Воздушный таран в небе Карелии

30 июня 2023

Михаил Тимин

2

1037

Воздушный таран в небе Карелии

Советско-финская война 1939-1940 гг. была, пожалуй, первым конфликтом в истории СССР, в котором применение авиации было широкомасштабным и велось на огромной территории от Балтийского до Баренцева моря. Всего с 30.11.1939 по 13.03.1940 советские ВВС совершили 84307 боевых вылета, 92 авиатора получили звание Героя Советского Союза, в том числе комбриг С.П. Денисов стал дважды Героем.

К сожалению, в когорту Героев Советского Союза не вошел пилот 49-го ИАП лейтенант Яков Филиппович Михин, который, несомненно, был достоин этого высокого звания – 13 февраля 1940 года он таранил финский самолет, причем таран подтверждается финскими источниками.

В советском журнале «Смена» за февраль 1941 года была опубликована статья о воздушном бое, который провели 13 февраля 1940 года пилоты так называемой группы А.Г. Ткаченко (5-я эскадрилья 49-го ИАП и 2-я эскадрилья 72-го САП). Эта заметка была впервые напечатана 15 февраля 1940 года в красноармейской газете «Ленинский путь», так сказать, по горячим следам. В статье было описано, как в схватке лейтенант Михин столкнулся с финским самолетом, причем этот эпизод автор публикации описывает именно как воздушный таран, приводя неопровержимые данные:


Страница журнала «Смена» за февраль 1941 г. со статьей про подвиг летчика Михина Увеличенное фото лейтенанта Михина на фоне хвостового оперения его И-16. Подпись гласит: «Летчик Михин вернулся после воздушного боя на полевой аэродром». Автор фото — фронтовой корреспондент Л. Коробов

«Вчера в нашей газете сообщалось о воздушном бое, произошедшем между советскими и белофинскими истребителями, во время которого было сбито четыре белофинских самолета. Подробности боя на одном из участков, где было сбито два самолета, таковы. Нашим истребителям была поставлена задача – разведать и бомбить важный военный объект белофиннов. Группу истребителей вел летчик-орденоносец Кочмала.

На подходе к цели наши самолеты были встречены несколькими истребителями типа «Фоккер Д-21», которые пытались помешать выполнению боевой задачи. Тогда летчик Федотов и летчик Михин атаковали белофиннов, остальные, ведомые Кочмалой, настойчиво шли к своей цели. Летчик Михин произвел несколько стремительных атак и ударом крыла отсек у финского истребителя хвостовое оперение. «Фоккер» перешел в штопор и врезался в землю. От сильного удара самолет Михина содрогнулся, часть крыла деформировалась, но, несмотря на это, смелый летчик благополучно посадил самолет на свой аэродром.»

 
Подпись к снимку гласит: «Летчик Михин у своего моноплана после посадки на полевом аэродроме. Здесь собрались авиатехники и инженеры, изумленные необычайной поломкой крыла»

Летчик Федотов своими атаками помешал белофинским истребителям нарушить полет наших самолетов, что позволило им дойти до цели, разведать ее и сбросить бомбы.

На помощь белофиннам поднялось еще несколько самолетов, и скоро в воздухе оказалось одиннадцать белофинских истребителей против восьми наших. По сигналу Кочмалы наши самолеты вступили в воздушный бой. Летчики Мурзин, Заниздра, Согин смело нападали на белофинских стервятников. Скоро еще один самолет типа «Глостер-Гладиатор» был сбит, и, объятый пламенем, врезался в землю. Остальные белофинские самолеты разбежались по принципу «спасайся кто может».


Реконструкция внешнего вида И-16 тип 5 лейтенанта Я.Ф. Михина. Художник Александр Казаков

Почему в статье пишут, что участниками боя с советской группой были «Фоккеры Д-21», да и Михину по итогам боя тоже засчитали победу над «Фоккер Д-21», сказать сложно, – скорее всего, из-за банального отсутствия информации о наименованиях и типах самолетов противника. Довольно странно то, что Федотов не заявил победу в этом бою. Возможно, это произошло из-за того, что атака была выполнена в пикировании на высокой скорости, и будущий ас не был уверен в результатах стрельбы.

Тем не менее, в историческом формуляре 49-го ИАП этот эпизод трактуют довольно бесстрастно и именно как столкновение: «В воздушном бою с самолетом противника получил повреждение самолета от удара плоскостью. Произвел посадку на своем аэродроме благополучно». Судя по всему, сам автор тарана не счел нужным излишне раздувать свой героический поступок, кроме того, видимо, сыграло роль отдельное от штаба 49-го ИАП базирование группы Ткаченко, в результате чего нужного фона событию не мог обеспечить и политсостав полка. Отсутствие полноценного штаба группы Ткаченко послужило причиной того, что в российских архивах осталось минимальное количество документов о деятельности группы, в результате чего события 13 февраля освещены крайне скудно, однако из-за наличия статьи в журнале «Смена», а также отрывочных финских отчетов и воспоминаний хронику событий в целом можно попробовать восстановить.

В тот день шестерка бипланов И-15бис группы Ткаченко, ведущий старший политрук М.А. Кочмала (зам. командира 5-й эскадрильи 49-го ИАП), получила задание атаковать наземные цели в районе Вяртсиля, возможно, в том числе и аэродром финской эскадрильи 2./LLv 26. Прикрытие ударной группы осуществляла пара И-16 49-го ИАП (лейтенанты Я.Ф. Михин и А.А. Федотов).


Глостер «Гладиатор» Mk.II (GL-256) из состава 2./LLv 26, на котором 13.02.1940 летал Илмари Йонсуу (K. Keskinen, K. Stenman. «Suomen Ilmavoimat» II, 1941)

Упомянутая выше 2./LLv 26 в составе 9 истребителей Глостер «Гладиатор» (летчики Ойва Туоминен, Лаури Лаутамяки, Илмари Йонсуу, Пентти Тевя, Ниило Артола, и датские добровольцы Карл-Кнут Калмберг и Йорн Ульрих) во главе с лейтенантом Эйно Кивиненом, буквально за пять дней до этого, 9 февраля, сменила в Вяртсиля истребители «Фоккер» D.XXI из состава LLv 24. В составе группы были обстрелянные пилоты, имевшие на своем счету победы над советскими самолетами, в том числе один из лучших асов финских ВВС Ойва Туоминен. Истребители Глостер «Гладиатор» также ни в чем не уступали советским И-15бис и И-16 тип 5, кроме того, все английские самолеты были оснащены радио, что, несомненно, давало определенное преимуществом финским пилотам в воздушном бою.

Днем ранее, 12 февраля, пилоты 2./ LLv 26 отражали атаки советских бомбардировщиков, которые действовали по финским коммуникациям в районе северо-восточнее Сортовалы. 13 февраля финны ожидали продолжение налетов и держали самолеты в готовности к немедленному вылету, однако время шло, а сведений об обнаружении советских самолетов не поступало.

В 15:00 по московскому времени (финское время – 14:00) на взлет пошла пара «Гладиаторов», пилоты Туоминен и Лаутамяки были направлены для патрулирования в район ж/д станции Янисъярви. Далее, в 15:15 взлетел Йорн Ульрих. Напарник датчанина, к сожалению, не известен (возможно, он летел один), нет данных и о районе патрулирования.


Глостер «Гладиатор» Mk.II (GL-255) из состава 2./LLv 26, на котором 13.02.1940 летал Ойва Туоминен (K. Keskinen, K. Stenman. «Suomen Ilmavoimat» II, 1941)

Туоминен и Лаутамяки находились в воздухе около 30 минут, когда их терпение было вознаграждено – примерно в 10 км восточнее Янисъярви над озером Суйстамо они заметили группу советских бомбардировщиков и сразу же направились в сторону противника, предварительно сообщив об этом по радио на аэродром. Получив доклад, около 15:30 им на помощь начали взлетать дежурившие в самолетах с прогретыми двигателями Калмберг и Кивинен, а за ними стали запускать моторы остальные пилоты эскадрильи.

Однако заняться бомбардировщиками им не пришлось, так как практически сразу после взлета финны увидели подходившую с севера большую группу советских истребителей. По докладу финских пилотов их противниками стали 9 И-15, по другим данным они насчитали даже 30 советских бипланов! Времени на анализ ситуации и принятие решения у финских пилотов, видимо, просто не было, так как советские самолеты заходили в атаку на их аэродром, поэтому Кивинен и Калмберг сразу же атаковали группу «бисов». Это было роковое решение, так как находившиеся в группе прикрытия Михин и Федотов тут же стремительно атаковали финскую пару.


Реконструкция внешнего вида «Гладиатора» Ойвы Туоминена с предыдущего снимка. Художник Александр Казаков

Удар «ишачков» был абсолютно внезапным – финские пилоты так и не поняли, кто их атаковал, и сочли, что в составе советской группы были исключительно И-15. В итоге подбитый Федотовым Кивинен с трудом смог спланировать на свой аэродром и посадил поврежденный «Гладиатор» (бортовой GL-263), в котором позже насчитали 15 пробоин, а вот Калмбергу повезло гораздо меньше – его самолет был сбит, а сам датский доброволец погиб. Судя по описаниям, Михину сразу сбить противника не удалось. Финский пилот попытался схитрить и ввел свой самолет в пикирование, из которого вышел над самой землей, но Михин тоже был «стреляным воробьем», и уловка Калмберга не сработала. Когда он попытался набрать высоту, советский истребитель догнал его и ударил крылом. «Гладиатор» (бортовой GL-260), сорвался в штопор и упал в районе Хавуваары, в чем финские и советские описания совпадают.


Лейтенант Яков Филиппович Михин Лейтенант Карл-Кнут Калмберг (Carl Knut Kalmberg)

К сожалению, дальнейшие события восстановить в хронологическом порядке довольно сложно. Финские источники не упоминают об атаке советскими истребителями своего аэродрома, а вот из описания советских действий следует, что самолеты ударной группы таки смогли «дойти до цели, разведать ее и сбросить бомбы». После чего их якобы атаковали поднявшиеся с аэродрома финские истребители:

«На помощь белофиннам поднялось еще несколько самолетов, и скоро в воздухе оказалось одиннадцать белофинских истребителей против восьми наших. По сигналу Кочмалы, наши самолеты вступили в воздушный бой. Летчики Мурзин, Заниздра, Согин смело нападали на белофинских стервятников. Скоро еще один самолет типа «Глостер-Гладиатор», был сбит в, объятый пламенем, врезался в землю. Остальные белофинские самолеты разбежались по принципу «спасайся кто может».

А вот как выглядел этот эпизод по воспоминаниям финнов (из статьи А. Андреева «Ойва Туоминен», журнал «История Авиации» № 5/2000:

«Шесть советских истребителей встали в «испанский круг», приняв оборонительную тактику, в то время как одно звено отошло немного в сторону и стало набирать высоту. Именно это звено напало на пару Кивинен – Калмберг, когда те атаковали шестерку И-15бис. «Гладиатор» Калмберга получил несколько попаданий, и его пилот попытаться уйти пикированием, но это не удалось – в какой-то момент Калмберг попытался выйти из пике, резко переведя истребитель в кабрирование, но советские летчики сработали четко – когда самолет «завис», то получил новую порцию пуль. Видимо на этот раз был поврежден двигатель или убит пилот, так как «Гладиатор» быстро вошел в неуправляемый штопор и упал. Самолет командира финского отряда тоже получил повреждения двигателя, но Кивинен, введя свой биплан в пологое пикирование, сумел оторваться от преследователей и благополучно приземлиться в Вяртсиля. К тому времени бой почти утратил всякую управляемость и превратился в настоящую свалку, где каждый был сам за себя…»

В связи с таким описаниями трудно представить, что советские истребители сразу встали в круг, скорее соответствует действительности версия советской стороны, о том, что ударная группа, удачно прикрытая парой Михин – Федотов, дошла до своей цели и атаковала финский аэродром. Другое дело, что выполнили это советские пилоты не совсем удачно, что позволило финским пилотам поднять в воздух оставшиеся самолеты и атаковать И-15бис. Только после этого, вполне вероятно, советские пилоты встали в оборонительный круг.


Глостер «Гладиатор» Mk.II (GL-257) из состава 2./LLv 26, на котором 13.02.1940 был подбит в воздушном бою датский доброволец Йорн Ульрих (K. Keskinen, K. Stenman. «Suomen Ilmavoimat» II, 1941)

Надо отдать должное финским пилотам – они показали себя весьма достойными соперниками. Уступая советской группе в численности как минимум в два раза, финны, тем не менее, смогли разбить оборонительные построения и сбить самолет ведущего ст. политрука М.А. Кочмалы (для опытного советского летчика это был уже 93-й по счету боевой вылет). По финским данным, победу заявил Илмари Йонсуу (бортовой GL-256). Общая продолжительность боя, а вернее, нескольких боев и штурмовки, судя по всему, составляла около 30 минут и все события происходили в треугольнике Хавуваара – Вяртсиля – Кухиласваара. За это время на помощь своим сослуживцам успел вернуться вылетевший ранее на патрулирование Йорн Ульрих (один или в паре), но повлиять на исход боя датчанин не смог, сам попав под удар. Как следует из статьи: «Летчики Мурзин, Заниздра, Согин смело нападали на белофинских стервятников. Скоро еще один самолет типа «Глостер-Гладиатор», был сбит в, объятый пламенем, врезался в землю». На самом деле его самолет (бортовой GL-257) был только подбит, а сам Ульрих ранен. При попытке вынужденной посадки на лес в районе Кухиласваара около 16:15 «Гладиатор» был разбит окончательно и впоследствии не восстанавливался. Летчик оставался в финском госпитале до окончания войны, вернувшись в Данию, к тому моменту оккупированную немцами, летом 1940 года. По отчету 49-го ИАП, по результатам боя 13 февраля всем советским летчикам засчитали групповую победу над «Гладиатором», включая погибшего Кочмалу, но, вероятно, это сделали для придания трагической ситуации большего героизма, так как самолет Ульриха, судя по всему, сбили позже гибели советского ведущего.


Реконструкция внешнего вида «Гладиатора» Йорна Ульриха с предыдущего снимка. Художник Александр Казаков

Тем временем пара Туоминен – Лаутамяки выполняла поставленную задачу. Около 15:45-15:50 они атаковали девятку СБ, бомбившую станцию Суйстамо. Вот как рассказывает про это сам Туоминен:

«Находясь со старшиной Лаутамяки на патрулировании неподалеку от станции Янисъярви, заметил девять СБ, подходящих к восточной части Соанлахти в западном направлении, предупредил старшину Лаутамяки и пошел навстречу вражеским самолётам. Формирование противника сделало поворот на восток, и восточнее Соанйоки мне удалось вступить в контакт и обстрелять левого ведомого, который спикировал в лес, так же, как и следующий примерно минутой позже. Третий обстрелянный спикировал на этот раз в небольшое лесное озеро».

В результате боя финны заявили, что сбили от реки Соанлахти до Лоймолы три СБ, из них две победы пошли на личный счет Туоминена, а третий самолет был записан летчикам как победа в паре. Судя по советским документам, заявка Туоминена и Лаутамяки обладает стопроцентной достоверностью. Из оперативной сводки штаба ВВС 8-й Армии:

«5-я АЭ 9 СБ 15:37 Н=1100 бомбила разгружавшийся ж/д эшелон на ст. Суйстамо и скопление войск на вост. окраине Суйстамо. Сброшено 42 ФАБ-50, 240 АО-8.

В районе Лаймола эскадрилья атакована звеном истребителей. 2 СБ сбито огнем противника, 1 СБ сгорел. 1 СБ исчез, предположительно, сбит огнем противника. Огнем стрелков-радистов сбит 1 истребитель противника. Потери: всего не вернулось 3 СБ и ранен в ногу стрелок-радист старшина Холкин. 1 СБ имеет 12 пробоин и выведен из строя 1 мотор».


Федотов Андрей Андреевич, лейтенант, младший летчик 49-го ИАП, 1914 г.р. За советско-финскую войну награжден орденом Красного Знамени. Кочмала Михаил Афанасьевич, ст. политрук, заместитель командира эскадрильи 49-го ИАП по политчасти, 1908 г.р. Посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Не совсем понятным остается участие в этом бою датского добровольца Ульриха, который заявил что сбил два СБ примерно в это же время. В своем исследовании финские историки К. Кескинен и К. Стенман указывают, что победы Ульрих одержал в р-не Хавуваара, но это просто невозможно, так как никаких СБ там вообще не было, да и то, что Ульрих вылетел «по следам» Туоминена и Лаутамяки, говорит скорее за версию об его участии в атаке на 5-ю АЭ 39-го СБАП. Вероятно, не зря экипажи советских бомбардировщиков в своем докладе упомянули атаку именно звена истребителей!


Согин Федор Николаевич, командир звена 49-го ИАП, лейтенант, 1915 г.р. За советско-финскую войну награжден орденом Красного Знамени. Мурзин Сергей Анатольевич, младший летчик 49-го ИАП, мл. лейтенант, 1918 г.р. За советско-финскую войну выполнил 97 боевых вылетов с налетом 100 часов. Награжден медалью «За Отвагу».

Далее в районе Лаймолы 5-я эскадрилья 39-го СБАП соединилась в одну группу с 1-й эскадрильей того же полка, которая работала по соседней с Суйстамо станции Леппясюрья, после чего все последующие атаки финских истребителей были отражены без потерь. Из оперативной сводки штаба ВВС 8-й Армии:

«1-я АЭ 9 СБ 16:00 Н=1500 бомбили ж/д эшелон на полустанке Леппясюрья и 2 ж/д эшелона в 4 км западнее. Сброшено 53 ФАБ-100, наблюдали сильный взрыв в лесу сев.-вост. Леппясюрья. Эскадрилья в районе Лаймола была атакована звеном истребителей противника. Атака отбита, один истребитель сбит, загорелся, летчик выпрыгнул с парашютом».

Туоминен и Лаутамяки действительно продолжали преследовать группу советских самолетов, и по результатам погони Туоминену засчитали еще две победы в р-не Кивиярви, СБ и И-15. Из воспоминаний Туоминена:

«Со стороны Лоймолы подошли ещё девять СБ, которые присоединились к этому формированию. Я принял их сначала за истребители, и отстал немного, но сумел их догнать поблизости от Кивиярви и обстрелял правого ведомого, который после отстал. Обстрелянный второй очередью, он, загоревшись, упал на лёд у северного берега Кивиярви. В то же время со льда взлетел И-15, который я обстрелял прямо у кромки леса, в который он, загоревшись, упал. С земли обстреляли мой самолёт, в крыле две дырки. Мой самолёт GL-255».

Обе победы не подтверждаются советскими документами. Возможно, историю про бой с И-15бис Туоминен с Лаутамяки просто сочинили для того, что бы оправдать свое отсутствие в бою над аэродромом Вяртсиля. Интересно, что пилоты СБ 1-й и 5-й АЭ 39-го СБАП отметили сбитый финский истребитель – возможно это как раз был самолет Ульриха, который развернулся и ушел в сторону Вяртсиля, на защиту своего аэродрома, а его выход из боя советские экипажи приняли за потерю.


Схема боя в р-не Вяртсиля и преследования Туоминеном группы СБ

Расшифровка легенды схемы боя, приведенной выше: красная стрела – маршрут группы Кочмалы; синяя стрела – маршрут пары Туоминен — Лаутамяки; красный круг – район воздушного боя; красная бомба – атака аэродрома Вяртсиля; синий Х-I – место гибели Калмберга; синий Х-II – место вынужденной посадки Ульриха; красный Х-I – место гибели Кочмалы; красные стрелки с цифрами 5 и 1 — места бомбардировок 5-й и 1-й АЭ 39-го СБАП.

По итогам боя отметим, что ударная группа советских самолетов выполнила задание. К сожалению, ничего не известно об уроне, нанесенном финским наземным целям, и был ли он вообще. Пилоты 2./LLv 26 не смогли помешать налету, и в этом несомненная заслуга принадлежит паре прикрытия И-16 Михин – Федотов, которая эффективно выполнила свою задачу. Вышедшая в атаку на ударную группу пара «Гладиаторов» Кивинен – Калмберг была нейтрализована, один самолет сбит, а второй совершил вынужденную посадку из-за боевых повреждений. Не совсем понятно, участвовала ли пара Михин – Федотов в воздушном бою над аэродромом. Если судить по статье, то получается, что Михин ушел на свой аэродром, а Федотов продолжил бой в составе общей группы, но вполне возможно, что в последующем воздушном бою пилоты И-16 вообще не принимали участия. Тем не менее, дело было сделано, численное превосходство теперь было у советской группы, и оставшиеся у финнов 2-3 истребителя не могли помешать их атаке. Единственное что им удалось – это сбить один из И-15бис. Причем, вполне вероятно, что это стало возможно только после прибытия к месту боя Ульриха, который мог, был не один, а в паре с тем же Йонсуу. Только в результате атаки этой свежей пары погиб Кочмала, тем не менее, преломить ход боя финнам не удалось, и сбитый «Гладиатор» Ульриха лучшее этому подтверждение. Конечно, вряд ли финны «разбежались по принципу «спасайся кто может», но и советским истребителям явно никто не мешал спокойно возвратиться на свой аэродром.

Наверняка, результат боя был бы другим, вернись вовремя к Вяртсиля пара Туоминен – Лаутамяки, но они предпочли продолжить атаковать беззащитные СБ, в чем, собственно, изрядно преуспели.

Что касается непосредственно тарана Михина – очевидно, что он вцепился в Калмберга мертвой хваткой и явно не собирался выпускать. После первой атаки советский пилот следовал за «сбитым» «Гладиатором», и при попытке датского добровольца выйти из пике вновь атаковал его и вогнал в землю. Сказать со стопроцентной уверенностью, что Яков Филиппович Михин совершил преднамеренный таран, наверное, не правильно, однако по факту получился именно таран, причем результативный. Видимо, в силу собственной скромности Михин не «трубил о героическом таране», а руководство авиагруппы не оценило его поступок по неизвестным причинам. В итоге к званию Героя Советского Союза Михин даже не представлялся, хотя не секрет, что зачастую это звание в тот период получали за гораздо менее значимые подвиги.

В дальнейшем военная фортуна вполне благоволила Якову Филипповичу Михину. Он участвовал в ВОВ с 22 июня 1941 г. по 15 июля 1942 г., сначала в должности заместителя командира эскадрильи «родного» 49-го ИАП, затем командовал эскадрильей 293-го ИАП. Совершил 110 боевых вылетов, провел 25 воздушных боев, лично сбил 4 самолета, был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Что примечательно, 29 июня 1941 года Михин вновь совершил воздушный таран – на этот раз он сбил в районе станции Идрица Псковской области немецкий бомбардировщик «Юнкерс» Ju 88. С июля 1942 года и до конца войны капитан Михин командовал эскадрильей 5-го перегоночного авиаполка, осуществлявшего поставки импортной авиатехники по Красноярской воздушной трассе в рамках ленд-лиза. После войны Яков Михин дослужился до должности командира полка и звания полковника. Умер в 1958 году.

Судьба других советских летчиков, участвовавших в бою, была менее завидной — впереди была кровавая и изнурительная Великая Отечественная.

Андрей Федотов с весны 1941-го был назначен адъютантом 2-й эскадрильи полка, далее командиром эскадрильи, инспектором по технике пилотирования. Последняя должность — командир 63-го Гв.ИАП. Совершил за время ВОВ более 200 боевых вылетов, сбил лично 18 и в группе один самолет противника, Герой Советского Союза. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной Войны I степени, Красной Звезды. Погиб в воздушном бою 15 декабря 1943 года.

Федор Согин тоже пошел на пошвышение перед Великой Отечественной, и стал заместителем командира эскадрильи. Не вернулся из боевого вылета 18 августа 1941 г. Дальнейшая судьба Сергея Мурзина по документам не прослеживается.

Отдельную благодарность автор выражает Олегу Киселеву за предоставленные сведения из оперативных сводок ВВС 8-й Армии и журнала боевых действий Lentorykmentti 2, и художнику Александру Казакову за реконструкцию внешнего вида самолетов – участников боя 13.02.1940.


Статья была впервые опубликована на сайте WARSPOT . На нашем сайте публикуется с согласия автора. (Прим. редакции).  


Источники:

  1. РГВА, фонд 34912, опись 3, дело 382. Исторический формуляр 49-го ИАП.
  2. K. Keskinen, K. Stenman. «Suomen Ilmavoimat» II, 1941.
  3. А. Андреев «Ойва Туоминен», журнал «История Авиации», № 5/2000.
Материал входит в цикл:
Поделиться
Комментарии
Михаил Скородумов
30.06.2023 14:13:03
Спасибо. С удовольствием перечитал  
Михаил Тимин > Михаил Скородумов
16.07.2023 13:46:50
На здоровье!!!
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.