Виктор Талалихин: Иду на таран!

07 августа 2022

Михаил Тимин

2

1833

Виктор Талалихин: Иду на таран!

В ночь с 6 на 7 августа 1941 года заместитель командира эскадрильи младший лейтенант Виктор Васильевич Талалихин таранил немецкий бомбардировщик He111, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. Обстоятельства этого подвига стали широко известны буквально на следующий день, и в СССР их не то, что не скрывали, скорее наоборот - широко освещали в средствах массовой информации того времени.

Несмотря на исчерпывающие данные, полученные в последние годы благодаря находкам поисковых отрядов и работе исследователей с советскими архивными документами, у ряда специалистов и любителей истории появились определенные сомнения в самом факте подвига. Для того чтобы окончательно отмести все домыслы, рассмотрим эти события через призму последних исследований и новых архивных данных.

Родился Виктор Васильевич Талалихин 18 сентября 1918 года в селе Тепловка ныне Вольского района Саратовской области.  После переезда семьи в Москву, окончил фабрично-заводское училище, работал на Московском мясокомбинате, одновременно учился в аэроклубе. Далее поступил в Борисоглебское военное авиационное училище летчиков, которое закончил в 1938 году, после чего служил в 27-ом ИАП. Принимал участие в советско-финской войне 1939-1940 годов, совершил 47 боевых вылетов, за что был награжден орденом Красной Звезды.


Младший лейтенант Виктор Васильевич Талалихин

После возвращения с финского фронта продолжил службу в 27-ом ИАП, а весной 1941 года был назначен командиром звена в состав вновь формируемого 177-го ИАП 78-й ИАД ПВО. Дивизия создавалась на основе кадрового состава 27-го и 120-го ИАП, которые должны были войти в состав соединения наряду с вновь формированными 177-м, 178-м и 233 ИАП, рядовые летчики прибывали из военных училищ. 177-й полк предполагалось дислоцировать в Будово, между Калининым и Вышнем Волочком, и, как и вся дивизия, он должен был прикрывать промышленный район Рыбинск – Ярославль и столицу с северо-западного направления. Полк формировался в пятиэскадрильном составе и должен был получить на вооружение дальние двухмоторные истребители, однако из-за отсутствия таковых в производстве, еще при развертывании частей дальних истребителей было принято решение временно вооружить эти полки устаревшими И-16 и И-153 после перевооружения истребительных полков на новейшие Як-1, МиГ-3 и ЛаГГ-3.

Однако сформировать полк до начала войны не удалось, и уже в июле 1941 года 177-й ИАП был переформирован в «обычный» ИАП на аэродроме Клин, но уже по новому штату трехэскадрильного состава. На вооружение были получены те самые запланированные И-16. Первые пятнадцать истребителей были переданы из 27-го ИАП в начале июля. Тогда же младший лейтенант Талалихин получил повышение и был назначен заместителем командира эскадрильи. После формирования полк был переброшен на аэродром Дубровицы (Подольск), усилен пятнадцатью летчиками из 120-го ИАП и располагал к концу июля 52 И-16 и 116 летчиками. Несмотря на сложный процесс формирования и тренировку молодого летного состава (за июль в летных происшествиях были потеряны четыре И-16), начиная с 22 июля кадровые пилоты приняли участие в отражении налетов Люфтваффе на Москву Так в июле было произведено 44 боевых вылета ночью и 93 днем, в воздушных боях был сбит один бомбардировщик Ю-88, боевой счет полка 26 июля открыл капитан И. Д. Самсонов. Участвовал в этих вылетах и Виктор Талалихин.


Заместитель командира эскадрильи Виктор Талалихин дает указание перед боевым вылетом

В августе немецкие налеты пошли на спад, но боевое дежурство продолжалось. В одном из редких вылетов на перехват в ночь с 5 на 6 августа 1941 года Виктор Талалихин южнее Подольска атаковал немецкий бомбардировщик, впоследствии записанный ему как сбитый Ю-88. Это была его первая воздушная победа.

Следующей ночью Талалихин вновь перехватил немецкий бомбардировщик южнее Подольска. Вылетев около 23.00, Виктор Васильевич смог обнаружить и атаковать немецкий бомбардировщик, шедший на высоте около 4500 метров. Однако после нескольких атак пулеметы И-16 замолчали, а самолет противника продолжал полет. И тогда летчик принимает решение идти на таран. Произошло это примерно в половине двенадцатого ночи. Немецкий самолет упал у села Добриниха (около 30 км юго-восточнее аэродрома Дубровицы).


Обломки бомбардировщика He111 сбитого таранным ударом И-16 Виктора Талалихина

Советскому летчику повезло, он не погиб, смог выбросится из потерявшего управление самолета на парашюте, приземлился герой в речку Северку, самолет Талалихина упал в лес вблизи Мансурово (полевого аэродрома Степыгино, между Добрынихой и Мансурово расстояние около 4 км). Буквально на следующий день, по радио, объявили о подвиге отважного пилота. 

В советское время подвиг Виктора Талалихина не ставился под сомнение, в том числе и по причине того, что сбитый им He111 был сразу же найден и 8 августа осмотрен. При этом присутствовали как сам Талалихин, так и журналисты, в том числе и иностранные, которые фотографировали результат тарана.


Виктор Талалихин осматривает обломки, сбитого им таранным ударом, He111


Журналисты осматривают обломки бомбардировщика

В тот же день указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 августа 1941 года Виктору Васильевичу Талалихину было присвоено Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда № 347.

Слава обрушилась на героя буквально на следующий день после совершенного им подвига. Уже 7 августа была проведена пресс-конференция на московском мясокомбинате (ныне им. Микояна), где до поступления в военное училище работал Виктор. На конференцию пригласили в том числе и иностранных журналистов. Про подвиг писали в газетах. Например, 8 августа 1941 года в газете Красная Звезда была опубликованы заметка о бое проведенном Виктором Талалихиным, а также фотографии остатков сбитого самолета, трупов членов экипажа и даже фото найденное в вещах одного из погибших немецких летчиков.


Фотография найденная в вещах одного из членов экипажа, вероятно на заднем плане именно тот He111H-6, который сбил тараном младший лейтенант Виктор Талалихин


Погибший экипаж бомбардировщика He111 сбитого таранным ударом И-16 Виктора Талалихина

Талалихин выступал перед рабочими московских предприятий, его снимали для киносборников, в том числе в одной из съемок участвовала звезда советского кинематографа Любовь Орлова.


Виктор Талалихин и Любовь Орлова во время съемок киносборника.

Однако сегодня некоторые «специалисты» начали высказывать сомнения по поводу самого факта тарана и уничтожения Виктором Талалихиным немецкого бомбардировщика. В первую очередь «неверующих» смущало быстрое награждение Виктора Талалихина. Высказывалось мнение, что решение наградить было принято заранее, а упавший самолет просто приписали Виктору Васильевичу. 

Несмотря на всю абсурдность подобных сомнений, в интернете разгорелись жаркие дискуссии. Масла в огонь подлили найденные в 2014 году обломки И-16 Талалихина, в патронных ящиках которого остались 12,7-мм боеприпасы пулемета БС. И тот факт, что в импровизированной могиле членов экипажа He111, которую обследовали в 2016 году, обнаружили останки только 4 человек…

Итак, основные претензии сводились к следующим моментам:

1. Быстрое награждение В.В.Талалихина, чего якобы не могло быть по бюрократическим причинам;

2. Экипаж He111 составляли 5 человек, а так как в могиле обнаружили остатки только четверых, что зафиксировано и на фото 1941 года, то вероятно, что это просто тела погибших в другом месте немецких летчиков, привезенных на место якобы сбитого Талалихиным самолета;

3. Виктор Талалихин на камеру говорил, что расстрелял все патроны, после чего таранил самолет противника, но в обломках самолета остались патроны. Значит Талалихин лгал.

Ну и как итог измышлений – ни какого тарана не было, и все это было придумано для пропаганды. 

Комплект документов 6-го ИАК ПВО, дают довольно точную хронологию событий. И-16 Талалихина стартовал в 22.55 по Московскому времени после нескольких безуспешных попыток сбить самолет противника, в том числе стреляя реактивными снарядами. Виктор Васильевич таранил самолет противника около 23.30.

Описание боя из документов 6-го ИАК ПВО

Сам Виктор Талалихин об обстоятельствах боя и мотивах, побудивших пойти на таран записал в нескольких интервью. 


Интервью данное Виктором Талалихиным корреспонденту газеты Красная Звезда, по горячим следам 7.08.41г.

Вот как сам он рассказал о произошедшим буквально через несколько часов после тарана:

«Немецкий самолёт был замечен на высоте 4500 метров в районе деревни Н. Мне приказали перехватить врага, и я немедленно вылетел наперерез ему. Вскоре я увидел слева от себя вражескую машину. Запас скорости у меня был очень большой, и я свободно настиг фашистского стервятника. Приходилось даже убавлять газ, чтобы не обогнать немца, хотя он, как говорят у нас, «летел на всю железку». Потом я зашёл неприятелю в хвост и первой же пулемётной очередью повредил правый мотор. Бомбардировщик развернулся и бросился наутёк от Москвы.

Преследуя уходящий самолёт, я расстреливал его из пулемёта. Но, видно, «беглец» был из опытных. Он упорно увёртывался от огня и шёл вперёд, хотя и со снижением. К этому времени у меня кончились боеприпасы. Принимаю решение: таранить. Стараюсь подойти к немцу поближе и винтом отрубить ему хвост. Когда до врага осталось метров 10–15, из хвостовой точки неприятельского самолёта засверкала пулемётная очередь. Пули пролетели с правой стороны кабины, обожгли руку. Тогда я со злостью сказал себе: «Вас четверо, я один. Посчитаемся». Дал газ и врезался в фашистский самолёт.


Схема воздушного боя

От удара мой самолёт перевернулся на спину. Надо прыгать. Высота 2500 метров. Выбираюсь из кабины с парашютом, делаю затяжку на 800–900 метров. Ясно слышу гул своего самолёта, пролетающего мимо меня. Когда парашют раскрылся, я увидел горящий бомбардировщик противника, устремившийся к земле. Приземлился я удачно, и первое, что захотелось узнать, — который сейчас час. Всматриваюсь в циферблат своих часов. Оказывается, при ударе они остановились. Стрелки показывают 23 часа 28 минут. Деревня, возле которой я опустился, находится в 35 километрах от Москвы. Колхозники по-братски встретили меня: быстро перевязали руку, переодели, напоили молоком и помогли добраться до ближайшей воинской части.

После небольшого отдыха поехали к месту падения немецкого бомбардировщика. Среди обломков машины лежали четыре трупа. На шее одного лётчика — вероятно, стрелка — видна рана: пуля прошла навылет. Командиром экипажа оказался офицер, награждённый «Железным крестом» за польскую кампанию 1939 года и особым отличительным знаком за Нарвик. Мы нашли в кабине самолёта план Москвы, личные документы экипажа, оружие, взятое на случай обороны при вынужденной посадке — «парабеллумы», «браунинги», ножи. Немцам не удалось сбросить свой смертоносный груз на Москву. На месте падения самолёта «Хейнкель-111» мы обнаружили много зажигательных бомб…»

Один из многочисленных советских плакатов, посвящённых подвигу Виктора Талалихина

Выдержка из политдонесения 177-го истребительного авиаполка: 

«Сообщаю, что в ночь с 6-го на 7.08.1941 года примерно в 23.30 мл. лейтенант тов. Талалихин член ВЛКСМ при патрулировании в 7-й световой зоне на H-4500-5000 метров обнаружил самолёт противника ХЕ-111. После атаки из РС по самолету противника (три залпа) самолет противника задымил в правом моторе, повторил несколько раз атаку и израсходовал патроны пулеметов. Принял решение протаранить его.

Подойдя на 5-6 метров к хвостовому оперению самолета противника с расчетом винтом своего самолета отрубить хвостовое оперение самолета противника, в это время с самолета из задней турели была дана очередь по самолету мл. лейтенанта Талалихина. Мл. лейтенант Талалихин получил ожог правой руки. Видя, что самолет противника может уйти от него дал полный газ своему самолету и врезался мотором в хвостовое оперение самолета противника.

Самолет сгорел с полной бомбовой нагрузкой, экипаж 4 человека противника погибли, в том числе один подполковник, награжденный орденом Железного креста и медалью за Нарвик. Мл. лейтенант Талалихин, выбросившись на парашюте, благополучно приземлился, самолет мл. лейтенанта Талалихина при ударе о землю сгорел…»
 

Те самые Железный крест и медаль за Нарвик

Согласно донесения генерала-квартирмейстера, из боевого вылета не вернулся экипаж в составе:

1. Пилот фельдфебель Рудольф Шик (Flugzeugführer Fw. Schick, Rudolf);

2. Наблюдатель (штурман) лейтенант Йозеф Ташнер (Beobachter Lt. Taschner, Josef);

3. Наблюдатель лейтенант Ханс-Йохим Гетц (Beobachter Lt. Goetz, Hans-Joachim);

4. Радист унтер-офицер Ханс Франк (Bordfunker Uffz. Franke, Hans);

5.Механик фельдфебель Готфрид Пуршке (Bordmechaniker Fw. Purschke, Gottfried);

Именно тела четверых последних и были обнаружены рядом с самолетом.

Пилот Фельдфебель Шик двадцать один день шел из-под Москвы в сторону фронта, который в тот момент проходил в районе Ярцево и Ельни, но был взят в плен в районе Вязьмы.

Из протокола допроса, который производил 28 августа 1941 года младший политрук Шмаков:

Рудольф Шик, фельдфебель 26 эскадрильи, непосредственно подчинённой фронту. Командир её — майор Ферлустберг [искаженная записью на слух фамилия командира авиагруппы III./KG 26 майора Виктора фон Лоссберга (Viktor von Lossberg).  Пилот. 


Фельдфебель Рудольф Шик (Fw. Schick, Rudolf), фото сделано в плену, умер от туберкулеза в лагере для военнопленных в 1942 году

1 августа сего года вылетел из Парижа. В Бобруйске были 2 августа (на этом аэродроме находилось 30 бомбардировщиков). 5 августа вечером полетели на самолёте «Хейнкель-111» на Москву. Около Смоленска сделали вынужденную посадку из-за порчи мотора. На другом самолёте, тоже «Хейнкель-111», 6 августа снова полетели на Москву. Около 11 часов их самолёт под Москвой был подбит советским истребителем. Он спрыгнул с самолёта, остальные, вероятно, разбились вместе с самолётом. До гибели их самолёта эскадрилья потерь не имела.

С 6 августа из-под Москвы до самой линии фронта шёл пешком, и только 27 августа взят в плен. Шёл по нашей территории 21 день, причём питался картошкой, вырытой им в поле, и хлебом, который ему 8-10 раз давали местные крестьянки. В деревни заходил рано утром, просил «клепушка», дополняя это слово мимикой и жестами. При допросе в кармане найдено много крошек хлеба. Все свои документы и знаки различия уничтожил после приземления, желая скрыть своё имя и звание (если бы попал в плен). Один раз переходил через асфальтированное шоссе (наискось), перед этим снял свои сапоги и оставил их в лесу, т.к. образовались мозоли на ногах и иначе дальше он не мог идти.

О войне с СССР, которую не ожидали ни он, ни его товарищи, узнал 22 июня. Причины войны объясняет следующим: 1) Россия сосредоточила на границе с Германией 220 дивизий — с тем, чтобы напасть на неё; 2) Россия угрожает Финляндии и хочет её захватить. Желает победы Германии — иначе, говорит он, в случае поражения от Германии ничего не останется. Уверен, что Германия эту войну выиграет. За налёты на города Англии представлен к награде — Железному кресту 2-й степени.

Протокол допроса

История прогулки фельдфебеля Шика по советской территории в течение трех недель, несомненно, сюжет незаурядный. Однако не менее интересен и сам самолет, который пилотировал путешественник. Практически у всех, кто писал в последние годы про таран Талалихина, всегда возникал вопрос: почему в экипаже немецкого самолета два наблюдателя?

Ларчик открывается просто. Самолет, который таранил Виктор Талалихин, был оборудован навигационной системой X-Gerät, которая применялась для целеуказаний другим группам бомбардировщиков. Визуально такие самолеты отличались наличием дополнительной мачты антенны. 

Три группы бомбардировщиков, оборудованных подобной системой - I/KG28, III/KG26 и KGr100, объединенных штабом эскадры KG28, 19–20 июля 1941 года были переброшены на Восточный фронт специально для участия в налетах на Москву. 7-я эскадрилья, к которой принадлежал экипаж Тишнера, входил в состав III/KG26. He111 серьезно пострадал при падении и от него мало что осталось, хвостовая часть этого самолета экспонировалась на выставке трофейного вооружения в Парке культуры им. Горького. К сожалению, в документах не указан заводской номер и бортовой код этого самолета, и на фотографиях, сделанных на месте падения и выставке, видно, что код закрашен, как это часто делали с самолетами, участвовавшими в ночных полетах.

Остатки хвостовой части, выставленные в данный момент в Центральном музее Вооруженных сил и представленные как самолет, тараненый Талалихиным, при общей схожести повреждений и полосы идентификации имеют пятна окраски нижней части фюзеляжа, отличные от пятен, которые видны на самолете, который сфотографирован 7 августа и на выставке. Кроме того, у экспоната имеется часть бортового кода XX, к тому же нанесенный поверх желтой полосы, который так же не видно на фотографиях. Поэтому есть вероятность того, что эта хвостовая часть принадлежит другому самолету. А именно He111H-6 с заводским кодом KI+XX, заводской №4116.

Хвостовая часть He111H-6, на выставке трофейного оружия в ЦПКО им.Горького.

Примечательно, что из выборки двадцати пяти машин с кодами KI+XA - KI+XY, несколько штук попали как раз в III/KG26. К примеру один из этих самолетов из 8./KG26 (заводской №4115 заводской код KI+XW, код 1H+GS) был потерян в ночь с 27 на 28.07.41г. Интересно что на допросе Рудольф Шик рассказал о том, что на Восток он прибыл 1 августа. Есть вероятность, что он не лукавил, и в этот день он просто перегонял полученный на заводе новый бомбардировщик, на борта которого до 6 августа просто не успели нанести код подразделения.


He111H-6 с заводским кодом KI+XW заводской №4115 из 8/KG26, вероятно сразу после поступления в состав III/KG26, далее самолет получил код боевой части - 1H+GS


Реконструкция облика He111H-6 кодом KI+XX заводской №4115, хвостовая часть этого самолета экспонируется в ЦМВС Москва

Несколько слов относительно патронов, оставшихся в самолете. Виктор Талалихин пилотировал И-16 самой последней модификации - тип 29 №2921570, одной из особенностей этой модификации была установка пулемета БС калибра 12,7 мм. К сожалению, на поздних сериях И-153 и И-16 тип 29 эти пулеметы так и не смогли довести до приемлемой надежности. То, что Талалихин в горячке боя не верно определил причину отказа вооружения, вполне простительно. Проверить, закончились боеприпасы или пулемет заклинило, в воздухе было практически невозможно.

Ну и наконец, «мгновенное» награждение Виктора Талалихина и сопутствующая грандиозная пиар-компания случились по вполне определенной причине. К 7 августа налеты на Москву проводились противником уже более двух недель, и это могло повлиять на вопросы военно-технической помощи СССР от США и Великобритании, делегацию которых ожидали в Москве в ближайшие дни.

В ответ на действия Люфтваффе, советское военно-политическое руководство спланировало и уже на следующий день осуществило бомбардировки Берлина. Кроме этого, необходимо было показать западным партнерам эффективность ПВО Москвы, а также всю решимость советских летчиков бороться с противником. В этой ситуации таран, совершенный Виктором Талалихиным, оказался как нельзя вовремя. В итоге, именно его образ и был выбран в качестве эталонного героического бойца - летчика, который готов сражается с противником, не жалея собственной жизни.

Талалихин был не первым пилотом, который совершил таран в ночном небе нал Москвой. Первым стал его бывший однополчанин, летчик 27-го ИАП П.В. Еремеев. 29 июля на истребителе МиГ-3 таранным ударом он сбил бомбардировщик Ju88. Указом Президента Российской Федерации от 21.09.1995 года П.В. Еремееву посмертно присвоено звание Героя России. Тем не менее, подвиг Талалихина был достоин высокой награды, и лётчик совершенно заслуженно получил звание Героя Советского Союза.

К сожалению, В.В. Талалихин, прожил короткую жизнь, и погиб смертью храбрых в воздушном бою защищая Москву уже 27 октября 1941 года. Но память о нем всегда чтили в нашей стране. Про жизнь Виктора написаны сотни статей, названы улицы и населенные пункты. Автор публикации, имеет удовольствие почти каждый день проходить мимо прекрасного памятника Виктору Талалихину, установленного в Москве, в сквере на пересечении улиц Талалихина и Малой Калитниковской. А 1 июня 2015 года на месте падения легендарного И-16 состоялось торжественное открытие мемориального памятного знака.


Памятный знак на месте падения самолета Талалихина, после совершенного им тарана (фото предоставлено М. М. Поляковым)


Впервые статья была опубликована на портале WARSPOT 9 января 2019 года.

На сайте ТактикМедиа публикуется авторский вариант. (Редакция "ТМ")

Поделиться
Комментарии
Алексей Кукушкин
07.08.2022 17:48:17
Спасибо!!!
Александр Травников
09.08.2022 21:20:07
Лётчик - ночник, с довоенной выучкой и боевым опытом, не много тогда таких было. Позиционируется, что до момента своей гибели сбил 5 лично и 1 в группе. Причём 3 победы Не-111 и 1 - Ме-110.
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.