у немецких моряков. На момент атаки в Киркенесе находилось более десятка разнообразных немецких и норвежских судов, включая один танкер, однако англичане большую их часть не заметили. По окончании налета летчики доложили, что порт был почти пуст. Вероятно, сказался тот фактор, что немцы умело рассредотачивали суда и корабли по многочисленным бухтам и заливам.

Одним из первых противника заметил моторный тральщик R.152, в 14.35 в Бёк-фьорде, у маяка Хунгернесет, выбросивший на мель выловленную советскую мину и ждущий возвращения минера, который ее осматривал. Тральщик определил атакующих как 8 Фейри "Бэттл", летящих на высоте 1700 м. Несомненно, это были "Фулмары" – судя по этим данным, они прибыли на место на целых полчаса раньше ударных самолетов. Немцы немедленно открыли огонь, который заставил англичан разомкнуть строй, однако сброса бомб не последовало. Уже через пять минут появились немецкие истребители, и тут же в воду упал британец, сбитый одним из Bf.109. Зафиксировав место падения (около маяка Бёк-фьорда), R.152 пошел туда.  В это время мимо тральщика, за кормой на высоте 10 метров, пролетела четверка бипланов. R.152 развернулся в направлении их полета, чтобы ввести в дело всю свою артиллерию. Огонь был открыт внезапно, с дистанции 500 м, наблюдались попадания. Ближайший биплан в ответ обстрелял тральщик из пулемета, но пули ложились позади корабля. Тут же этот самолет был сбит, опять Bf.109. Второй биплан получил в крыле большую дыру и затем его добил немецкий самолет, на сей раз тяжелый истребитель. В этот момент мимо тральщика пролетела тройка других английских торпедоносцев, преследуемых "штуками". Моряки видели, как пикировщики свалили двух врагов – на месте их падения поднялись столбы дыма.


Плавбаза «Weser» и моторные тральщики из 7-й флотилии

Тем временем пара бипланов из первой группы повернула и полетела прямо на R.152. Они вели огонь из пулеметов и очереди ложились очень близко, хотя попаданий в конце концов не оказалось. Зато тральщик ответным огнем смог поразить мотор и плоскости одной машины. В ведении огня поучаствовал лично командир корабля. Английский самолет отвернул с курса всего в 50 м от корабля; зенитки продолжали держать его под обстрелом – от "Альбакора" отлетали куски обшивки. Пилот, видимо, пытался совершить вынужденную посадку на западном берегу фьорда, у Герёлль, но потом передумал и снова повернул в сторону моря. Далеко он не улетел – в конце концов упал в 20 м от R.152. Позже обломки были подняты на борт. Оставшийся самолет пролетел прямо над тральщиком, преследуемый Ju.87. Непрерывно обстреливаемый, он повернул на восток. Уйти не смог и он – "штука" сбила и его. Уже после боя на R.152 были приняты три английских летчика, спасенных норвежским сухогрузом (2 офицера и 1 унтер-офицер). В итоге тральщик подтвердил 3 сбитых биплана за "штуками", 2 за Bf.109 и 1 – за Bf.110, а также один заявил сам. Плюс на расстоянии наблюдалось, как Bf.110 сбили два вражеских моноплана, а еще одного – Bf.109.

Этот отчет из КТВ 7-й флотилии показывает якобы полное уничтожение еще до подхода к Киркенесу одной из групп торпедоносцев, атаковавших через фьорд – но судя по всему, это не совсем так. Немного далее к югу восемь "альбакоров" из 827-го эскадрона атаковали готовый к выходу конвой, состоящий из плавбазы катерных тральщиков «Bali» и пароходов «Sandnæs» и «Karin». Немцы должны были выходить еще в 14.00, но последний пароход задержался и флагман – тот самый «Bremse», которого англичане собирались подловить - вернулся, чтобы найти его и поторопить. Пока учебно-артиллерийский корабль искал отставшего, "потеря" нашлась сама, в 15.05 заняв место в конвое. Однако к началу боя «Bremse» вернуться не успел. В результате ближе к выходу из фьорда стояли на месте два судна и плавбаза, а ниже по Бёк-фьорду двигался боевой корабль. Как мы видим, неразберихи у немцев хватало и без воздушных налетов.

Основная часть конвоя увидела противника в 15.12 (следует учитывать, что часы у командиров разных кораблей могли показывать значительно отличающееся друг от друга время). Сначала им показалось, что над ними, подлетая с северо-запада, на высоте 3 километра, находятся 8 монопланов. Огонь зениток заставил их отвернуть и скрыться на северо-восток. Вероятно, это были продолжавшие маневрировать в районе выхода из фьорда "Фулмары". Когда через три минуты сначала два, а потом еще не менее шести самолетов планировали вниз с восточной стороны фьорда, и атаковали немцев торпедами, их определили уже как "Гладиаторы". Это явно были 8 "Свордфишей" 828-го эскадрона. Ближе всех к британцам оказался неподвижный пароход «Sandnæs», но в него ни одна торпеда не попала. Некоторые из них взорвались в скалах на западном берегу Бёк-фьорда. Также одна торпеда прошла совсем рядом с носом «Bali». Плавбаза яростно отстреливалась из трех 2-см зениток, расположенных по правому борту.

Через 5 минут на «Bali» зафиксировали еще одну торпедную атаку. Смертоносный снаряд шел с кормы, с правого борта – от него смогли уклониться крутым поворотом руля на левый борт. Торпеда взорвалась на берегу. Всего с плавбазы насчитали 8 торпедных дорожек. Этим участие «Bali» в бою не ограничилось. Атак на нее больше не было, но в 15.22 корабельные зенитки открыли огонь по двум самолетам, пролетающим мимо, и наблюдали многочисленные попадания в один из них. Наконец, спустя 2 минуты был успешно обстрелян еще один самолет – попадания на этот раз находились в районе двигателя. В результате, плавбаза заявила о двух сбитых и одном поврежденном самолетах. В 16.35 «Bali» перешла в Ренё-сунд, чтобы с помощью лодок спасти экипаж сбитого самолета. Увы, на обломках машины были найдены только трупы, зато двух офицеров и раненого унтер-офицера доставили с норвежского танкера «Vesco». 


Схема боя из КТВ MRS «Bali»

Пять "Альбакоров" из 827-го эскадрона во главе с лидером при подлете к гавани Киркенеса наткнулись на шедший по фьорду учебно-артиллерийский корабль «Bremse» (как мы помним, он пытался найти пароход «Karin») и стоящую на якоре в бухте Ляйерполен (северо-западнее Киркенеса) плавбазу 7-й флотилии моторных тральщиков «Weser». В 15.20 на обоих кораблях сыграли тревогу. Командир плавбазы самонадеянно решил не давать хода – он посчитал, что его небольшой корабль в удаленной бухте не будет объектом атаки. Через 5 минут после сигнала тревоги появились самолеты: их было восемь и они шли на большой высоте (возможно, это в очередной раз замечены "Фулмары"). Огонь зениток и атака тяжелых истребителей заставили противника повернуть, но уже в 15.30 с востока над горами пролетели на бреющем еще 6-8 торпедоносцев. Плавбаза выпустила по ним 14 8,8-см и 100 2-см снарядов, чем затруднила прицельный сброс торпед. При этом кормовая 2-см зенитка вышла из строя из-за взрыва снаряда в стволе на шестидесятом выстреле. Попадания явно наблюдались только по одному из бипланов, однако признаков, что он сбит, не зафиксировано. Торпеды в данном случае опять прошли мимо – с «Weser» видели и слышали взрыв трех или четырех из них на скалах южнее стоянки (видимо, все они предназначались «Bremse»), а еще одна детонировала на берегу северо-восточнее. Эту посчитали нацеленной на плавбазу. Сам «Bremse» при отражении налета также пострадал от разрыва снаряда в стволе – только на нем этой случалось с гораздо более крупным калибром. Несчастье постигло носовое орудие (12,7-см). Каким-то чудом это не привело к человеческим жертвам, не было даже раненых, хотя некоторые повреждения на баке имелись. Корабль в течение налета маневрированием уклонился от двух торпед, а также наблюдал пять взрывов в прибрежных скалах.

Схема боя из КТВ плавбазы «Weser»

На самом «Bremse» зенитчики занимали посты еще с 13.48 – скорее всего, после пролета Пе-2. В 15.10 на нем тоже замечали летавшие на большой высоте "Фулмары" и открывали по ним огонь. Появившиеся в 15.20 торпедоносцы тоже сразу начали обстреливать, но лидер дал правильный опознавательный сигнал и стрелять прекратили. Вновь открыли огонь уже только после сброса торпед. Сделано это было в основном с 2000 м, но пара самолетов смогла подобраться на 800-1000 м – один из них исчез с сильным дымлением за скалами. Однако, ни одного сбитого «Bremse» все же не заявил. Кораблю пришлось уворачиваться от 6 торпед, при этом взрывов на берегу насчитали только 4. По идее, торпед и атаковавших самолетов было только 5. После отражения атаки корабль пошел на север, чтобы догнать свой конвой, и по дороге рядом сел получивший попадания в мотор Bf.110. На борт был подобран обер-лейтенант Шлоссштайн и его стрелок. Пилот рассказал красочную историю о том, как он собирался атаковать самолет, нацелившийся на «Bremse», но до того, как он открыл огонь, англичанин загорелся и упал. Только таким образом корабль получил-таки на свой счет одного сбитого. 


Схема боя из КТВ УАК «Bremse»

Судя по всему, количество атаковавших эти два корабля самолетов завышено и на самом деле их было не более пяти (828-й эскадрон), в то время, как остальные 7 машин 827-го эскадрона смогла прорваться к главной гавани Киркенеса и атаковать несколько целей там (см. выше – остров Престё находится сразу восточнее главного порта Киркенеса). Встреченные сосредоточенным огнем сторожевиков «Nordlicht», «Polarkreis» и «Togo», англичане и здесь не смогли точно прицелиться. Попаданий не было, а немцы доложили о двух сбитых. Единственной неприятностью снова стали собственные снаряды. На сей раз из-за разрыва стволов вышли из строя сразу две 2-см зенитки – и обе на «Polarkreis»!

Общее количество сбитых, заявленных немецкими кораблями, достигает 6: 2 точно у «Bali», 1 у «Bremse», 2 у сторожевиков и 1 у R.152. По некоторым данным, 2 сбитых заявил пароход «Karin» и 1 предположительная – у «Bali». Тем не менее, в конце осталось только 5 – точное распределение неизвестно.

С целью спасения пилотов вне пределов фьорда выходил R.152, который к 19.00 доставил в Киркенес несколько пленных. На следующий день R.162 подобрал застрявшую в скалах торпеду без боеголовки, а R.152/154/156 предприняли контрольное траление Бёк-фьорда, на случай если англичане под шумок сбросили мины. Естественно, ничего обнаружено не было.

Перейдем теперь к рассмотрению «снизу» налета на Петсамо. В 15.20 гавань Лиинахамари оказалась практически пустой. У причалов стояли лишь несколько мелких суденышек и два немецких моторных тральщика. Те торпеды, которые взорвались, нанесли в основном повреждения деревянным пирсам, а их было довольно легко ремонтировать. Самолеты с бомбами разгрузились на емкости с горючим и слипы, причем, хотя попаданий не было, все баки кроме одного (№9) получили повреждения и вышли из строя. Кроме того, были повреждены или получили попадания один барак и штабель леса.


Немецкий вариант схемы атаки по Лиинахамари

В начале налета команды R.151 и R.158 частично находились на берегу. Командир R.151 приказал всем искать укрытие поблизости и сам первым выполнил свой приказ, но место для спасения выбрал странное – деревянный сарайчик. Там он и погиб вместе с еще одним моряком с R.158, когда их ненадежное убежище прошили пулеметные очереди англичан. Командир R.158, хотя он и был в момент появления врага в 50 метрах от корабля на берегу, поступил противоположным образом. Он бросился на свой пост, после чего оба тральщика, до сих пор связанные швартовыми, отчалили и разъединились только на глубокой воде посреди бухты. После этого оба корабля пошли зигзагом, стреляя по самолетам из всех стволов. В результате, один вражеский самолет, тянувший за собой дымный хвост, ушел со снижением за горы. В 15.40 четыре истребителя снизились – выполняя приказ, они провели штурмовку целей. Их тральщики также подвергли сосредоточенному обстрелу. Всего немцы "увидели" над Лиинахамари 27 самолетов, из них пять "харрикейнов". 


Раумботы в Лиинахамари

В результате налета англичане лишились одного биплана и одного истребителя, сбитых над целью. Экипаж сбитого "Альбакора" после изнурительной 48-часовой гребли в резиновой лодке смог добраться до советских позиций на Рыбачьем. Хотя в немецких документах нет упоминания об участии истребителей в отражении этого налета, летчики с этого самолета доложили, что их "завалил" именно Bf.109. В качестве успеха британцы доложили 2 потопленных небольших судна. В принципе, они были недалеки от истины: торпеда потопила только одно суденышко – норвежский пароход ROTVæR, который доставил в порт продовольствие и на 2/3 уже был разгружен. Жертв среди команды не было, а вот причал №2, около которого стоял пароход, был сильно разрушен попаданием двух торпед, как и Шведский причал (попала 1 торпеда). Разрушения составили 25 и 30% соответственно. Тем не менее, 120 метров второго причала оставались все еще пригодными к приему судов.

Кроме уже описанных двух погибших, жизни лишились водитель грузовика (по другим данным – военный корреспондент) и один финский матрос, а одна финская женщина была тяжело ранена. Немцы заявили 4 сбитых (по одному тральщики, еще два – 8,8-см и 2-см зенитные батареи, тоже по одному на каждую). После боя на волнах остались качаться две торпеды. Одну потопил R.151, вторую зенитчики из 2-см пушки. Кроме того, в гавани собрали различные обломки, в том числе 3 хвостовых оперения – забавный факт, если вспомнить, что реально сбитых машин было всего две.

После приведения в порядок кораблей и гавани, оба тральщика 1 августа вышли на контрольное траление. Из-за подозрений на минирование с воздуха во время налета, Лиинахамари и сам фьорд были закрыты для судоходства еще с 10.28 31 июля. Очевидно, наблюдателями была замечена еще одна плавающая английская торпеда. Траление результатов не дало, однако на всякий случай его повторили еще раз, 5 августа. Результат был тот же.

***

Последняя английская машина села на авианосец в 18.45. Сразу после этого корабли отошли на север. Еще раньше контакт немецкого самолета с противником был утерян, когда британцы скрылись в полосе тумана – к тому же, как мы помним, первое сообщение было передано с очень большой погрешностью. Хотя Адмирал Норвегии и просил летчиков не выпускать врага из виду, выполнить эту просьбу орлы Геринга не смогли.

Эсминцы 6-й флотилии, которые можно назвать одними из главных "виновников торжества", 30 июля находились в море, так как вышли в 23.00 предыдущего дня для очередного набега на советские коммуникации. Операция была отменена из-за сильного тумана, и немцы болтались между Каниным Носом и Новой Землей, дожидаясь, когда самолеты наведут их на какую-нибудь цель. Получив известие о воздушном налете, эсминцы пошли домой и разминулись с англичанами у тех за кормой. Опять сказалась плохая погода. Впрочем, у них все равно был приказ в бой не ввязываться. Подводным лодкам в море (U.81 и U.652) было приказано держаться отведенных позиций вблизи берега и ждать подхода англичан к Кольскому заливу. Так как корабли туда не пошли, подлодки тоже оказались не у дел.

31 июля «Furious» передал все свои боеготовые самолеты на «Victorious» и отправился домой из-за нехватки топлива. «Victorious» и его охранение были обнаружены немецкой авиаразведкой севернее Нордкапа в точке 74°00' с.ш. - 28°00' в.д., на курсе 330°. Державший контакт гидросамолет Do.18 был сразу после передачи им в 13.01 сообщения сбит 2 принадлежавшими «Furious» истребителями "Си Харрикейн" из флайта 880A. Победа принадлежала лейтенант-коммандеру Джадду и стала первой подтвержденной для этого типа истребителей.


Немецкий гидросамолет Do.18

В тот же день советский ЭМ «Сокрушительный» с командиром 1-го дивизиона, капитаном 1-го ранга В.А. Фокиным на борту, вышел в море к отметке Большой Городецкий, чтобы принять «Adventure». После встречи кораблей британца отконвоировали в Архангельск, куда оба корабля прибыли 1 августа.

«Victorious» снова был замечен 1 августа вечером южнее о. Медвежий, на курсе зюйд, позже зюйд-ост. С немецкой стороны не знали, собирается ли он здесь долго задерживаться. Адмирал Арктики поднял перед Люфтваффе вопрос об атаке предполагаемых позиций британских танкеров в море, а также заключил, что проводимая до сих пор авиаразведка для защиты побережья от внезапных нападений противника недостаточна.

Положение англичан 2 августа для немцев было все еще загадкой. С одной стороны, имелось предположение, что с улучшением погоды стоит ждать повторения налетов на порты и коммуникации. С другой стороны, Адмирал Норвегии считал возможным, что все это на самом деле только прикрытие грядущей операции против о. Медвежий.

В 1.10 4 августа с «Victorious» в точке 71°37' N - 01°20' E стартовали 3 истребителя "Фулмар", нацеленные на Тромсё. Целью налета была база гидроавиации. Однако, британские самолеты оказались слишком далеко на юге, так что им пришлось довольствоваться в 01.45 атакой в Маланген-фьорде сторожевика «Elster» бомбами и бортовым оружием. Это стоило им одной машины – истребитель упал на о. Квалё, сильно дымя и несколько раз взорвавшись. Пилот при этом погиб, а наблюдатель выпрыгнул с парашютами. Одного из англичан выловил из моря сторожевик, а второго нашел на острове норвежский лесник. «Elster» доложил о двух сбитых, так как видел 2 парашюта и 2 два места их приземления. Сам немецкий корабль отделался одним раненым и пулевыми пробоинами.

Наконец, в 6.00 4 августа авианосная группа отправилась домой. При этом эсминец «Intrepid» сбил погодный зонд, а один человек погиб в аварии. «Victorious» достиг Сейдис-фьорда 5 августа в 18.00, а в Скапа-Флоу вернулся утром 8 августа. Также 4 августа «Adventure» снова покинул Архангельск, направляясь в Англию. До Канина Носа его сопровождал эсминец «Сокрушительный», в то время как «Грозный» профилактически охотился на ПЛ в Белом море, до широты 66°30' с.ш.

***

Со стороны англичан данный рейд расценивался и расценивается как несомненный провал, к которому привело, во-первых, полное отсутствие разведывательной информации, а во-вторых – явная уязвимость устаревших бипланов во время дневной атаки на прикрытую истребительной авиации базу. Именно поэтому пришлось заплатить 15-ю сбитыми самолетами и потерей 42 человек, почти половина которых погибла, за один крошечный пароходик и несколько десятков метров разрушенных причалов.

Однако, в налете была и еще одна сторона – политическая. Здесь о провале говорить не приходится. Англичане по первому требованию советской стороны показали свою решимость сражаться вместе с ними, что в реалиях лета 1941 года было весьма немаловажно. Пускай первый блин вышел комом, в СССР были рады увидеть, что союзник не сидит сложа руки. Все это хоть немного, да оправдывает по крайней мере материальные потери FAA.

 Самолеты, потерянные немцами 30-31 июля 1941 г.:

1. Тяжелый истребитель Bf.110E-2 из 1.(Z)/JG 77, заводской номер 4394, бортовой код LN+DR. Сел в море, экипаж обер-лейтенанта К.-Ф. Шлоссштайна спасен.

2. Пикирующий бомбардировщик Ju.87B-1 из IV.(St)/LG 1, заводской номер 5310, бортовой код L1+EW. Пропал – пилот лейт. К. Роммель и стрелок обер-ефрейтор Э. Чопик с тех пор числятся пропавшими.

3. Гидросамолет Do.18G из 3./KüGr 906, заводской номер 0000870, бортовой код 8L+BL. Сбит истребителями Sea Hurricane в Норвежском море 31.7.41, весь экипаж – наблюдатель лейт. цур Зее Э. Майнхольд, пилот обер-фельдфебель А. Тёне, бортмеханик фельдфебель A. Инс, бортстрелок унтер-офицер К. Вольтер с тех пор считаются пропавшими.

Потери англичан 30 июля 1941 г.:

1. Торпедоносец Fairey Albacore из 827-го эскадрона FAA, заводской номер N4289, бортовой код "4B". Сбит при атаке судов в Бёк-фьорде. Экипаж – пилот лейтенант Х.Ф. Бонд, наблюдатель лейтенант Х.Х. Брэкен, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Э. Ланкастер – попали в плен.

2. Торпедоносец Fairey Albacore из 827-го эскадрона FAA, заводской номер N4364, бортовой код "4C". Сбит при атаке судов в Бёк-фьорде – разбился в скалах. Экипаж – пилот лейтенант М.Дж. МакКендрик, наблюдатель мидшипмен Э.A. Миллс (RNVR), радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Ф. Шраплс – целиком погиб.

3. Торпедоносец Fairey Albacore из 827-го эскадрона FAA, заводской номер N4288, бортовой код "4F". Сбит истребителем Bf.110 при атаке судов в Бёк-фьорде, сел на воду в районе Вардё. Экипаж – пилот лейтенант A. Тёрнбалл, наблюдатель лейтенант Х.К. Серджент, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Джей.Д. Джеймс – целиком получил ранения попал в плен.

4. Торпедоносец Fairey Albacore из 827-го эскадрона FAA, заводской номер N4420, бортовой код "4G". Сбит при атаке судов в Бёк-фьорде. Пилот лейтенант Дж.Ф. Олсен и наблюдатель суб-лейтенант Дж.А. Болфорд попали в плен, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Х. Уэйд погиб.

5. Торпедоносец Fairey Albacore из 827-го эскадрона FAA, заводской номер N4304, бортовой код "4H". Сбит при атаке судов в Бёк-фьорде. Экипаж – пилот суб-лейтенант П.Дж. Гринслейд, наблюдатель суб-лейтенант У.У. Парсонс, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Х. Пикап – попал в плен.

6. Торпедоносец Fairey Albacore из 827-го эскадрона FAA, заводской номер N4389, бортовой код "4M". Сбит при атаке судов в Бёк-фьорде, сел на воду восточнее о. Рёнё. Экипаж – пилот суб-лейтенант Д. Майлс (из 828-го эскадрона), наблюдатель суб-лейтенант A.П. Кип, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Х.Си. Гриффин – попал в плен. Хвостовая часть самолета подобрана и с 1984 г. находится в музее FAA.

7. Радист/воздушный стрелок из 827-го эскадрона с самолета "4L" лид. эйрман Э.П. Фэбиен был тяжело ранен и скончался.

8. Торпедоносец Fairey Albacore из 828-го эскадрона FAA, заводской номер N4325, бортовой код "5B". Сбит при атаке судов в Киркенесе. Пилот суб-лейтенант Л.Э.Р. Беллэйрс и наблюдатель суб-лейтенант Д.M. Лаббок попали в плен, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен С.Ф. Бир погиб.

9. Торпедоносец Fairey Albacore из 828-го эскадрона FAA, заводской номер N4359, бортовой код "5M". Сбит при атаке судов в Киркенесе. Пилот суб-лейтенант Ч.В. Ховард, наблюдатель суб-лейтенант Дж.Л. Тернер, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Д.Э. Полмир попали в плен.

10. Торпедоносец Fairey Albacore из 828-го эскадрона FAA, заводской номер неизвестен, бортовой код "5C". Сбит при атаке судов в Киркенесе. Пилот суб-лейтенант Д.Р. МакКей (RNVR), наблюдатель суб-лейтенант Дж.Г. Пейтон (RNVR), радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Д.У. Корнер погибли.

11. Торпедоносец Fairey Albacore из 828-го эскадрона FAA, заводской номер неизвестен, бортовой код "5K". Сбит при атаке судов в Киркенесе. Пилот суб-лейтенант Э.И. Хьюз-Уилльямс (RNVR), наблюдатель суб-лейтенант Дж.Дж.Р. Дэвис, радист/воздушный стрелок лид. аэйрмен A. Фокс погибли.

12. Торпедоносец Fairey Albacore из 828-го эскадрона FAA, заводской номер неизвестен, бортовой код "5L". Сбит при атаке судов в Киркенесе. Пилот лейтенант Р. Росс-Тейлор, наблюдатель суб-лейтенант С. Клейтон, радист/воздушный стрелок лид аэйрмен Л.У. Майлс попали в плен.

13. Торпедоносец Fairey Albacore из 817-го эскадрона FAA, заводской номер N4250, бортовой код неизвестен. Сбит Bf.109 при атаке Петсамо. Пилот лейтенант Л.Х. Ли, наблюдатель суб-лейтенант Дж. Горри, радист/воздушный стрелок лид. аэйрмен Н.Ф. Трейн сели на воду, в спасательной лодке достигли советского берега и спасены.

14. Истребитель Fairey Fulmar II из 809-го эскадрона, заводской номер неизвестен, сбит при атаке Киркенеса. Экипаж – пилот суб-лейтенант Т.Э. Блэклок и наблюдатель лейтенант A.T. Истон – взяты в плен.

15. Истребитель Fairey Fulmar II из 809-го эскадрона, заводской номер неизвестен, сбит при атаке Киркенеса. Пилот суб-лейтенант Р.С. Миллер взят в плен, радист/воздушный стрелок лид эйрман Л.Э. Бэрроу погиб (тело поднято немцами).

16. Истребитель Fairey Fulmar II из 800-го эскадрона, заводской номер X8624, сбит при атаке Петсамо. Экипаж – пилот суб-лейтенант Ф.Джей.Дж. Галлихан и наблюдатель пайлот офицер Джей.Ф. Блэк – погибли.

17. Истребитель Fairey Fulmar II из 800-го эскадрона, заводской номер N4029, сбит при атаке Петсамо. Экипаж – пилот суб-лейтенант Э.С. Бёрк (RNVR) и радист/воздушный стрелок лид. эйрман Джей. Бирдсли – погибли.


Статья ранее публиковалась (без фото и схем) на сайте Сергея Красильникова.

Источники:

  1. Fleet Air Arm Aircraft 1939 to 1945, R. Sturtivant with M. Burrow, Air-Britan Publication, 1995.
  2. Britain's Fleet Air Arm in World War II, R. Mackay, Schiffer Military history book, 2005.
  3. Der Krieg zur See 1939–1945. Die Operationen in der Arktis. Teil I: Der Kampf gegen die sowjetische Nordmeerflotte. Band 1: Das erste Kriegsjahr (Juni 1941 bis Mai 1942), B. Gomm, Wiesbaden 2000
  4. Хроника Великой Отечественной Войны Советского Союза на Северном морском театре. Выпуск 1 (с 1 июля по 31 декабря 1941 г.), Военное Издательство Министерства Вооруженных Сил СССР, Ленинград, 1945.
  5. Kriegstagebuch des Kommandant der Seeverteidigung Kirkenes, 16-31.7.41
  6. Kriegstagebuch der 7. Raumflottilla , 16-31.7.41 mit Anlagen
  7. Kriegstagebuch des Kommandierenden Admirals Norwegen, 16-31.7.41, 1-15.8.41.
  8. Kriegstagebuch des Artillerieschulschiff BREMSE, 16-31.7.41.
  9. Kriegstagebuch des MR-Schiffes BALI, 16-31.7.41.
  10. The Fleet Air Arm in the Second World War, Volume I, 1939-1941 by B. Jones, Ashgate, 2012
Поделиться
Комментарии
Станислав Щебетов
06.01.2023 22:18:49
Спасибо за статью о знакомых местах (как-никак мурманчанин), тем более я канючил на стримах обзор по боям палубников против Люфтваффе -- мне всегда было интересно, насколько качество самолётов можно нивелировать подготовкой пилотов. Правда тут, как указывается в статье, пилоты палубников сами были без боевого опыта (хотя, как и все пилоты Королевского Флота, с очень хорошей подготовкой).  
Витя Комаровский
07.01.2023 01:22:53
Спасибо, очень рад увидеть работу Игоря на этом портале. Про этот эпизод знал, в том числе из более ранних работ автора, но всегда интересно прочитать отличный материал с подробным описанием события. Если можно, хотелось бы задать вопрос: и здесь промелькнуло, и более ранней здешней работе по Черноморскому ТВД Андрея Кузнецова одна закоренелая проблема сил Люфтваффе действовавших на морских театрах - немецкие поисковые самолеты постоянно ошибались с координатами обнаруженных объектов. Может быть по данным работам она не очевидна и упоминается вскользь, но читая описание боевых действий Люфтваффе над Атлантикой, вроде бы постоянно сталкиваешься с тем, что авторы отмечают (тот же Блер), что плохое позиционирование и ошибки в передаче координат очень мешало Люфтваффе взаимодействовать с Кригсмарине (наведение подлодок и ударных группировок надводных кораблей и т.д) и координировать своих ударников. Нет, я  понимаю, ошибки были у всех, но такое ощущение, что Люфтваффе, демонстрируя в других компонентах очень высокий профессионализм, в этом отношении заметно уступало тем же союзникам или морской авиации Японии. В чем причина - в системе подготовки или в техническом оснащении приборами навигации? Или все же мои выводы не верны?
Игорь Борисенко
07.01.2023 07:11:35
Я думаю, в данном конкретном случае, а может и в других тоже - проблема долгой передачи данных. Над морем на Севере вели разведку специально подготовленные разведчики и метеорологи. 30.7.41 англичане были замечены "хейнкелем", так что скорее всего - как раз метеорологи. Они передали свои данные авиационным квадратом. Так его и передали морякам в первом сообщении, причем данные дошли только в 15.45, уже после налета. Умели там пересчитывать? Я точно не уверен. Но изначально конечно этот квадрат был неправильный, только по какой причине? Экипаж Не.111 перепутал Рыбачий с Кильдином? А может объяснение в плохой радиосвязи. Заменяем в данных разведчика только пару цифр - 37 Ост 4022 на 3122 - и уже получается очень близко. В любом случае, времени подготовиться у моряков уже не было, истребители Люфтваффе почти успели, кораблей и подлодок для контратаки не было. Бомбардировщики до того улетели по другим целям, а позже то какой-то туман им помешал, то найти больше не смогли.
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.